Культура

Каким будет первый спектакль нового сезона в Театре оперы и балета

Впервые самарской публике представят «Любовь к трем апельсинам». Режиссер-постановщик спектакля Наталья Дыченко рассказала о музыке Сергея Прокофьева, сказке Карло Гоцци и о труппе.

Заинтриговать, заинтересовать

— Вы впервые будете ставить «Любовь к трем апельсинам»?

— Да. Но я хорошо знаю эту оперу. Сложное для постановки произведение. Много действующих лиц, смен действия, яркая музыка. Это интересно и сложно одновременно. Поэтому я с удовольствием согласилась на предложение самарского театра.

— У Прокофьева как у композитора есть особенности, которые накладывают обязательства на режиссера?

— У его музыки свой темпоритм, своя окраска, свои характеристики, очень яркая образность. В первую очередь при постановке мы идем от партитуры. Но при этом мне очень интересна литературная основа. Хотим мы того или нет, композитор пишет музыку на определенный текст. Очень люблю заниматься словом. Важно найти гармонию слова и музыки.

— В сказке Гоцци «Любовь к трем апельсинам» много «игры в театр», масок, метафор. Не помешает ли это зрителям увидеть в героях настоящих людей?

— Меня всегда в любой форме интересуют человек и его сущность, его глубина и его проявления. В тексте есть место, когда Фарфарелло спрашивает: «Ты настоящий маг? Иль только театральный маг?» И получает ответ: « Я маг театральный, а также настоящий».

— Интересная история на сцене будет?

— Конечно! Сюжет — очень важная составляющая. Заинтриговать, заинтересовать, загадать загадку, а потом ее разгадать вместе со зрителями. Будут и смешные вещи, и магические, и эксцентричные. Мне хочется, чтобы были щемящие моменты. Нельзя все время смеяться. Когда вдруг после веселых моментов захочется поплакать или задуматься — вот это и есть театр.

Очень хорошая команда

— Как складываются отношения с соавтором спектакля — главным художником театра Еленой Соловьевой?

— Мы говорим с ней на одном языке и понимаем друг друга. У нас за плечами уже две работы. Мы сделали «Иоланту» в Магнитогорске. Этот спектакль вошел в лонг-лист «Золотой Маски» в 2016 году. Потом я пригласила Елену Васильевну на «Алеко» в Москву, в Центр оперного пения Галины Вишневской.

Во время работы у нас могут возникать споры. Но по мироощущению, по взгляду на жизнь мы похожи. Это редко встречается. Взаимопонимание складывается из многих качеств. Не только потому, что мы росли в одно время, смотрели одни и те же фильмы. Это какие-то глубинные человеческие вещи. Елена Соловьева — очень тонкий и глубокий художник.

У нас вообще собралась очень хорошая постановочная команда. Дирижер-постановщик — главный дирижер самарского театра Евгений Хохлов. Невероятный художник по костюмам из Ростована-Дону Наталья Земалиндинова — выдумщица, конструктор. Потрясающий художник по свету из Санкт-Петербурга — Евгений Ганзбург. Хореограф по пластике — самарская звезда Павел Самохвалов.

— Как будет выглядеть спектакль?

— Он будет ярким и стильным. В основу сценографии и костюмов положен супрематизм (направление в авангардистском искусстве, выражается в комбинациях разноцветных плоскостей простейших геометрических очертаний. — Прим. авт.). Кроме внешней красоты здесь заложен глубокий смысл. Прокофьев создал оперу в 1919-м — время расцвета супрематизма. К написанию музыки его подтолкнул Всеволод Мейерхольд. Прокофьеву идея понравилась. Он написал свое либретто и потрясающую музыку. По макету, по тем костюмам, которые уже шьют, и декорациям, которые уже делают, получается ярко, образно, театрально, проникновенно. Подробно рассказывать о том, как будет выглядеть спектакль, не хочу — пусть сохранится интрига, иначе зрителям будет неинтересно на премьере. Я люблю театр за его непредсказуемость, неожиданность. Вдруг что-то захватило, защемило. Театр — это тайна, которую хочется разгадывать.

Вокал и драматургия

— Успели составить мнение о самарской труппе?

— Косвенно я была знакома с вашим театром. Видела в Москве «Леди Макбет Мценского уезда», «Пиковую даму». Смотрела «Аиду» и «Кармен» в записи. Мне очень приятно работать с самарской труппой, видеть, что артисты откликаются на мои предложения. Считаю, что у театра огромный потенциал.

— В «Геликон-опере» вы разработали уникальную систему подготовки оперных актеров. Чем была вызвана необходимость ее создания?

— Оперные певцы очень долго учатся вокалу. А драматургия, действие и слово у них второстепенны. Но я абсолютно убеждена, что они помогают вокалу. К этому я пришла в процессе работы с актерами. Главное — научить принципу понимания, как сочетать вокал и драматургию.

— Встречали вокалистов, полностью лишенных драматического таланта, которых невозможно ничему научить?

— Я неисправимая оптимистка. Убеждена, что в искусстве нет бездарных людей. Конечно, привычка — вторая натура, но исполнителя всегда можно вытянуть.

Метки

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение