75 лет ПобедыИсторические версии

Боевой путь Михаила Волкова: для него война началась с парада. Часть 2

Не так давно корреспондент нашей газеты Татьяна Гриднева познакомилась с представителями замечательной самарской семьи Никитиных.

Ее глава Алексей Викторович рассказал о своем деде — гвардии полковнике Михаиле Ивановиче Волкове. А дочь героя Галина Михайловна подарила книгу «Память о войне 1941 — 1945 годов», созданную на основе мемуаров отца.

Произведение было издано в этом году. Один из самых потрясающих эпизодов книги — описание парада, который состоялся на площади имени Куйбышева 7 ноября 1941 года. Вспомним об этом событии вместе с очевидцем.


Боевой путь Михаила Волкова: для него война началась с парада. Часть 1


Благодарность от Ворошилова

7 ноября 1941 года в Куйбышеве состоялся военный парад. Его открывал сводный батальон начальствующего состава центрального управления Наркомата обороны. В основе шествия были 65-я и 239-я стрелковые дивизии. Кроме того, по площади проехала колонна из 206 автомашин. Также в параде принимали участие начсостав и курсанты Куйбышевской военно-медицинской академии, 40-й прожекторный полк, сводный батальон моряков Краснознаменной Амурской флотилии, 84-й и 85-й морских стрелковых бригад, войска НКВД. Праздничную атмосферу поддерживала бравурная музыка оркестра.

На трибуне стояли члены правительства. Командовавший ротой связистов Волков сразу выделил среди них Михаила Калинина. По правую сторону трибуны находились представители дипкорпуса, эвакуированные в Куйбышев, по левую — рабочие и служащие.

7 ноября 1941 года в Куйбышеве состоялся военный парад в честь 24-й годовщины Октябрьской революции. Он был одним из трех, проведенных в СССР в тот день, — наряду с московским на Красной площади и воронежским. В шествии участвовали стрелковые дивизии, которые в то время перебрасывали по железной дороге из восточных регионов на фронт. Ряд историков высоко оценивает значение парада в Куйбышеве. Его считают одним из факторов, оказавших влияние на политику союзников Германии в отношении СССР в ходе первого года войны.

Руководил шествием командующий 60-й армией генерал-лейтенант Максим Пуркаев. Принимал парад маршал Советского Союза Климент Ворошилов. После отдачи рапорта военачальники объехали войска и поздравили бойцов с праздником. Затем Ворошилов поднялся на трибуну и произнес речь. По ее окончании прозвучал салют из 40 артиллерийских залпов. По команде Пуркаева начался торжественный марш. Из воспоминаний Михаила Волкова:

«Снегу было много, стоял сильный мороз. Мы были в железных касках, одеты и обуты, нам хоть бы что, а вот дипломаты — англичане, американцы, японцы — прыгали как зайцы…Принимал парад Климент Ворошилов на своем рыжем коне, передние ноги животного были перевязаны белой марлей. Он выезжал из сквера, что против института ВНИИ. Наша рота связистов шла первой. Земля дрожала у нас под ногами. Мы получили благодарность от товарища Ворошилова. 239-я стрелковая дивизия прошла образцово».

Большое впечатление и на зрителей, и на участников оказали проехавшие по площади новые танки и пролетевшие в небе самолеты. Казалось, что участникам воздушного парада не будет конца. В нем была задействована техника восьми запасных авиаполков и пяти авиашкол, дислоцировавшихся на территории округа.

Бойцов, ожидавших отправки на фронт, охватило воодушевление. Вернувшись в казармы, они живо обсуждали грандиозный парад. Ну а представители посольств отправились строчить отчеты о том, что мощь русской армии явно недооценивается.

Прощальный митинг

8 ноября был предусмотрен отдых. А 9-го состоялся прощальный митинг. По воспоминаниям Михаила Волкова, дальневосточные дивизии построили буквой П. Из материалов для военного моста саперы сделали трибуну. На нее поднялись Михаил Калинин, Климент Ворошилов, командир 239-й дивизии Гайк Мартиросян и другие командиры. Они понимали, насколько важны солдатам и офицерам искренние слова напутствия.

Волков пишет в своих дневниках:

«Ах, сколько нам силы придал своей речью М.И. Калинин — говорил доступно, просто, жаловался, почему он в Куйбышеве, хвалил красноармейцев и сержантов и бранил нас, офицеров… Мы все тогда выискивали новое, как бить немцев. Он запросто нам объяснил, сказал, что ордена и медали мы должны получать в Москве, но не в Куйбышеве.

Еще ярче и доступнее нам рассказал К.В. Ворошилов, как бить фашистов, как они под Ленинградом с Ждановым взяли по истребительному рабочему батальону и гнали фрицев 17 -18 км. Я не мог без волнения слушать их простых слов, они нас учили, как нужно поступать с коварными врагами, что уже пришли к стенам революции — к Ленинграду и Москве».

10 ноября было отведено на сборы в дорогу, и на следующий день на рассвете началась погрузка в вагоны. 21 эшелон двинулся в направлении Москвы. Бойцам хотелось быстрее добраться до места назначения, чтобы помочь своим, не дать врагу дойти до столицы СССР. Но на сей раз эшелоны подолгу задерживали, так как все железнодорожные станции были забиты составами, следующими в обратном направлении, в тыл, вагонами с оборудованием и беженцами.

Дорога до Москвы

Нестерпимо долго тянулось время в дороге. Бойцы обменивались вестями из дома. Рассуждали и о том, чем немцы отличаются от солдат японской армии. Предполагали, какая у них может быть тактика ведения боя. Вдруг во время вынужденной остановки недалеко от станции Барыш молодые солдаты побежали посмотреть на военнопленных: какие они, эти фрицы, какая у них форма. Уже участвовавшие в военных действиях отговаривали новичков: «Ну зачем вам это?» А те отвечали: «Как же иначе? Нам нужно знать врага — кого бить».

Чувствовалась близость фронта. 14 ноября эшелон прибыл в Рязань. Накануне немцы бомбили город. Сердце Михаила Волкова сжалось: народ рязанский был сникший, печальный, с испуганными лицами, редко кто появлялся на улице, все попрятались в ожидании нового налета. В этот же день пришло известие, что состав с 817-м стрелковым полком сумел проскочить до станции Узловой, там солдаты быстро выгрузились и с ходу вступили в бой.

Остальным полкам и батальону связи Волкова приходилось выгружаться в Рязани, так как железная дорога была перерезана. Во время выгрузки войск произошел авиационный налет. По свидетельству Михаила Волкова, Рязань бомбили 10 самолетов, они разрушили четыре здания, были и жертвы. Из дневников Волкова:

«В эту же ночь мы выступили марш-броском Рязань — Сталиногорск 150 км. Шли ночь, день и
ночь с задачей занять рубеж обороны Узловая — Сталиногорск, не допустить продвижения танковых колонн Гудериана».

Утром 17 ноября дивизия заняла оборону на заданном рубеже и вступила в бой. В первый же день в батальоне связи было уже 19 раненых и двое убитых.

В дороге провожу занятия, особенно меня беспокоила штабная рота (радио, телефон), организация связи в стрелковой дивизии при обороне и в наступлении. Вел беседу с радистами Рыжих, Соколовым, Велижаниным, Назаренко — они подали заявления в партию. Дал рекомендации Налобину, Чазову (убит 21 ноября 1941 года в боях за Сталиногорск), Колмогорову и Назарову Из дневников Михаила Волкова:

Окончание следует.

Метки

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение