Культура

Картины, которые нужно трогать руками

В Самаре с большим успехом прошла выставка Ларисы Рудяковой-Кондратовой под странным названием «Мой бестиарий»

 
Как художница создала свои 20 удивительньгх по сплаву этники и классического искусства работ? Как она создает свои работы? Что у нее в ближайших планах? Об этом Лариса Рудякова-Кондратова рассказывает корреспонденту «СГ».



— Почему вы выбрали такой материал, как войлок? Вы учились на архитектурном, и рисунок, по идее, должен быть вам ближе?
 
— До архитектурного факультета я училась в художественном училище. Впрочем, я всегда много рисовала, занималась графикой, живописью, ткала гобелены. Но вот лет пять назад увидела в Интернете фотографии работ из войлока и заинтересовалась этой необычной техникой.
 
— Где вы научились делать валяное полотно? Ведь у русских в качестве материала для декоративного искусства валяная шерсть редко используется, это мастерство сохраняется скорее у степных и горных народов с их кошмами и бурками…
 
— Я изучила все виды валяния шерсти на мастер-классах в Интернете, на форумах, потом стала много читать про это древнее искусство. Наконец решила попробовать сама что-то сделать. И меня просто очаровала фактура материала. Я очень люблю все трогать руками, даже пробовала писать картины одними пальцами, без помощи кисти. А здесь такая теплота, такое приятное тактильное ощущение! Сначала, конечно, я делала, как все, шапочки, шарфики, сумочки. Но потом почувствовала, что это становится чистым ремеслом. К тому же привычный мне стиль одежды не позволяет включать такие этнические компоненты в мой гардероб. Но неожиданно, украшая мои валяные «творения», которые я в основном раздаривала друзьям, я стала применять иглу для вбивания ею разноцветных кусочков шерсти, образующей узор. И я подумала, что можно так целые картины создавать.
 
— Как рождаются ваши картины?
 
— Сначала идет процесс мокрого валяния полотна. Эта основа будущей композиции. Затем на этот фон накладываю цветную шерсть и вбиваю ее иглой. Черный войлок, образующий контур изображения, тоже вбит иголкой.
 
— Вы сначала делаете эскиз?
 
— Нет, обычно я ношу замысел в голове, а потом материал мне сам подсказывает, что и как делать. Поэтому и вещи у меня получаются непредсказуемыми. Мои картины не только смотреть — трогать приятно. Когда у меня выставка была в «Новом пространстве», меня многие зрители, стесняясь, спрашивали: «А нельзя ли потрогать ваши работы?» Я же отвечала:
«Конечно, трогайте на здоровье!» Мои работы даже нужно трогать, ведь это входит в их концепцию. Я ведь сама прекрасно понимаю, какое это наслаждение — гладить упругую, шерстистую поверхность.
 
— Мне кажется, что в современное минималистское и холодное жилище ваши картины способны принести уют и тепло…
— Да, войлок теплый не только на ощупь, но и визуально. Я стараюсь выражать при помощи войлока и свое отношение к сюжету, которое часто бывает ироничным, и создавать особый мир: плоскостное пространство или, наоборот, перспективу.
 
— А вы не пробовали технику валяния комбинировать с другими текстильными элементами, что бы достигать своих целей?
 
— Нет, я стараюсь не смешивать техники, так как очень боюсь, что у меня в результате получится то, что у нас называют всеобъемлющим словом «панно». В таких работах часто совмещается несовместимое или просто ляпается все вперемешку, и вот пожалуйста — ПАННО.
 
— Откуда вы берете сюжеты ваших работ? Они очень интересны — от ироничных автопортретов в противогазе и в лоскутном одеяле до имитации картин Пикассо, с мышами в роли арлекинов и их подружек коломбин…
 
— Я даже сама не знаю, как мои персонажи рождаются. Однажды в Интернете я заприметила картинку — рыжеволосая дородная девушка у окна с геранью. Потом носила в голове ее несколько недель, обдумывала. В результате у моего открытого окна оказался элегантный и романтичный крыса-поэт с белым пером в руках. Мне даже не материал иногда подсказывает, а сама работа. Когда я увлечена, не я руковожу процессом, а мои персонажи руководят мною. Эскизы я делаю чрезвычайно редко, потому что уже по опыту знаю, что какой бы эскиз ни сделала, меня от него уведет в другую сторону.
 
— Значит, вы специально не ставили перед собой задачи создать серию работ по теме «Бестиарий»?
 
— Нет, я потом дала подходящее название нескольким моим уже сделанным картинам. На них изображены животные, которые являются плодом моего воображения. Помните, в средние века в рисунках люди старались изобразить тех странных существ, которых сами никогда не видели, но о которых им рассказывали любившие приврать путешественники? Это василиски, драконы, ожившие корни мандрагоры и прочее. У меня почему-то в основном получаются крысы. Может, это родственники крысы Ларисы из «Чебурашки», которая, заметьте, является моей тезкой, а может, зловещего Крысиного Короля из «Щелкунчика»… Я вообще все делаю сериями — то была серия Алис из Зазеркалья — девочек викторианской эпохи, то мои автопортреты. Я вообще не могу ничего делать на заказ — никогда не знаю, что у меня получится.
 
— Я думаю, что этот процесс естественен для по-настоящему творческих людей, они увлеченно создают свое произведение, рождают его в муках, а потом толком объяснить не могут, почему и как они это сделали.
 
— Да, вы знаете, я даже на продажу никогда не делаю ничего. Давно поняла, что если с этой мыслью сажусь за работу, то теряю всю свободу, стараясь предугадать, что понравится заказчику или будущему покупателю. Эти мысли мне мешают, и я так думать не хочу. Вот, например, мне многие хотели бы заказать изображения красивых девочек из моей серии Алис, но после серии «Бестиарий» они мне не интересны, я хочу делать гротескные вещи. Хотя, конечно, я совсем не прочь продать то, что уже сделала. Но чаще всего я дарю свои картины друзьям или украшаю ими свой дом.
 
— Так, значит, у вас нет необходимости зарабатывать на жизнь творчеством?
 
— Нет, я работаю в бизнесе, а творчество для меня — это отдушина. Я могу позволить себе просто творить. Творчество — это самовыражение. И хороший творец тот, кто может рассказать о том, что у него на душе, собственными средствами. Но не думайте, что я делаю картины для развлечения. Я делаю мои работы долго, в несколько подходов, по отдельным фрагментам.

Картина должна отлежаться, а я должна обдумать, что делать дальше. Практически не переделываю их. А когда наконец работа закончена, я чувствую себя совершенно измотанной, а в голове пустота. Чтоб отдохнуть от валяния, я еще делаю лоскутные одеяла и вяжу крючком. А пока я стегаю одеяло, в голову мне обязательно придет новый сюжет для картины.
 

— Значит, у вас должно быть дома очень мило и уютно?
 
— Да, я сама создаю свой маленький мир, собственное пространство, в которое хотелось бы каждый вечер вернуться с работы и мне, и моему мужу.
 
— Какие у вас планы?
 
— Я сейчас работаю над новой серией. Обычно не люблю рассказывать о том, что еще не сделано. Намекну только, что это будут картины в стиле steampunk Стимпанк -направление фантастики, моделирующее цивилизацию, в совершенстве освоившую механику паровых машин. Как правило, стимпанк подразумевает альтернативный вариант развития человечества с выраженной общей стилизацией под эпоху викторианской Англии. Этот стиль уже прижился и в литературе, и в изобразительном искусстве и дает широкий простор для творчества.
Метки
Показать ещё

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение