Культура

В Литературном музее работает выставка «испорченных» книг и вещей

Проводя осмотр скопившихся в фондах Литературного музея экспонатов, хранитель Рудольф Голубев заметил, что многие из них несут на себе след прежних хозяев.

Иногда даже не одного, а нескольких. И эти дополнительные «зацепки» заставляют нас лучше понять эпоху, которой принадлежит вещь, заставляют размышлять о судьбе ее владельцев.

— Многие из нас в детстве разрисовывали книги и другие вещи. Каждый помнит, как случайно или специально использовал предмет не по прямому назначению, в некоторой степени изменяя его, — рассуждает Голубев. — Почему мы испытываем непреодолимое желание дополнить окружающую нас действительность или даже исправить ее? И в каких случаях мы действительно ее творчески изменяем, а в каких искажаем изначальную суть?

Сотрудник музея решил попробовать ответить на эти вопросы с помощью оригинальной экспозиции. Она в какой-то мере шуточная, в какой-то серьезная. Экспонаты выставлены без всякой системы. Однако невольно начинаешь пристально рассматривать их, ища знак, который оставили нам наши земляки — современники и те, кто жил в далекие эпохи.

— Мы решили, что наша новая выставка не будет связана с именем Алексея Толстого, в доме которого расположен музей, — поясняет Голубев. — Однако получилось так, что оба наших главных экспоната — это книги писателя. Страницы «Хождения по мукам» проел книжный червь, да так интересно, что в результате получилась крохотная фигурка человека с посохом. Мы оформили этим загадочным мемом афишу выставки. А одно из первых, довоенных изданий романа «Петр I» точно прошло через горнило Великой Отечественной. Его послала девушка из Марийской АССР на фронт незнакомому бойцу, снабдив надписью: «Дорогой воин, бейся за Родину, за наше общее дело, за счастье и за любовь!».

Видимо, роман Алексея Толстого стал счастливым талисманом для выходца из нашего города. А его потомки принесли эту потрепанную книгу в музей. В экспозиции есть и курьезные находки. В фотоальбоме 36- го выпуска Самарской женской гимназии его бывшая владелица подписала карандашом под каждой фотографией прозвища своих соучениц. Эти скромницы в белых фартучках были те еще штучки! А на прейскуранте масляных красок из магазина самого Константина Головкина какой-то юный шалун сразу опробовал товар, залив всю информативную часть.

— Иногда люди, наоборот, восстанавливали своими руками дорогие им вещицы, — продолжает наш экскурсовод, — Вот дефицитная в советское время безделушка — фигурка девочки-узбечки на ослике. Только присмотревшись, можно заметить, что и ее голову, и уши ослика кто-то аккуратно слепил из пластилина. Это удивительно для нас, не привыкших ничего беречь.

В экспозиции есть совершенно уникальные издания. Это журнал «Сеятель правды» за 9 августа 1926 года. Он издавался Самарским губкомом. Был предназначен для пропаганды среди крестьянства. На обложке пан Пилсудский возвышается над склонившимися перед ним в поклоне батраками. И надпись: «Хрен редьки не слаще», первые буквы которой вырезал какой-то блюститель нравственности.

Голубев замечает, что стремление «оставить свой след в истории» присуще всем поколениям. На одной из стен выставлены фото с образцами современных городских граффити. А другая увешана экранами. На них постоянно идет видеоинсталляция самарского медиахудожника Олега Елагина. Он покопался в видеокамере, и она стала странным образом фиксировать окружающий мир.

Так что каждый из нас непременно взаимодействует с принадлежащими ему вещами — портя или усовершенствуя их. Вопрос: будут ли наши потомки читать следы нашего пребывания на земле и устраивать подобные интересные экспозиции?

Выставка «Вторжение: выставка «испорченных» книг и вещей» продлится до 21 сентября. (16+)

Фото: vk.com/samlitmus

Метки

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение