Исторические версииИстория города

Как в Самаре оказался «Чёрный квадрат» Малевича. Часть 2

В будущем году исполнится 140 лет со дня рождения художника и философа, основателя художественного течения «супрематизм» Казимира Малевича. Его «Черный квадрат» признан во всем мире иконой современного искусства. И для современных художников и поклонников искусства он — полубог.

Но в нашей стране до сих пор нет ни одного памятника великому сыну России, ни одного музея, ему посвященного. И если говорить о повышении статуса Самары как культурного и туристического центра, то было бы большим вкладом в это открытие памятника художнику в нашем городе. Почему? Здесь в эвакуации находились его жена и дочь, здесь жили родственники его родной сестры, здесь и поныне проживают потомки его супруги, Натальи Андреевны Манченко. Наконец, за последние пару десятилетий именно Самара явила искусствоведам несколько дотоле неизвестных его произведений. В том числе и предположительно самый первый, написанный в 1913 году вариант «Черного квадрата».

Самарские родственники
Сейчас общепризнанным фактом стало то, что четвертый вариант «Черного квадрата» Казимира Малевича был предъявлен публике именно в Самаре. Как же он попал в наш город? Однажды, собрав самарских художников после открытия выставки городского пейзажа в Детской картинной галерее, ее директор Нина Иевлева рассказала интересную историю. Оказывается, в 90-е годы к ней обратилась мама одной из ее учениц с просьбой проконсультировать по поводу доставшихся по наследству картин. Когда Нина Васильевна увидела «Черный квадрат», то сразу почувствовала огромную творческую энергетику, которая от него исходила. Она с первой минуты не сомневалась, что перед ней — подлинник, написанный самим Малевичем. Другая картина — автопортрет Казимира Севериновича — ее полностью в этом убедила. Полотно было немного незавершенным, да и находилось в довольно плачевном состоянии. Но никаких сомнений — это рука самого художника!

Посетительница пожаловалась, что с этими работами она обращалась в центральные российские музеи, но никто не поверил, что это подлинники. Тогда семья пришла в Самарский городской отдел культуры. После этого кто-то из журналистов без разрешения семьи опубликовал небольшую заметку о возможном сокровище. И назвал при этом конкретные фамилии. С тех пор наследников стали преследовать злоумышленники. Люди не знали, как обезопасить свое достояние, да и себя самих.

Желая помочь обратившейся к ней женщине, Нина Васильевна отправилась на прием к бывшему в то время главой города Олегу Сысуеву. И тот договорился со спецслужбами принять на время роковое наследство. Затем, когда слух о предполагаемых шедеврах дошел до интересовавшегося искусством руководителя самарского филиала «Инкомбанка» Игоря Лейко, картины перекочевали в хранилище банка.

На вопрос Нины Васильевны, где самарцы взяли картины и рисунки Малевича, ей ответили просто: в чулане умершей тети. Кто же была эта необыкновенная тетя? Наталья Манченко. Третья и последняя жена художника, которая жила с его дочерью Уной в Куйбышеве во время Великой Отечественной войны.

Три жены художника
У Малевича было три спутницы жизни. В 1899 году он женился на дочери лекаря Казимире Зглейц. В 1901-м у супругов родился сын Анатолий (умер в 1915 году от тифа), в 1905-м — дочь Галина. В 1909 году брак Малевича, всецело отдававшегося искусству, развалился. Жена уехала из Москвы, где он занимался в студии известного художника Федора Рерберга, в село Мещерское. Муж никак не отреагировал. И терпению женщины пришел конец. Оставив детей на попечение Михаила Рафаловича — заведующего хозяйством психиатрической больницы, в которой она работала фельдшером, Казимира отбыла на Украину.

Через некоторое время Малевич близко сошелся с Софьей Рафалович, дочерью этого доброго медика, которая помогала отцу заботиться о брошенных матерью детях.

Софья и Казимир жили в гражданском браке. Его дети Толя и Галя иногда жили вместе со своей матерью, иногда в доме отца, где за ними присматривала младшая сестра художника, Виктория. Казимир занимался искусством, а Софья была его преданной и понимающей женой. В 1920 году у них родилась дочь Уна. А через пять лет Софья Рафалович умерла от скоротечной чахотки.

В 1925 году судьба сводит Казимира Севериновича с Натальей Андреевной Манченко, которая была моложе художника на два десятка лет. В 1927-м она официально становится его женой. Наталья Андреевна стала второй матерью для Уны и преданно ухаживала за мэтром, когда тот тяжело заболел.

15 мая 1935 года Малевича не стало. Жена полностью выполняет его распоряжение насчет похорон. Они превращены в супрематический спектакль. Гроб в виде аэроплана. Похороны праха под любимым дубом в имении второй жены — Немчиновке. Есть воспоминания, что перед процессией вместо иконы несли картину «Черный квадрат». Видимо, ее после похорон мужа и сохранила верная жена как память.

Икона супрематизма

Казимир Малевич однажды решил, что сможет поставить точку в развитии живописи. Ему это удалось — он сотворил самый известный из своих шедевров. Картина «Черный квадрат» выставлялась в 1915 году. Шедевр стал своеобразным манифестом нового направления «супрематизм» — изображение геометрических фигур, написанных чистыми локальными цветами и погруженных в некую «белую бездну», где господствовали законы динамики и статики. Кстати, название нового явления Малевич сочинил сам.

«Черный квадрат» предстал публике на выставке «О, 10» в числе еще 39 полотен. Он находился в так называемом красном углу, где в обычном доме располагались иконы.

Многие критики называли Малевича анархистом и утверждали, что его картина — «это и есть та икона, которую господа футуристы ставят взамен Мадонны». Художник заявил, что, написав эту картину, он полностью завершил развитие мировой живописи. Точка в истории этого вида искусства, по версии гения, получилась довольно крупной — холст 53,5 на 53,5 см, закрашенный черной масляной краской. Этот вариант считается основным «Черным квадратом».

Окончание следует.

Справка «СГ»
Существует несколько вариантов «Черного квадрата». Первый и третий хранятся в Третьяковке, второй — в Русском музее в Петербурге. Доставшаяся Эрмитажу картина — это четвертый по счету «Черный квадрат» Малевича. После выставки 1932 — 1933 годов «Художники РСФСР за 13 лет» предполагалось, что он хранился дома у Малевича. А потом картина «всплыла» на распродаже «Инкомбанка».

Метки
Показать ещё

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение