«Тургенев давно создал образ гениального социопата» — зрители обсуждают спектакль «Отцы и дети»

Проект, посвященный Году театра, «Самарская газета» запустила еще в декабре 2018 года. Основная его часть, работа театрального клуба, растянется на весь 2019 год.

Выбраны классические произведения, постановки по которым могли бы идти на самарской сцене сто лет назад. А сегодня идут на сцене современных самарских театров. Основная же часть проекта, работа театрального клуба, растянется на весь 2019-й. Группа людей самых разных профессий, как связанных со сценой и журналистикой, так и весьма далеких от этих сфер, будет посещать спектакли, вдохновившие художников на создание календаря. А затем под руководством модератора Татьяны Журчевой обсуждать увиденное.

Четвертым спектаклем проекта «Действующие лица» стали «Отцы и дети» Георгия Цхвиравы по одноименному роману Ивана Тургенева. Постановка идет в театре «СамАрт» уже более 10 лет с неизменным успехом. Самарский ТЮЗ дает школьникам возможность увидеть «вживую» героев хрестоматийного произведения. А зрителям старшего поколения еще раз задуматься над вечными вопросами одного из лучших романов русской литературы.

 

Действующие лица


Татьяна Журчева, доцент Самарского университета, кандидат филологических наук

Марина Семеновых, учитель русского языка и литературы

Дарья Хамина, режиссер монтажа ER Production

Александр Каризский, маркетолог

Анастасия Арсеньева, специалист в сфере отельного бизнеса

Роман Едавкин, психолог

 

Действие первое. Мнения


Татьяна Журчева, доцент Самарского университета, кандидат филологических наук, литературовед, театральный критик, член СТД РФ, член Союза журналистов:

— «Отцы и дети» — самый хрестоматийный роман XIX века, который в школе подробно и тщательно изучают. В памяти остается масса штампов, образов, фраз, цитат. Роман, естественно, любим всевозможными интерпретаторами: существует много инсценировок и экранизаций. Когда театр или съемочная группа берется за классический текст, чаще всего возникает два полярных варианта: выстроить ряд иллюстраций, чтобы все было узнаваемо, или предельно все изменить и дать новую трактовку.

Спектакль «СамАрта» «Отцы и дети» идет уже более 10 лет. Я не видела его с премьеры. Он вполне живой, бодрый, уверенный. Спектакль решен в откровенно условном стиле. На сцену выходят актеры и устраивают себе место для игры, открывая, закрывая и передвигая декорации. Отыграли сцену, перестали быть персонажами, все сложили, убрали и ушли. Потом опять вышли. Мне кажется, что прием слишком часто повторяется. Они могли бы меньше заниматься сборно-разборными работами, и тогда интереснее было бы следить за развитием сюжета. Мое внимание рассыпалось в эти моменты. В спектакле было много важных реплик, которые не все акцентировались так, как мне этого хотелось бы. Важные смысловые точки за счет этого проскакивали.

Марина Семеновых:

— Спектакль мне очень понравился. До этого я не видела ни одной постановки по этому роману. Недавно мы его перечитывали с детьми, поэтому я очень внимательно слушала реплики героев. Мне не хватило некоторых деталей. Когда читаешь произведение и запоминаешь яркие цитаты, которые врезаются в память и остаются надолго. Например, эпизод, когда Базаров и Кирсанов находятся в доме у родителей первого и как они по-разному оценивают листья, опадающие с деревьев. Была попытка сделать это на сцене. Но человеку, не слишком хорошо знакомому с текстом, будет не совсем понятно, что герои так по-разному смотрят на падающий лист. А мнения у них диаметрально противоположные.

Еще одна деталь в начале романа. Базаров только знакомится с Павлом Петровичем, и тот не подал ему руку. Характерная деталь. А здесь они были в деревянных клетках, и этому моменту не уделено особого значения. Но это важно: аристократ не хотел подавать руку разночинцу-демократу. В спектакле не чувствовалось этой разницы, пренебрежения.

Мне хотелось бы больше цитат. В зале было много детей, школьников. Наверняка многие из них не читали произведение, и в памяти у них оно останется после просмотра спектакля. Если он рассчитан на школьников, на мой взгляд, нужно было его делать ближе к тексту произведения.

Игра актеров воодушевила. В первую очередь исполнителя роли Базарова. Я ему поверила, особенно в конце спектакля. Тронуло за душу, я смахнула несколько слезинок. Родители Базарова, на мой взгляд, не смотрелись как пара, не совсем подходили друг другу. Может быть, дело в исполнителе роли отца Базарова, ему больше хулиганский образ подходит.

Дарья Хамина:

— Мне очень понравилось решение декораций. Здорово, что все собиралось как конструктор. Эти «перебивки», в которых герои собирали и разбирали их, полупрозрачная штора — было очень интересно. Меня тронул момент, когда Базаров, собирая вещи, сказал Аркадию: «Видишь, я кладу в чемодан сено, главное, чтобы пустоты не было». В спектакле есть над чем поразмышлять, пофилософствовать. Но в русской классике меня отталкивает момент, что герои все время страдают и периодически умирают.

Александр Каризский:

— Последнее время заметил какой-то непонятный тренд. В спектаклях герои все время умирают. Недавно мы были в театре «Самарская площадь», смотрели «Наш городок». Видимо, это какая-то финальная точка, которая призвана позволить зрителю максимально прочувствовать происходящее на сцене.

Анастасия Арсеньева:

— Помню, как читала это произведение в школе и была на стороне Базарова. Потому что это подростковый период, это непонимание, отрицание устоев общества, конфликты с родителями. Что интересно: сейчас во время спектакля я оказалась на другой стороне — то ли это мой возраст, то ли так расставили акценты в театре. Была восхищена семейными парами, тем, как они сыграли свою любовь и заботу по отношению друг к другу и своим сыновьям. А Базаров в исполнении Алексея Меженного вызвал непонимание и негодование. Хотя этого актера я обожаю. Базаров из себя ничего не представляет, приезжает в дом к чужим людям и позволяет так себя вести. Говорит о том, что нужно все ломать, а сам ничего не построил. Дает свою оценку вещам, даже когда его об этом не спрашивают.

Скорее всего, это защитная реакция. Он сам во многом сомневается. Если говорить об истории с Анной Сергеевной: он побоялся своих чувств, посчитал их слабостью. Значит, это его комплексы и неуверенность.

Роман Едавкин:

— Читал этот роман в школе, но совершенно не помню, о чем там идет речь. Может быть, дело в том, что в школу я пошел в шесть лет и в 15 был уже на первом курсе. Меня не зацепила эта тема бунтарства.

Когда Базаров объявил, что он нигилист, я воспрянул духом, потому что последнее время меня они вымораживают. Когда люди с такими взглядами начинают декларировать свою правоту, они делают это безальтернативно и без аргументов. Но в спектакле нам показали не нигилиста, а циника. Он мне понравился, рассуждал вполне логично, пытаясь опираться на научные познания. Где-то перегибал, конечно.

Циник — это человек, который не умеет понимать свои чувства. Возникло у него состояние счастья, а он переживает, как будто у него печень болит. Словно у него организм отравлен и ему плохо. Также с негативными эмоциями. Ему гораздо проще через здравый смысл, через логику, науку, какието прочие рациональные объяснения закрыться от этих чувств и существовать в своем скучном мире. В нем ему все понятно и логично.

 

Действие второе. Дискуссия


Александр Каризский:

— Я не был поклонником русской классической литературы, и, возможно, у меня пробел в знаниях, но из спектакля я не совсем понял, в чем же заключается проблема отцов и детей. Мне показалось, что фокус внимания больше был на чувствах героев, каждый из которых ищет свое счастье, свою правду и через эти поиски раскрывает себя. В чем же здесь был конфликт?

Татьяна Журчева:

— Противостояние отцов и детей было идеологическим. Здесь речь идет не о политике, а о противостоянии идей. Причем, как и в романе, их споры возникают на пустом месте. Ничем не начинаются и ничем не заканчиваются. Но для Тургенева это противостояние очень важно. Есть аристократы, к которым он сам принадлежал, а есть новое поколение. Не случайно Павел Петрович Кирсанов — ровесник Тургенева. Если вы обратили внимание, как Павел Маркелов исполняет роль Аркадия: персонаж манерный, играет голосом. У него нет естественных, органичных отношений ни с отцом, ни с дядей. Он их любит, но не может с ними взаимодействовать — диалог все время рассыпается.

Марина Семеновых:

— На мой взгляд, это было столкновение века нынешнего и века минувшего, в котором каждый из героев пытался найти себя. В конце концов, Аркадий нашел себя в семейном счастье. Как и его отец, Николай Петрович. Павел Петрович был счастлив за брата. А вот Базаров счастья не нашел.

Роман Едавкин:

— Умер-то Базаров от скуки, по большому счету. Чего он полез туда, с тифозным трупом возиться? Развлекался.

Татьяна Журчева:

— Нет, не развлекался. Он врач, хирург. Ему нужно все время упражняться. Зачем он лягушек все время режет? Это была тренировка для рук в те времена. Если иметь в виду роман, там все логично — он готовит себя к деятельности сельского лекаря. Причем абсолютно искренне. А в спектакле, поскольку все немножко впроброс, может возникнуть другое ощущение.

Роман Едавкин:

— Если говорить о любовной линии. Он сразу понял, что влюбился, и все время пытался от этого отгородиться. Человек, чего-то очень сильно боящийся, выстраивает вокруг себя оборонительные редуты, которые работают в обе стороны. Стена и меня туда не пускает, и ко мне никого не пускает. Не дает проникнуть ни боли, ни радости. Это очень распространенный современный тип личности. Внутри у человека буря эмоций, а внешне он их проявлять не умеет. А его друг Аркадий — полная противоположность. Он чувствительный, открытый, мало опирающийся на здравый смысл. У Базарова есть стержень. Аркадию, напротив, нужен кто-то, кто будет эту опору ему давать: сначала дядя, потом Базаров, затем Анна, в финале — ее сестра.

Марина Семеновых:

— А кто же из них больше приспособлен к жизни?

Роман Едавкин:

— Когда мы рассуждаем о типах личности, то говорим о форме обработки страха. Один боится быть независимым, другой, что его кто-то будет подавлять. Для меня в спектакле было несоответствие: когда Базаров приехал к своим родителям, я ждал, что появится авторитет, который его пугает. А там тревожная, гиперопекающая мать и совсем не страшный отец.

Если говорить про адаптивность, базаровский вариант в современных реалиях будет более перспективным. Он умеет планировать, и он автономен. Это одна из черт, которая ассоциируется со зрелостью.

Марина Семеновых:

— Почему же Базаров не выжил? Почему Тургенев его убил?

Татьяна Журчева:

— Потому что автор должен был понять, куда его девать. Завершая роман, нужно было дать герою какую-нибудь перспективу. А Тургенев ее не видел.

Александр Каризский:

— Базарова из нас никто не поддерживает. Мне кажется, нам не хватает представителя более юного поколения, который бы сказал: «Вы, друзья, ничего не понимаете».

Дарья Хамина:

— Мы в антракте проводили параллели между Базаровым и доктором Хаусом. Забавно, что Тургенев давно создал этот образ, а теперь это распространенный тип главного героя — гениальный социопат наподобие Шерлока Холмса в современных интерпретациях.

Татьяна Журчева:

— Базаров — герой мечущийся. Хоть он уже взрослый по тем временам человек — ему около 25 лет, давно уехал из дома и сам зарабатывает себе на жизнь. Но для меня он по психологическому состоянию юноша, который бесконечно бунтует. На самом деле он романтик. И все время эпатирует окружающих.

Роман Едавкин:

— Когда началась преддуэльная подготовка, было очевидно, что он испуган. У него была паника. Он не признавал этого, продолжал эпатировать.

Анастасия Арсеньева:

— Почему же ему отказала Анна Сергеевна? Из спектакля это не очень понятно.

Татьяна Журчева:

— Тургенев тоже не слишком это раскрыл. Судя по всему, она его не любила. Восхищалась им, он ей нравился как незаурядная личность. Она отчасти хищница, хотела прибрать его в свою коллекцию. А он не коллекционный экземпляр. Он сам по себе.


«Такого хеппи-энда не бывает, но хочется, чтобы был» — театралы и зрители обсуждают спектакль «Правда — хорошо, а счастье лучше»


 

Метки

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение

Close