Хлебный магнат и коллекционер: какую роль сыграл в истории Самары купец Павел Шихобалов

08.02.2024

2422

Автор:

Хлебный магнат и коллекционер: какую роль сыграл в истории Самары купец Павел Шихобалов

Купеческая династия Шихобаловых сыграла большую роль в развитии Самары. Благодаря ей в нашем городе появились мощное мукомольное производство, знаменитые церкви и храмы, а также живописная коллекция русского искусства.

Семья предпринимателей и благотворителей

Павел Шихобалов — представитель пятого поколения одной из известнейших купеческих семей уездной Самары. Во многом будущее этой личности предопределили его предки. Чтобы понять, в какой среде рос Павел Иванович, следует познакомиться с его родственниками.

Родоначальником семьи Шихобаловых был Иван Андреевич, который родился в 1764 году в селе Наченалы Ардатовского уезда Симбирской губернии. У него было три сына — Николай, Осип и Лаврентий. Шихобаловы имели маленький салотопенный завод, занимались земледелием и пользовались большим уважением односельчан. В 1833 году семья, состоящая из 23 человек, лишилась всего имущества из-за пожара и переехала в Самару. Мужчины пешком пошли за Урал для закупки дешевого скота. Пока гнали его в город на продажу, животные нагуливали вес и следовательно возрастали в цене. Дела шли в гору и 16 ноября 1834 года решением Симбирской Казенной палаты семейство было зачислено в самарское купечество. 

Среди сыновей Ивана Андреевича талант предпринимателя ярче всех проявил Николай. Он продолжил семейные традиции и открыл в Самаре собственное дело по закупке гуртов скота и перетопке сала. Николай Иванович был трудолюбивым и глубоко религиозным человеком, имел здравый ум и хозяйственный талант. У него было четыре сына — Михей, Матвей, Емельян и Антон. Именно они начали новую страницу в истории семейного бизнеса — хлебное производство. В южных уездах братья купили дешево землю и занялись сельским хозяйством, а в начале 80-х годов XIX века — помолом муки и хлеботорговлей. В 1885 году Антон, а в 1889 году Емельян построили по большой паровой мельнице. По мере развития это дело стало составлять основную часть доходов купцов.

Братья Шихобаловы играли активную роль в общественной жизни Самары, были почитаемыми людьми. Антон Николаевич занимал пост гласного в городской думе, был членом комитетов в Госбанке и Волжско-Камском коммерческом банке, состоял в Самарском биржевом обществе, являлся участником многих благотворительных и просветительских организаций. За свой труд на благо города он был награжден золотыми медалями всех степеней, орденами Станислава и Анны, знаком Красного Креста, заслужил звание почетного гражданина города Самары. Емельян Николаевич до преобразования Самары в губернию являлся городским головой, занимал посты почетного мирового судьи и гласного городской думы.

Хлебный магнат и коллекционер: какую роль сыграл в истории Самары купец Павел Шихобалов

Семейной традицией Шихобаловых стала постройка различных храмов и церквей, учебных и лечебных учреждений. Благотворительность еще больше увеличила уважение к купеческой династии в Самаре. В 1893 году Антон Николаевич основал богадельню, здание которой сохранилось до наших дней на пересечении Красноармейской и Братьев Коростелевых. Туда отправляли безработных и престарелых, кто не мог самостоятельно обеспечить себе существование. Также вместе с братьями он построил много церквей, самые известные — Покровская (сейчас Кафедральный собор Покрова Божьей Матери на Ленинской, 75а) и Ильинская (располагалась на перекрестке Красноармейской и Арцыбушевской, взорвана в 1932 году). В течение 50 лет являлся церковным старостой в разных соборах, которые по факту сам и содержал. 

В 1866 году Антон и Емельян предложили воздвигнуть в Самаре новый кафедральный собор во имя Воскресения Христа Спасителя (располагался на площади Куйбышева, разобран в 1935 году). Братья организовали и возглавили попечительский комитет по его строительству. Кроме того, Антон Николаевич выделял деньги на постройку Константиновской богадельни (здание сохранилось на пересечении Красноармейской и Братьев Коростелевых), каменного здания Дома трудолюбия и ремесленной школы с приютом для крестьянских детей-сирот (не сохранились). В 1908 году при содействии мецената была открыта Народная больница, которая позже получила название Шихобаловской (здание сохранилось на Ленинской, 75).

Третье поколение Шихобаловых оставило после себя много потомков, в числе которых был Иван Емельянович. Он являлся купцом I гильдии, продолжал развивать семейное хлебное дело. У него было пять сыновей — Павел, Петр, Александр, Николай и Иван. О первом из них дальше расскажем подробнее.

Павел Иванович Шихобалов родился 2 января 1870 года. Отец Иван умер, когда сыну исполнилось два года. Матери, Александре Дмитриевне, в воспитании осиротевших детей помогал дед Емельян Николаевич. Мальчики должны были наследовать семейный бизнес, который был весьма разнообразным. 

Павел, которого дед воспитывал до 18 лет, унаследовал его купеческую хватку. Он много путешествовал и узнавал новшества в ведении сельского хозяйства, мукомольного дела, животноводства. Используя новейшие достижения мукомольного производства, Павел Иванович построил шестиэтажную мельницу. Высокосортная мука нового помола завоевала известность по всей России и в Средней Азии. Также в Самаре купец открыл общегородской элеватор, где хранилось зерно. Со временем Павел Шихобалов стал одним из крупнейших самарских купцов-мукомолов, достойно продолжив дело семьи. 

В 22 года Павел Иванович женился на Вере Аржанове, дочери купца 1-й гильдии, потомственного почетного гражданина Самары Лаврентия Семеновича Аржанова. Венчание состоялось в самарской церкви Святой Троицы 25 января 1892 года.

Брак Павла и Веры оказался счастливым и многодетным. В конце мая 1893-го в семье появилась дочь Вера, а через год сын Лаврентий, названный в честь деда по материнской линии. Потом еще родились Надежда, Галина и Семен. Вера Лаврентьевна была заботливой матерью. Также она занималась самообразованием, много читала, учила английский и французский языки. В дальнейшем это пригодилось семье во время многочисленных заграничных путешествий.

Новые горизонты

Чтобы восполнить пробелы образования, Павел Иванович вместе с женой много путешествовал. С 1895 по 1912 годы Шихобаловы посетили Францию, Италию, Бельгию, Испанию, Португалию, Венгрию, Финляндию, страны Балканского полуострова, Грецию, Кубу, Мексику, Северную и Южную Америку, Египет, Иерусалим, Мальту, Индию, Японию, Китай, Тасманию, Новую Зеландию и Филиппины. Во время поездок Павел Иванович изучал архивы, музеи, быт стран. Семья привозила в Самару сувениры и экспонаты в дар Публичному музею.

В 1902 году Шихобаловы совершили путешествие в Египет в честь 10-летней годовщины свадьбы. Чтобы добраться в эту восточную страну, они проехали через Северную Америку, Испанию и Португалию. В своих «записках» Вера Лаврентьевна писала: «Мы ездили к большим пирамидам Хеопса, Хефрена и Микерина, верстах в 4-5 от Каира, куда вела хорошо асфальтированная дорога. Ходили внутрь пирамиды Хеопса, помнится, там много залов и переходов. Ходили с какими-то факелами в сопровождении нашего гида и также других, специально приставленных к пирамидам. Туда мы как раз поехали в день десятилетия нашей свадьбы. Снялись там на верблюдах». Потом в 1918 году Шихобаловы передадут в коллекцию Самарского городского музея привезенные из Египта плакат с 32-мя фотографиями Панамского канала и рельефную его карту.

Хлебный магнат и коллекционер: какую роль сыграл в истории Самары купец Павел Шихобалов

Павел Иванович и Вера Лаврентьевна были очень религиозными людьми, поэтому из Египта они отправились познакомиться со знаменитыми христианскими святынями в Палестину и Иерусалим. Из-за сильного волнения пара не сразу решилась войти в Храм Господень. Только на следующий день, как вспоминала Шихобалова, они оказались в состоянии начать осмотр и молиться.

В 1904 году случилось большое путешествие Шихобаловых в Индию. Они проехали ее всю, посетили города Бенарес, Калькутту, Тричинапому, Хайдарабад, Бомбей, Агру и другие. В Хайдарабаде путешественникам, как и всем европейцам, бесплатно прислали из канцелярии раджи слона для прогулки. Вера Лаврентьевна описала свои впечатления от такого развлечения: «Слон нам был подан в полном роскошном убранстве: покрыт красной попоной, вожак сидел на голове и управлял с помощью палочки… На спине было поставлено что-то вроде саней на два места, можно было удобно сидеть. Чтобы сесть на него, слон становился на все четыре колена, а по маленькой лестнице надо было взобраться на место. Вас предупреждают, чтобы держались крепче: слон становится сперва на одну пару ног, а потом на другую. Если не держаться, то легко свалиться. Слон идет довольно медленно, спокойно сидеть, но когда бежит трусцой, то ощущается тряска».

Из этой поездки Шихобаловы привезли миниатюры на слоновой кости с изображением Тадж-Махала. В Москве Вера Лаврентьевна в ювелирной фирме Фаберже заказала рамку для одной из миниатюр и запонки из двух остальных миниатюр.

В конце 1908 — начале 1909 годов Павел и Вера вместе со старшим сыном Лаврентием посетили дальневосточные страны — Японию, Корею и Китай. В этих поездках Шихобаловы приобрели много сувениров, часть которых позднее передали в самарский Публичный музей. В 1912 году из своего последнего путешествия в Австралию они привезли чучело утконоса, которое каким-то образом оказалось в одной из самарских школ.

Дом с Атлантами и коллекция искусства

Павел и Вера Шихобаловы оставили после себя в Самаре значимое архитектурное и культурное наследие. К первому относится их дом, который был построен в 1905 году на улице Заводской (нынешняя Венцека) при содействии знаменитого архитектора Александра Щербачева. Сейчас он нам известен как Дом с Атлантами. Семья поселилась там в 1906 году, когда вернулась из Ниццы.

Дом Шихобаловых представлял собой двухэтажное здание, парадный фасад которого вытянут вдоль Заводской. Под аркой с фигурами атлантов, поддерживающих выступающий балкон, находился въезд во двор с хозяйственными постройками. Справа от арки — вход в особняк, который вел в небольшую прихожую с камином и лестницей на второй этаж. Стены там были облицованы панелями из темного «мореного» дуба. Перила лестницы украшала резьба в стиле модерн — крупные цветы подсолнухов и гроздья винограда. Стены лестничного пролета были расписаны травами и цветами на длинных изогнутых стеблях. Освещали лестницу несколько пучковых светильников.

Слева от лестницы находилась большая контора из нескольких помещений, а справа — парадные комнаты. Прямо с лестницы был вход в кабинет Павла Ивановича, в котором пряталась комната-сейф для ценных бумаг и денег. Оттуда можно было пройти в гостиную, главным украшением которой был рояль и лежащая на полу шкура белого медведя. Далее по ходу — изысканно обставленный будуар Веры Лаврентьевны, справа от него — большая столовая. Позднее был сделан пристрой во двор, в который перевели детские комнаты и спальню родителей. В правой части первого этажа расположились торговые залы, где продавали знаменитую «шихобаловскую» муку. 

Культурное наследие Шихобаловых составила уникальная коллекция современного русского искусства, которая располагалась в самом особняке семьи. В начале XX века купеческая чета владела значительным состоянием, поэтому могла позволить себе дорогие произведения искусства, в отличие от обедневшего дворянства и чиновников. Доходы Павла Ивановича складывались из мукомольного бизнеса и владения недвижимостью. Он сдавал квартиры внаем в той части города, где располагался их Дом с атлантами.

Хлебный магнат и коллекционер: какую роль сыграл в истории Самары купец Павел Шихобалов

Как вспоминала Вера Лаврентьевна, в заграничных поездках они с мужем если и покупали художественные произведения, то преимущественно украшательского и экзотического характера, еще не думая о собственной коллекции. Шихобалова признавалась, что в произведениях искусства они тогда разбирались мало. Приобщение к отечественной художественной культуре и настоящее коллекционирование началось по совету художника Василия Гундобина после постройки собственного дома. Шихобаловы покупали только то, что им самим нравилось — реалистические картины известных русских художников. Среди них были работы Ильи Репина, Владимира Маковского, Николая Дубовского, Михаила Нестерова, Василия Поленова, Константина Крыжицкого и других. Со многими авторами Павел Иванович был знаком лично и состоял в переписке.

В архиве Самарского художественного музея хранится единственный лист описи коллекции за 1917 год. По нему можно предположить, как были расположены картины в парадных залах и жилых комнатах особняка Шихобалова. Над лестницей были помещены «Король Альберт» и «Портрет Рубинштейна» Репина. Темные стены вишневого цвета в кабинете Павла Ивановича оживляли яркие картины художников Лебедева, Поленова и купленная в комиссионном магазине большая картина Ярошенко «Слепцы».

В гостиной находились самые большие полотна Маковского, Крыжицкого, Сурикова. Будуар Веры Лаврентьевны был завешан и заставлен разными рисунками и картинами, японскими гобеленами, статуэтками резной кости и семейными фотографиями. Среди произведений выделяется небольшой рисунок Левитана «Охотник». Больше всего — 22 картины — было в столовой.

В 1918 году сын Павла Ивановича Лаврентий передал коллекцию картин Самарскому публичному музею. Впоследствии дочь Вера Павловна оставит несколько воспоминаний об увлечении родителей: «Покупали картины непосредственно у художников, в их мастерских, реже на выставках. Мама всегда поддерживала начинания отца и была его верным консультантом при покупке картин. Она не имела специального искусствоведческого образования, но любила живопись и кое в чем разбиралась. Много книг читала по этим вопросам. Коллекция создавалась постепенно, и еще многое собирались приобрести. Но как только почувствовали, что коллекция, оставаясь в квартире, может оказаться под угрозой, то и поторопились передать ее в музей». С 1920-х годов шихобаловское собрание картин становится основой живописной коллекции русского искусства второй половины XIX — начала XX века художественного отдела Самарского музея.

Послереволюционная судьба

После возвращения в Самару большевиков в октябре 1918 года Шихобаловых выселили из Дома с атлантами, а Павла Ивановича сразу арестовали. Сын Лаврентий к тому времени успел уехать в Среднюю Азию, где работал бухгалтером и умер в 1931 году от сыпного тифа.

После выхода из тюрьмы Павла Ивановича Шихобаловы жили в маленьком доме на территории психиатрической больницы. После смерти главы семьи в 1929 году арестовали Веру Лаврентьевну с дочерью, которая училась тогда в Самарском государственном университете. После освобождения из бузулукской тюрьмы женщины переехали в Ленинград. Перед отъездом они попросили выдать им из самарского музея только портрет отца Веры — купца Аржанова — кисти Маковского. В 1973 году дочь вернула его в коллекцию вместе с другими памятными вещами матери: семейным фотоархивом, черной кружевной мантильей бабушки и несколькими сувенирами из поездок в страны Дальнего Востока.

В Ленинграде мать и дочь смогли купить только 16-метровую комнату в большой коммунальной квартире на Моховой. Там их навещал друг семьи Гундобин. Вера Павловна работала в Эрмитаже научным сотрудником, получала небольшую зарплату в 78 рублей. Ее пенсия составила всего 56 рублей и увеличилась до 81 рубля после исполнения 91 года. Вера Лаврентьевна пенсии от государства вообще не получала. Им постоянно помогали младшие дети — Семен и Надежда, ставшая в советские годы крупным ученым-гельминтологом. В 1955 году Шихобаловых разыскала в Ленинграде  сотрудник Куйбышевского художественного музея Аннета Басс. Этот случай помог восстановить картину собирательства одной из крупнейших самарских коллекций.

Когда Куйбышев стал «запасной столицей» особняк Шихобаловых был подготовлен для семьи Иосифа Сталина. В 1941-1942 годах в нем жила Светлана Сталина. В 1990 году Дом с атлантами передали на баланс Самарского художественного музея.

Фотографии и коллажи: «Самарская газета»

Читайте также:

Личность в Самаре

Гений кинематографа, рожденный на Волге: как сложилась самарская судьба Эльдара Рязанова

Спектакли в Филармонии во время войны, 20-метровая комната на пятерых и Волга в фильме «Жестокий романс»

Комментарии

0 комментариев

Комментарий появится после модерации