Культура

«Ни одного места нет с недостатком к житью человеческому»

Век 18-й: что замышляла и делала в Самаре государственная Оренбургская экспедиция?

 
Сохранить для потомков
 
В перспективе планируется реконструкция самой старой части нашего города — стрелки Волги и Самары, Хлебной площади и прилегающих к ним кварталов. Здесь важно не уничтожить бесценные свидетельства истории Самары. К примеру, здания, где располагалась знаменитая Оренбургская экспедиция. По мнению краеведов, это квартал, ограниченный улицами Степана Разина, Комсомольской и Алексея Толстого, за которым до революции был закреплён номер 8. Здесь и располагаются одни из самых старых сохранившихся в городе зданий — строения Оренбургской экспедиции. Это дома на ул. Алексея Толстого, 19, 21 и, возможно, 23. К ним, по некоторым источникам, относилось и снесённое деревянное здание под номером 25.
 
Условия жизни и работы для участников Оренбургской экспедиции в Самаре были сложными, быт — не совсем обустроенным. «Двор, в котором жил статский советник Кирилов, был весьма худ,.. для стужи жить было не-можно,.. а в канцелярии прежней уместитца было неможно», — заявлял Василий Татищев. Ему все же возражал полковник Тевкелев: «В Самаре в доме, в котором жил статский советник Кирилов, покоев было довольно,.. а хоромы были теплые, а не холодные».
 
Всего же двор в Самаре, занятый Кириловым, имел пять жилых комнат — «покоев». «Из них в четырех покоях обито холстом и выбелено». К ним примыкали или стояли поблизости «людских две избы, трое сеней, в одних очаг, два погреба ветхие, конюшня небольшая, сарай небольшой ветхой».
 
Краеведы не уверены, все ли эти здания на Алексея Толстого существовали во время пребывания в нашем городе Оренбургской экспедиции, возможно, какие-то построены позже на месте более старых. Этот вопрос требует тщательного исследования. Но в любом случае мы просто обязаны сохранить эти исторические памятники, ведь могилу великого ученого и государственного деятеля, задумавшего и осуществившего грандиозное предприятие по освоению и развитию окраинных земель Государства Российского, Ивана Кирилова, мы уже утратили.


Основание новых крепостей
 
В XVIII веке Самара семь лет являлась центром Оренбургской экспедиции. А всего экспедиция просуществовала десять лет.
 
Ее проект был представлен в сенат Кириловым в 1734 году. В том же году проект был утверждён, и руководителем экспедиции назначен сам учёный. Главной целью было изыскание новых торговых путей с Востоком (Хивой, Бухарой, Индией) и открытие мест рудных ископаемых, а также изучение малоизвестных земель.
 
В 1734 году Самара стала штаб-квартирой Оренбургской экспедиции, что послужило к расцвету города и развитию окружающих его земель. Начав свою деятельность в Уфе и на территории современной Оренбургской области и столкнувшись там с восстанием башкир, Кирилов детально продумывает план передислокации экспедиции в Поволжье.

Выполнение было возложено на его родственника поручика Бахме-тева. Самарские историки Смирнов, Дубман и другие, изучив архивы, буквально по дням восстановили деятельность участников экспедиции.
 

22 июня основная ее часть отплыла по Белой и Каме на Волгу. Бахметев с командой благополучно прибыл в Симбирск и, оставив тут на квартирах «коммисских служителей и тягости», сам с «воинскими людьми» немедленно продолжил путь в Самару. Здесь ему были переданы от канцелярии Новозакамской линии «потребные к строению городков» материалы и припасы, которые теперь перебрасывались на устройство новой укрепленной черты, более решительно выдвинутой в степь.
 
«И тако в июле и в первых числах августа» Бахметев заложил две крепости, Красносамарскую и Борскую, «и в них малые гарнизоны оставил». Пройти рекой Самарой выше Борской крепости не удалось, видимо, из-за мелководья.
 
Сам же Кирилов в июле 1736 года вышел в поход из Уфы. Дойдя до Сакмарского городка на Яике, он отправил в Оренбург команду премьер-майора Останкова и с 250 казаками повернул навстречу отряду Бахме-тева, с которым и соединился 13 сентября в Борской крепости.
 
Кирилов, двигаясь к городу Самаре по «новой дороге, которая от него наименована Московскою», назначал места «под крепости» и в некоторых из них «станицы нерегулярных людей оставил». Так была основана среди прочих крепость на Бузулуке, притоке реки Самары. Из этих укреплений и должны были образоваться новые Самарская и Яицкая линии. По ведомости, отправленной Кириловым в Кабинет Министров 27 октября 1736 года, всего была заложена или намечена к закладке 21 крепость. Стараниями руководителей экспедиции в Самарскую укреплённую линию вскоре входило уже 15 городков-крепостей: Алексеевка, Красносамарская, Борская, Елшанка, Бузулук, Тоцкая, Сорочинская, Новосергиевская, Переволоцкая, Чернореченская, Красногорская, Озёрная, Ильинская, Губерлинская, Орская.
 
Заселение обширных территорий
 
Чтобы пополнить нехватку людей, Кирилов получил разрешение селить на «Московской дороге», то есть на новых укрепленных линиях от Самары до Оренбурга, отставных драгун, солдат и матросов; ссыльных, вместо отправки их в Сибирь; добровольцев из казаков, казачьих и дворянских детей, прочих служилых сословий.
 
Не останавливался он и перед приемом беглых крестьян, не затрудняя себя проверкой их сомнительных рассказов о своем происхождении. Историки того времени свидетельствуют, что Кирилов «к поселению ж в новых крепостях принимал охотников (добровольцев), а больше бродящих и объявляющих о себе, что прописные от подушного окладу (т.е. не записаны в число налогоплательщиков), коих тогда немалое число им, Кириловым, записано и в те крепости с надлежащею ссудою деньгами и провиантом на поселение отправлено».
 
Поселенцы в новых крепостях были не только воинами, но и тружениками. Им самим пришлось строить укрепления, так как Кирилов держал свое обещание правительству: «… А работников с государства к работе оных городков требовать не буду».

Им же предстояло осваивать здешние плодородные земли, о которых Кирилов докладывал с нескрываемым удовлетворением: «…Ни одного места нет с недостатком к житью человеческому: земля черная, леса, луга, рыбные, звериные ловли довольные». Прибывавшие в течение осени, зимы и весны новые казаки оставались большей частью в Самаре. Их перевели в крепости на постоянное жительство уже в течение лета.
 

Окончание следует


Фото:

1. Схема расположения крепостей, основанных участниками Оренбургской экспедиции (1695-1737).

2. Иван Кириллович Кирилов. Сподвижник Петра I, ученый и государственный деятель.
3. Вид одной из крепостей 18-го века.
4. Стрелок-доброволец из бывших крепостных.

 

Развитие экономики и защита населения
 
В Самару Кирилов вызвал сведущего в экономике Ивана Рычкова, отца бухгалтера экспедиции Петра Рычкова, в целях «установления и учреждения новой коммерции» и составления таможенного тарифа для азиатской торговли. Несколько купцов с товарищами из Ташкента летом через Самару направились в Казань на ярмарку и, «исторговавшись в Казани», в Самаре ожидали весны, чтобы отправиться в обратный путь. В городе находились и другие иностранные купцы, например, англичанин Хогг и индиец Маравий.
 

Но жизнь в новых крепостях неспокойна: восставшие башкиры и калмыки осаждают то одну, то другую. Гарнизоны терпят бедствия, но деятельность экспедиции не прекращается. Кирилов требует от сената увеличить число жителей в укреплениях, вооружить их пушками. Он описывает картину народного бедствия — хлеб сожжён, скот погиб, жители голодают — и просит протянуть руку помощи разорённым башкирам и калмыкам.
  
12 февраля 1736 года Кирилов срочно выезжает из Самары в Петербург. Сенат слушает его сообщение и принимает решение: во что бы то ни стало прекратить бои в Башкирии. Была разработана новая инструкция, по которой следовало разоружить восставших, ликвидировать башкирское самоуправление и оказать помощь голодающим. Затем заселить русскими крестьянами заволжские степи за счёт переселения из Центральной России. Так возникают сёла Ново-Тулка, Курка, Рязань, Пензятка, Мо-жайка, Черниговка, Глушица.
 
С завершением переезда всей канцелярии из Симбирска, где ее первоначально оставил Бах-метев, в Самару, в конце января 1737 года, ведение приказных дел было поручено казначею экспедиции Гавриле Замятнину. Основное внимание обращалось на вопросы, связанные с устройством крепостей по Московской дороге на Оренбург.
 

В начале 1737 года край, находившийся в ведении Оренбургской экспедиции, казался достаточно укрепленным и более безопасным от нападений кочевников, чем до того времени. Кирилов начал снова готовиться к походу в Оренбург и развил бурную деятельность по снаряжению в Ташкент первого торгового каравана. Но увы… 14 апреля 1737 года он умер и 16 апреля был погребен, по сведениям одних историков, в самарской церкви Николая Чудотворца, по мнению других — в древнейшем самарском храме Казанской иконы Божией матери, который располагался также на территории современной Хлебной площади.
 
Расцвет города Самары
 
10 мая 1737 года состоялся указ о назначении на место умершего Кирилова Василия Татищева. Однако тот не мог прибыть к экспедиции немедленно, не сдав дела по управлению уральскими заводами. До приезда Татищева в Самару было решено реализовать планы, разработанные Кириловым.
 

А в этих планах было и превращение города в культурный центр. В 1737-1738 годах в Самаре открылись первые школы. Они выпускали писарей и переводчиков. Открыта была школа для калмыков и татар, которую возглавил «студент калмыцкого языка» Иван Ерофеев. Здесь переводились книги с восточных языков, начато составление «Российско-татаро-калмыцкого словаря».
 
Начался сбор памятников письменной и материальной культуры нерусских народов.
  
Это большое дело продолжил Василий Татищев. Он уделял большое внимание строительству поселений в окрестностях Самары, изучению и описанию недр края, оказывал помощь местным народам — мордве, чувашам, башкирам, калмыкам. В Самаре для канцелярии Оренбургской экспедиции администратор приказал построить специальное здание, обошедшееся казне в гигантскую сумму — 2 645 рублей.
 

По его распоряжению 28 августа 1737 года под руководством английского капитана Элтона из Самары в Царицын отплыла команда геодезистов с целью дать полное описание заволжских степей и изыскать соляные озера. Для исследования породы Жигулевских и Сокольих гор Татищев выписал из столицы «каменоломца» Летгольта, который прибыл в город 1 января 1738 года.
 
Большое внимание сановник уделял развитию города. Он сам составил топонимическую карту, где четко определил кварталы, улицы и переулки. От бумаг он перешел к практическому делу и приказал расширить улицы, в связи с чем было снесено 14 частных дворов. По распоряжению Василия Татищева геодезистом Норовым разбит первый в Самаре проспект.
  

Сановник распорядился также построить в Самаре госпиталь, открыть аптеку с химической лабораторией и огородом с лекарственными растениями. Как строгий царедворец Татищев построил и каторжный двор для ссыльных. Затем экспедицию последовательно возглавляли видные государственные деятели Василий Урусов и Иван Неплюев. При последнем подразделения экспедиции переводятся из Самары в построенный на современном месте Оренбург, который стал в 1744 году центром обширной губернии.
 
Образование Самарской губернии
  
Самара тоже со временем стала губернским городом. Административные изменения в Заволжье назревали давно. Важными обстоятельствами, ускорившими создание губернии за Волгой, были стремительный рост Самары и подъем ее экономического значения, что обуславливалось прежде всего развитием товарного производства зерна в крае и хлебной торговли. Это стало следствием огромных усилий всех участников Оренбургской экспедиции и их последователей.
 

Открытие Самарской губернии состоялось 1 января 1851 года. Образовать на левом берегу реки Волги новую административно-территориальную единицу с переименованием города Самара из уездного в губернский велено было Указом императора Николая I, данным правительствующему Сенату 6 декабря 1850 года: «Губернию сию составить из трех уездов Оренбургской губернии — Бугульминского, Бугурусланского и Бузулукского, из двух уездов Саратовской губернии — Новоузенского и Николаевского, разделив последний, по значительности в нем населения, на два особых уезда, а сверх того в состав новой губернии отчислить от Симбирской губернии Ставропольский уезд и лежащие на левом берегу части уездов Самарского и Сызранского, образовав из них новый Самарский уезд».
  
В 1878 году для Самарской губернии утверждается новый герб: на лазоревом щите — серебряный дикий козел с золотыми рогами, червлеными глазами и языком, черными копытами. Щит увенчан императорскою короною и окружен дубовыми листьями, перевитыми андреевскою лентою. А для города Самары с некоторыми изменениями герб оставлен старый, учрежденный еще Екатериной Великой.

Фото:

1. Полицейская площадь. Здание хлебной биржи.
2. Василий Татищев, российский ученый и государственный деятель, основатель Ставрополя (Тольятти), Екатеринбурга и Перми.
3. Собор Казанской иконы Божией матери, Самара.
4. Татарская семья, Поволжье, XIX век.
5. Калмыки, XIX век.
6. Башкиры, XIX век.
7. Мордовская семья, XIX век.
8. Ногаец — кочевник.
Метки

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение