ЛюдиМедицина

Неслучайная история студентки, которая помогает семье с ребенком-инвалидом

Ресурсный центр добровольчества Самарской области проводит акцию «Неслучайные истории»: рассказывает про волонтеров, про людей, которым они помогают, про общественные организации. Мы присоединились к этому проекту.

Ольге Сарандаевой 24 года. Она заканчивает учебу в Самарском государственном медицинском университете и параллельно занимается волонтерской работой. С августа 2019 года девушка посещает семью, в которой воспитывают тяжелобольного ребенка. Мы встретились со студенткой, чтобы узнать о волонтерской работе и паллиативной помощи детям.

— Ольга, как ты стала волонтером?

— Однажды я увидела объявление благотворительного фонда «ЕВИТА» о том, что они набирают волонтеров на обучение. Побывала на нескольких занятиях, там поясняли, как нужно общаться с детьми, которым требуется паллиативная помощь. Мы узнавали, что им можно, а что нельзя.

У нас даже было занятие, на котором выдавали специальные очки. Мне достались те, через которые было видно только яркие цвета. Так я могла посмотреть на мир глазами ребенка со сложным диагнозом.

После обучения предоставили выбор: пойти к пациентам домой или в больницу. Я выбрала семью Димы Липашева, созвонилась с его родителями и договорилась о встрече.

— Расскажи про Диму.

— Ему восемь лет. Основные диагнозы: внутриутробная гипоксия с поражением центральной нервной системы, тетраплегия и тетрада Фалло. Он не двигается и не говорит, при этом у него возникают кратковременные спазмы. Иногда мальчик пытается издавать звуки. У Димы плохое зрение, но он может фиксировать взгляд на телевизоре, реагирует на яркие цвета. Если ему дать
игрушки со звуком, то он может поворачивать голову в сторону источника.

Информация о мальчике есть в открытом доступе в интернете — фонд помогает собирать деньги для реабилитации. Если кто-то захочет поддержать Диму, реквизиты для перечисления средств найдет без труда.

— Чем ты помогаешь своему подопечному?

— Для семьи Димы очень важно найти время, чтобы переделать домашние дела. Когда я прихожу к ним, первые пять минут сижу с Димой и его мамой, чтобы мальчик привык, вспомнил меня. Потом мама уходит, и я начинаю с ним общаться, показываю игрушки, могу посадить себе на колени. Рассказываю свои истории, объясняю, чем занималась сегодня, обычно провожу с ним три часа. Его мама говорит, что после такого общения Дима лучше себя чувствует. Также я могу поднять его на руки и покачать как малыша. Он не выглядит на свой возраст, а ухаживать за ним нужно практически как за грудничком.

— Это первая семья, которой ты помогаешь?

— Да. Я даже не ожидала, что мне это понравится. Сначала думала, что испугаюсь и откажусь, но в итоге осталась. При этом каждый раз, когда я вижу Диму, во мне что-то переворачивается. Но это не жалость, это другое чувство, приятное, понимание того, что могу дарить любовь.

— Наверное, сложно было привыкнуть к новой обстановке, к правилам в чужом доме. Как ты преодолела этот психологический барьер?

— Изначально страх был. Казалось, что будет сложно находиться в незнакомой обстановке, с незнакомыми людьми. Потом я все-таки набралась храбрости. К тому же в доме приятная и теплая атмосфера. Родители Димы — очень дружелюбные люди. Они расположили меня к себе. В первый же день я поняла, что хочу как можно чаще находиться там.

— Кто кроме тебя еще посещал волонтерские курсы?

— В группе было примерно два десятка человек разного возраста. Были и мои ровесники, но в основном люди постарше, за 30. Кто-то специально пришел учиться, чтобы потом правильно обращаться с собственными детьми, у которых есть патологии.

— Волонтерство дает какие-то преимущества при устройстве на работу?

— В плане учебы и трудоустройства никаких плюсов нет. Скорее это занятие для людей, которыми движет внутреннее желание, стремление саморазвиваться. Одна девушка из медицинского вуза сказала, что для нее важно понять, как себя чувствуют маленькие пациенты, потому что она занимается психиатрией.

— А ты на кого учишься?

— На врача общей практики, буду участковым терапевтом. Затем поступлю в ординатуру на акушерагинеколога. Хочу помогать бесплодным женщинам родить. Главное — понять причину. Часто проблемы, из-за которых не получается завести ребенка, связаны с психосоматикой. Многим здоровым женщинам ставят диагноз «бесплодие неясного генеза». Это значит, что причина в голове.

— Планируешь на начальном этапе работать в поликлинике?

— Да, считаю, что это хороший опыт. Конечно, я могла бы не работать в поликлинике, а после ординатуры сразу устроиться гинекологом. Но это не про меня.

— Молодые люди хотят быть участковыми? Эта специальность, кажется, считается не самой престижной.

— Действительно, есть ребята, которые хотят работать в первичном звене, ведь сейчас ощущается нехватка таких специалистов, и в модернизацию поликлиник вкладывают много средств. Профессия сложная, приходится каждый день общаться с большим количеством людей. Этим она может отталкивать. Но в вузе нас учат, как общаться с людьми в стрессовых ситуациях, как держать себя в руках. Специалист не должен показывать, что раздражен. Необходимо всегда объяснять пациенту, как ему правильно лечиться. Некоторые этого не делают, поэтому больные возвращаются и много раз переспрашивают.

Еще я работаю медсестрой в больнице имени Середавина — в отделении патологии новорожденных и недоношенных детей. На неполную ставку. Могу приходить на одно суточное дежурство в неделю или суточное вместе с ночным.

— Что входит в твои обязанности?

— Палатная медсестра заполняет документацию, раскладывает препараты, а также ухаживает за малышами, которые находятся в больнице без матерей. Мы кормим малышей смесями. В зависимости от диагноза детей проводим различные процедуры. Кроме того, делаю внутривенные инъекции, внутримышечные и многое другое. На этой работе я понимаю, что действительно хочу помогать людям.

Ольга Сарандаева и другие волонтеры проходили обучение на базе комплексного центра социального обслуживания населения, который располагается на улице Ленинской, 150.
Метки

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение