Спорт

Двухметровый «Гулливер» куйбышевского баскетбола

В 80-е годы прошлого века самарцы хорошо знали баскетболиста Александра Сизоненко. Летом 2019-го ему могло бы исполниться 60 лет. Но увы…

Уникальный юноша

Будущий центровой питерского «Спартака» и куйбышевского «Строителя» родился в простой семье в селе Запорожье Херсонской области 20 июля 1959 года. Мать продавец, отец — механизатор. Не великаны. Рост мамы — 160 см, отец и двое братьев — под метр восемьдесят. Когда Саше исполнилось семь лет, отец подарил ему ботинки 41-го размера. К концу года они стали маловаты. В 11 лет его рост был уже 170 см!

Родители забеспокоились и показали сына врачам. Вердикт неутешителен: акромегалия (гигантизм) из-за нарушения функций гипофиза, нужно хирургическое вмешательство. В восьмом классе он перенес две операции в Киеве (трепанация черепа). Но по-прежнему продолжал расти. После школы поступил в профтехучилище. На электрика.

Слух о небывалом гиганте дошел до гуру питерского баскетбола Владимира Кондрашина. Так Сизоненко оказался в спортинтернате. Юному 17-летнему великану с ростом 214 сантиметров прочили большое баскетбольное будущее. В питерском «Спартаке» о эпизодически появлялся на площадке три
сезона — с 1976 по 1978 годы. Звездный час пробил, когда Кондрашин рискнул ввести его в основу во время финала Кубка СССР в Клайпеде. В 1978-м. «Спартак» выиграл тот приз, за что Сизоненко получил высокое звание мастера спорта. И все же Саша был неуклюж, до команды мастеров явно не дотягивал. К тому же питерская погода явно не шла на пользу украинскому парню, страдавшему астмой. Кондрашин отдал молодого баскетболиста в куйбышевский «Строитель».

Другая жизнь

В Куйбышеве любители баскетбола в первую очередь ходили «на Сизоненко». Так продолжалось пять лет. Если гигант появлялся на площадке, это было настоящим баскетбольным шоу. Соперники не знали, как противостоять куйбышевскому гулливеру. А тот, приподнявшись на цыпочки, без прыжка рвал уникальным «данком» кольцо соперников сверху. Этот трюк больше напоминал цирковой номер. Именно тогда город заболел игрой в оранжевый мяч.

В Куйбышев приезжали гранды советского баскетбола, великие игроки. С возрастом Сизоненко уже не выдерживал больших нагрузок и стал эпизодически появляться на площадке. Начали прогрессировать травмы ног. А тут еще приключился гормональный сбой. Появилась одышка, ужасно болела спина, плюс диабет и еще куча болезней расшатывали организм. Сизоненко закончил с баскетболом и попытался жить на инвалидную пенсию в 63 рубля 50 копеек. И это после зарплаты в 250 рублей в «Строителе».

К тому времени Саша получил прекрасную двухкомнатную квартиру на четвертом этаже в доме на проспекте Ленина, 3. Когда в июле 1985 года не стало наставника «Строителя» Генриха Приматова, Сизоненко оказался без моральной и финансовой поддержки. Частенько захаживал ко мне по соседству. Сначала из вежливости отказывался от угощения. А потом едва ли не со слезами признавался: денег катастрофически на питание не хватает. Поддерживали его вместе с соседями — любителями спорта по всякому — кто мешком картошки с собственного огорода, кто вилком капусты, а кто просто деньгами. Однажды Саша заявил: неделю питается только таблетками, и показал свой фиолетовый язык. Ничего ужаснее до сих пор не видел.

И тогда я решил рассказать эту грустную историю. В качестве рупора выбрал еженедельник «Собеседник». В то время он имел бешеный тираж, и его популярность была даже больше, чем у моего родного «Советского спорта». Майская публикация 1987 года «Человек на обочине, или Грустная история о том, как трудно быть «Гулливером», взорвала страну.

Вспыхнула любовь

Целый месяц Саша едва успевал отвечать на телефонные звонки и принимать гостей. Шли знакомые, малознакомые и вовсе незнакомые сочувствующие: чем помочь? Добрые люди — за давностью лет уже и не припомню, кто — изготовили Саше огромнейшую кровать по спецзаказу, которая заняла почти всю спальню.

Однажды, будучи у него в гостях, измерил длину — около трех метров. Сизоненко был счастлив. Сашу засыпали приглашениями из-за границы для участия в различных шоу великанов, он побывал в Японии. Чешская студия «Баррандов-фильм» пригласила на роль великана в «Храбром портняжке». Так постепенно началась его кинокарьера (он снялся в нескольких фильмах). В чешской картине-сказке «Семерых — одним ударом» сыграл самого большого великана. Однажды вместе с редактором информационных программ Куйбышевского телевидения Григорием Эйдлиным в прямом эфире вскрыли посылку из Киева. Там оказались огромные ботинки 58-го размера, сшитые для Сизоненко.

А еще через некоторое время женили Сашу в «Теремке» — самарском Дворце бракосочетания. Его избранницей стала студентка Светлана Гуменюк. Давняя Сашина подружка, прилетевшая из Ленинграда. Кстати, ее рост был всего 1 метр 65 сантиметров. Оказалось, что они давно знакомы. И как только она узнала о Сашиной беде, тут же примчалась. И вспыхнула любовь-морковь с новой силой. Вместе с Эйдлиным мы попросили у руководства телевидения старенький «носатый» автобус, чтобы туда могли поместиться Саша с невестой, и маленькой компанией поехали в ЗАГС снимать телепередачу о счастливом конце печальной истории.

Сберкнижка раздора

Увы, но в 1990 году произошла неприятная история, которая вынудила супружескую чету в одночасье покинуть Куйбышев. А случилось вот что. Денег на житье-бытье по-прежнему не хватало, и тогда они заняли в долг у зажиточной соседки крупную сумму денег. Сначала предложили купить ей в Ленинграде шубу, шапку и сапоги. Затем заняли якобы на первоначальный взнос на кооперативную квартиру. Затем на покупку автомобиля «Волга». Деньги проели быстро, а когда пришло время их отдавать, купили в газетном киоске пустую сберкнижку и вписали туда ручкой нужную сумму. Пошла соседка в банк — там и раскрылся обман. Возбудили уголовное дело против Светланы, Александр в нем проходил свидетелем.

Я был на заседании, когда объявили приговор в Октябрьском райсуде. Светлану признали виновной в совершении преступлений, предусмотренных статьей 147 частью 3 УК РСФСР и статьей 196 частью 1, и определили наказание — 3 года лишения свободы без конфискации имущества с отсрочкой исполнения приговора на 2 года. Деньги супруги соседке возместили полностью. Пришлось продать квартиру и от стыда подальше уехать в Питер, к родителям Светланы. Оставшиеся рубли вложили в долевку, да неудачно: строительная фирма прогорела, и денежки пропали.

С того времени семейная жизнь дала трещину. Денег на жизнь хронически не хватало. После рождения в 1994 году долгожданного сына Саши Светлана с Александром развелись. Спасибо, в тот непростой момент выручил питерский горспорткомитет и лично олимпийская чемпионка, бегунья Татьяна Казанкина. В очередной раз всей страной бросились Саше помогать. Общими усилиями выхлопотали у властей комнату в коммунальной квартире.

Плечо Самары

В 1990 году Сизоненко получил предложение войти в Книгу рекордов Гиннесса. Для этого требовалась обязательная справка о росте. Но он отказался. Ответил: «Я чучелом у вас тут стоять не буду!»

В октябре 2004 года в Питер из Самары приехала большая баскетбольная делегация на матчи Мировой лиги по баскетболу, где выступала женская ВБМСГАУ. После долгих лет мы встретились вновь. Саша выглядел неважно. С тросточкой и сгорбленный. Он вновь пожаловался на тяжелую жизнь, где светлым пятном был только сын. Губернатор Константин Титов, выслушав его печальную историю, решил Саше помочь и издал постановление, по которому Сизоненко с 2006 года каждый месяц стал получать из областной казны доплату к пенсии — 2 500 рублей. Типа губернаторской премии. Так Самара опять подставила плечо.

Сизоненко ушел из жизни 5 января 2012 года, тихо, во сне. Рядом был только 17-летний сын-школьник. Совершенно обычного роста. 9 января легенду самарского и российского спорта похоронили на Северном кладбище Петербурга.

Метки

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение