Исторические версииИстория

История Леонида Ященко: похищение дочки вице-губернатора и памятник Александру II

В одной из социальных сетей мне посчастливилось познакомиться с удивительным человеком — Марией Ященко. Жительница Нижнего Новгорода время от времени выкладывает воспоминания своего отца, Александра Леонидовича, о судьбах членов семьи.

Дополняет их собственными размышлениями и архивными документами, которые добывает лично или с помощью самарских краеведов Романа Сараева и Игоря Махтева. Хочу в общих чертах познакомить читателей с этим богатейшим материалом. Тем более что речь идет о людях, сыгравших большую роль в жизни нашего города.

Из книги Марии Ященко

«И остави нам долги наша»:

Я любила смотреть старый тяжелый альбом с семейными фотографиями и удивлялась красоте лиц, сейчас бы я сказала, их духовности. Вот седой старик с молодыми глазами.

— Бабушка, это кто?

— Твой прапрадед Леонид Нестерович Ященко, дед Лени.

Леня — это мой дед, муж бабушки.

— А это кто?

Я вижу простое лицо с умными глазами и в костюме, который как-то не очень подходит к лицу.

— Это тоже твой прапрадед, Николай Федорович Дунаев, отец твоей прабабушки Марии Николаевны, жены отца Лени.

— Тот самый Александр Леонидович, который ездил в Австралию?

— Да.

Скандальное происшествие

В 1864 году вся Самара обсуждала только одно происшествие. Ссыльный хохол, бывший заключенный, недавно выпущенный из Петропавловской крепости, умыкнул дочку самого вице-губернатора, да и тайно обвенчался с нею! Это был настоящий скандал. Отец не успел прервать церковный обряд, так как хитрец-жених подпилил колеса у экипажа тестя. И делать было уже нечего. Потомственному дворянину Дмитрию Микулину пришлось уступить воле страстно влюбленной дочери. Впрочем, самозванец-зять не посрамил его. Леониду Ященко была уготована карьера ведущего самарского юриста и крупного общественного деятеля. Однако в момент, когда вице-губернатор, починив наконец колеса своего тарантаса, доехал до церкви и увидел, как новобрачных обводят вокруг аналоя, ему пришлось несладко.

Вот как пишет о происшествии правнук отчаянного жениха Александр Ященко:

«…Вывалившийся из брички вице-губернатор, окруженный клубами едкой дорожной пыли, отчаянно потрясал кулаками: как, его дочь, потомок рода, возводившего свое начало к чингизитам, обманута, украдена каким-то бессовестным хохлом! Позор! Позор на всю губернию!»

Ссылка в Бугульму

В Самарскую губернию бывший студент Московского университета Леонид Ященко приехал не по своей воле. Он был выслан. В 1861 году как участника народовольческого студенческого кружка Заичневского — Аргиропуло Леонида арестовали. В 1862-м суд Сената приговорил Ященко к заключению. Так называемое «дело двадцати семи», по числу участников кружка, было очень громким. После отбытия наказания бывшего узника выслали в Бугульму Самарской губернии под надзор полиции. Герцен в своей газете «Колокол» не раз отмечал высокую честность Ященко: будучи под следствием, он не выдал ни одного из членов подпольной организации.

Александр Ященко в своих воспоминаниях указывает: «Прадед был фигурой незаурядной, романтической. Ужасы Петропавловской крепости известны достаточно хорошо. Леонид Нестерович, войдя в нее цветущим человеком, вышел калекой с отбитыми царскими жандармами почками, седой, как первый ноябрьский иней».

В Бугульме Ященко работал учителем в школе и был приглашен в качестве домашнего учителя в загородное поместье Микулино давать частные уроки дочери самарского вице-губернатора. Вера Дмитриевна увлеклась романтическим героем-революционером и дала согласие на побег из родительского дома. Кстати, упреки ее отца в том, что жених без роду без племени, были необоснованными.

Дом Ященко в Самаре, улица Фрунзе, 57. Фото Владимира Пермякова

Правнук сообщает: «Род Ященко несколько раз лишался потомственного дворянства — сначала польского, потом российского. Согласно семейным преданиям, впервые его был лишен мой отдаленный предок, запорожец, принимавший активное участие в восстании Богдана Хмельницкого. Лишение польского шляхетства было воспринято им с полнейшим равнодушием, с таким же равнодушием отнесся к лишению российского дворянства мой прадед Леонид Нестерович Ященко, народоволец».

Адвокатская карьера

Войдя таким необычным образом в семью одного из самых высокопоставленных чиновников Самары, Леонид в 1865 году поступил на государственную службу по акцизному ведомству. Затем, сдав экзамен при Казанском университете, получив степень кандидата прав, стал присяжным поверенным. О дальнейшей его карьере повествует большая статья-некролог, напечатанная в самарской прессе после смерти Ященко в 1913 году.

Наиболее крупные дела адвоката Леонида Ященко: Выиграл судебный процесс города с железной дорогой. Это пополнило городскую казну на 750 тысяч рублей. Деньги, отсуженные у железной дороги, стали фондом для благоустройства города. За счет них мостили городские улицы и разбивали скверы, строили электростанцию и проводили уличное освещение. — Удачно вел дела о башкирских землях. Его выводы о принадлежности этих территорий, сделанные после детального изучения темы в петербургских архивах, вошли в разъяснения, выпущенные Сенатом.

По оценкам современников, Леонид Нестерович был феноменально одаренным человеком. Отлично знал немецкий, французский, итальянский языки. Очень хорошо разбирался в уголовном праве Германии, Франции, Англии, Италии. Был председателем коллегии адвокатов.

Семья Леонида Ященко, адвоката и народовольца

Вскоре после учреждения первого в России Самарского земства избран гласным самарского уездного и губернского земства и плодотворно проработал в этом качестве 17 лет. Однако в 1890-х годах, протестуя против нового административного курса, ущемляющего свободу действий земства, бывший революционер сложил с себя полномочия. Ященко был также гласным самарской думы. Всегда поддерживал проекты, направленные на развитие города. Его можно назвать соратником Петра Алабина.

Вознестись над временем

Как ни парадоксально, именно Ященко был инициатором установки в городе памятника Александру II. Случилось это после покушения на него революционера-террориста. Слова Ященко, произнесенные на заседании самарской думы 26 марта 1881 года, свидетельствуют о том, что в конце жизни он пересмотрел свое отношение к революционному террору:

— В день вечного памятования усопшего отца Отечества попытаемся вознестись над временем и перенестись в ХХ, в ХХI столетия и очами того будущего взглянем на мартовские дни и четверть столетия, предшествующую им. И перед нами предстанет величественный образ царя-реформатора в ореоле мученической смерти… и потомки наши, неповинные в его страдальческой смерти, преклонятся пред его бессмертными деяниями, пред его славой, украшенной терновым венцом.

Краевед Игорь Махтев о Леониде Ященко:

Очень обидно, что в Самаре о таком ярком человеке мало знают. Он был инициатором установки памятника Александру II. И речь на его открытии говорил. Первым предложил использовать в строящемся городском театре электрическое освещение, а не газовое, как предлагал городской голова Алабин. Помогал бороться с голодом в Самарской губернии. Был славянофилом и собирал деньги болгарским и сербским ополченцам.

Продолжение следует.

Метки

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение