Что смотреть в театрах

Современная драматургия на самарской сцене

Что предложат зрителю «Грань», «Самарская площадь» и «Уместный театр».

Каждый спектакль по-своему интересен. И только со временем становится понятно, какое место он займет в едином городском репертуаре. Попытка исследовать эту «сценическую карту» — в нашем проекте, посвященном Году театра.

Площадь актуальных авторов

«Самарская площадь» — один из самых молодых театров нашего города, если говорить о крупных и официальных. Художественный руководитель Евгений Дробышев начинал биографию своего коллектива с провокационного и злободневного спектакля «Демонстрация». За 30 лет в репертуаре «Площади» появилось много классических наименований, но интерес к современной драматургии не угас.

Коллектив старается знакомить зрителей с самыми актуальными авторами. Например, около 10 лет назад здесь поставили «Планету» тогда еще не ставшего «живым классиком» Евгения Гришковца.

В 2014 году Дробышев создал спектакль «Русский и литература» по одноименной пьесе Максима Осипова. Артисты театра имеют комическое дарование, поэтому смотреть, как они играют на грани гротеска и пародии, — большое удовольствие. И как всегда, герои получаются не одномерно смешными, а с оттенком грусти и жалости. Ксения Николаевна (Наталья Носова) — хозяйка города, «железная баба», переламывающая мужиков через колено, но в то же время страдающая мать и неприкаянная душа, ищущая ответов. Судья Рукосуев (Геннадий Муштаков) — в прошлом крепкий законник, не упускающий своего, теперь сдает позиции и сомневается во многом. Бывший муж Ксении Николаевны (Михаил Акаемов) — классический «красноносый» алкоголик, над которым зритель смеется ровно до тех пор, пока тот не приоткроет душу, страдающую по дочери.

Фото: театр «Самарская площадь»

Одним из любимых авторов Дробышева можно назвать популярного драматурга Ивана Вырыпаева. Пять лет назад в «Самарской площади» состоялась премьера «Танец Дели» по его произведению. Семь коротких пьес, персонажи и события которых взаимосвязаны, — порой сюжетные линии продолжаются, порой противоречат друг другу. Действие разворачивается в больнице. Близким сообщают о смерти то одного, то другого персонажа, но каждый раз это служит скорее фоном для рассуждений о смысле жизни, умении прощать и других философских материях.

Режиссер пытается балансировать между абсурдом и комедией. Использует в качестве «верстовых столбов» метафоры текста, превращая их в конкретные образы. В некоторых моментах постановщик находит трудноуловимую стилистику новой драматургии. Мороз по коже пробегает, когда на первом плане персонажи болтают о ерунде, а в глубине сцены санитары молча провозят каталку с накрытым телом. Здесь соединяются и музыкальный ряд, и энергетический посыл исполнителей, и пугающая картинка.


Своими глазами. «Самарская площадь»


Второй пьесой Вырыпаева в репертуаре «Самарской площади» стали «Иллюзии». Драматург заявляет ложный пафос, с тем чтобы потом разметать его в клочья. Пьеса — запутанный лабиринт со множеством тупиков и ложных ходов. Каждый последующий монолог опровергает предыдущий. Нарастают ощущение иллюзорности и чувство, что автор просто насмехается над читателем: «Поверили? Не может быть! Это же все шутка!».

Режиссерское решение Дробышева еще больше усиливает это ощущение игры — оно продолжение авторского метода Вырыпаева, который не подразумевает традиционного существования артиста на сцене. Актеры играют не роли, а со зрителем. Максимально дистанцируясь от персонажей, Екатерина Репина, Анастасия Карпинская, Сергей Булатов и Владимир Лоркин подтрунивают как друг над другом, так и над зрителями, а также общаются с режиссером, голос которого регулярно звучит за сценой, снова и снова повторяя мантры-афоризмы православного буддиста Вырыпаева.

Уместная форма

Создатели «Уместного театра» молодые самарские режиссеры и актеры в качестве манифеста провозгласили новые формы. Труппа ориентирована на постановки современной драматургии российских и зарубежных авторов, актуализацию классики — гласит заявление на официальной страничке в соцсетях.

Фото: «Уместный театр»

В репертуаре есть спектакль «Шкаф» по пьесе известного тольяттинского драматурга Вадима Леванова. Еще один известный современный писатель, над произведением которого поработали «уместные», — Николай Коляда. Главный герой «Канотье» (актер Евгений Клюев) только маскируется под типичного персонажа начала 90-х — неудачника, доживающего свой век в коммуналке. Если отбросить внешние признаки его «никчемности», становится ясно, что он счастливее остальных персонажей, населяющих пьесу. И своей бывшей жены (Татьяна Артемьева), вышедшей замуж за иностранца, и ее избалованного и депрессивного сына (Дмитрий Дьячков), и соседки (Анастасия Карпинская), вглядывающейся в окно в надежде, что за ней явится принц на черном «Мерседесе». Чарующий и волшебный внутренний мир главного героя режиссер Игорь Катасонов являет зрителям сразу. Подручными средствами (фонариком и бутылкой с водой) создает дрожащий переливами волшебный источник света. Он выглядит тем более притягательным, чем сильнее сгущается мрак в помещении — почти весь спектакль проходит в темноте.

Одна из последних премьер — «Молоко» по пьесе Екатерины Мавроматис. «Уместный театр» вновь обратился к тексту, эскиз которого представлял самарской публике три года назад. По словам Игоря Катасонова, эта работа сформировала эстетические принципы театра, которым труппа старается следовать до сих пор. Постулаты образуют творческий почерк, который отчетливо выделяет их спектакли среди других постановок. Вне зависимости от того, кто ставит (в «Уместном театре» помимо Игоря Катасонова еще работают режиссеры Татьяна Каррамова и Артем Устинов), существует определенный набор признаков, которые обязательно будут видны.

Фото: «Уместный театр»

Не стало исключением и «Молоко». Пьеса о женщине, которая обнаруживает у себя дар. Ее молоко обладает волшебными свойствами, и она старается исцелить как можно большее число страждущих. Катасонов поставил спектакль в привычной для «уместных» манере. Вместо сцены — пол филиала Самарского литературного музея («Горький центр»), вместо декораций — голые стены, вместо костюмов — повседневная одежда актеров. Увлекательное зрелище, когда театр рождается буквально из ничего на глазах у изумленной публики, привлекает самых разных людей. Среди зрителей есть новички и старожилы, молодые люди и умудренные опытом интеллигенты. Для неофитов творческая манера «Уместного театра» — открытие, для постоянных поклонников — радость узнавания чего-то привычного.

Танина любовь

Одна из самых известных в стране самарских трупп — театр-студия «Грань». Художественный руководитель Денис Бокурадзе часто обращается к классическим текстам мировой литературы. В репертуаре Стриндберг и Сартр, Шекспир и Сервантес. В 2014 году в театре поставили пьесу Ольги Мухиной «Таня-Таня». Хотя она и значится в афишах не- скольких московских театров, но широкой аудитории имя автора неизвестно. «Утверждать» текст постановщику приходится почти с чистого листа. Это необычный спектакль. Бытовых диалогов там нет. Но привыкать к речи персонажей нетрудно, все происходит как бы само собой. Вы просто погружаетесь в этот легкий, радостный мир чувств.

Фото: театр «Грань»

Спектакль оставляет приятное ощущение жужжащей внутри энергии — хочется перемен, чего-то ново- го и интересного. Спектакль «Таня-Таня» — обладатель Гран-при Фестиваля театров малых городов России. Выдвинут на соискание премии «Золотая Маска» в шести номинациях: «Драма/Малая форма», «Лучшая работа режиссера» (Денис Бокурадзе), «Лучшая женская роль» (Юлия Бокурадзе), «Лучшая роль второго плана» (Алина Костюк и Даниил Богомолов) и «Лучшая работа художника по костюму» (Елена Соловьева).

Метки

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение