Таинственные своды Дома Курлиной. Окончание

13.11.2023

6294

Автор:

Таинственные своды Дома Курлиной. Окончание

В Музее модерна проходила выставка «Своды» (12+). Кураторы открыли для посещения нулевой этаж купеческого особняка. Он построен с использованием изобретения французского архитектора Монье, который придумал особую конструкцию, связывающую воедино цемент и железные опоры. Для сводчатых подвальных помещений эти материалы подходили как нельзя лучше. 

Читайте первую часть здесь, вторую — здесь.

Несостоявшийся музей 

У большевиков возникли сомнения в том, что в подвале дома Курлиных проводились массовые расстрелы. Об этом свидетельствует тот факт, что не был осуществлен крупный проект по созданию музея революции, который предполагалось разместить в зале с «расстрельной стеной». Он был разработан художником Георгием Подбельским. На его наброски специалисты наткнулись при подготовке выставки «Своды». Эскиз с характерной композицией, которая в западноевропейском искусстве называется «Пьета» («Оплакивание»), и подробное описание дают представление о том, как планировалось оформить подвал. В архиве социально-политической истории хранится также объяснение, написанное Подбельским от руки:

«На одной из стен мемориальная доска (из фанеры и натянутого полотна) вставлена в траурную раму. Низ доски в барельефе (живописно-графического характера) изображает замученного и убитого чехами рабочего. И около его трупа — скорбную женскую фигуру (жены или матери) с ребенком убитого. Над обломками стены уже восходит солнце, лучи его пронизывают мглу. Убитый не увидит его, но его сын встречает новый день. По бокам доски спускаются длинные траурные знамения. Наверху алая лента, и на ней лозунг.

По сторонам (в виде урн) подставки для литературы, открытки, фото, относящиеся к чехословацкой авантюре. На стенах плакаты или снимки, картины того же времени. Могут быть и портреты убитых товарищей. Сцена должна изображать расстрел. Восковые фигуры чехов и расстреливаемого у стены рабочего — в костюмах и со всеми аксессуарами тех дней чеховщины. Красный, жуткий свет. Гамма красок — черная и красная. На стенах следы крови и пуль. Весь подвал приведен в целое, живописное действо в смысле красок, настроения и проч.». 

Эскизы к оформлению музея революции можно увидеть на выставке «Своды». Определить автора произведения и пояснительной записки помог исследователь архитектуры старой Самары, журналист Армен Арутюнов. Именно он рассмотрел характерную подпись Подбельского в углу рисунка. 

Таинственные своды Дома Курлиной. Окончание

Юрист и художник 

То, что автор революционной «Пьеты» — выходец из зажиточной семьи, родовой особняк которой находится неподалеку от дома Курлиных, само по себе удивительно. Интересна судьба этого известного самарца. Ее перепетии могут служить иллюстрацией к тому, что происходило в стране и в нашем городе в тревожные 1917-1920-е годы. 

Георгий родился в 1882 году в семье юриста Петра Подбельского — уважаемого горожанина, состоятельного человека, основателя яхт-клуба и члена партии кадетов. Его дом выделялся своей архитектурой и кариатидами даже среди других особняков, построенных в стиле модерн на Саратовской улице. 

В подростковом возрасте Георгий посещал художественный кружок Бурова в Самаре. Отправившись на учебу в московский университет, продолжил художественное образование в вечерней школе Станислава Жуковского. Впоследствии его наставником стал знаменитый Константин Юон. Редкостный мастер пейзажной живописи, он привил любовь к ней и Подбельскому, которого можно считать одним из основателей самарской пейзажной школы. В 1915 году получивший диплом юрист вернулся в родной город и начал работать в качестве присяжного поверенного, параллельно продолжая заниматься творчеством. В газете «Голос Самары» публиковались карикатуры, рассказы и фельетоны Подбельского под псевдонимом Тор. Он также активно участвовал в художественной жизни Самары, занимался организацией выставок. 

Таинственные своды Дома Курлиной. Окончание

Дух Самары начала ХХ века 

После революции дом и прочую собственность у Подбельского конфисковали. Продолжать юридическую карьеру при новой власти Георгий не мог. Спасением стало его хобби — изобразительное искусство. Уже в 1925 году он участвует в первой выставке картин общества пролетарских художников, а потом и вовсе становится председателем самарского отделения Ассоциации художников революции. Видимо, получая поддержку из Москвы, где одним из лидеров АХР был его учитель Юон. Таким образом бывший владелец особняка на Саратовской стал заниматься музеем революции, расположенным в подвале конфискованного дома его соседей Курлиных. 

В 30-40-е годы Георгий начал преподавать. В числе его учеников — будущая знаменитость Валентин Пурыгин, получивший через Подбельского «прививку» — юоновскую любовь к природе, страсть к написанию волжских пейзажей.

В 1948 году в куйбышевском художественном музее состоялась выставка Георгия Подбельского, посвященная 40-летию его творчества. Он был не только талантливым пейзажистом. Подбельский — автор уникальной серии графики, посвященной старой Самаре. Небольшой альбомчик, который хранится в художественном музее, — это свидетельство человека, видевшего наш город как до революции, так и в первые ее годы. Автор впитал в себя и передал зрителю особый дух того времени. 

Таинственные своды Дома Курлиной. Окончание

Интрига остается 

Мрачный подвал Дома Курлиных продолжает хранить свои тайны. Сотрудница Музея модерна Елена Жидкова наткнулась на воспоминания одного из самарцев, который рассказывал, как в детстве бегал в «Солдатский клуб» со старшим братом. И не просто поглазеть, а с конкретной целью. Увлеченные игрой военные сбрасывали карты на пол, а мальчонка по наущению старшего брата подбирал валетов, дам, тузов, шныряя под ногами подвыпивших игроков. В результате ребята собрали собственную колоду французских карт. Можно также обратиться к воспоминаниям бывших анархистов. Врач Чекин описывал, как в конце марта 1919-го Самарская губернская ЧК разогнала соратников «дяди Вани»: «марксистские власти арестовали активных анархистов, разгромили клуб, библиотеку, а нас, учеников, задержали на несколько часов, переписали и отпустили». Возможно, в их бумагах промелькнет рассказ о «Солдатском клубе» и о тире в его подвале. Нельзя отбрасывать и другие источники. Не так давно в Екатеринбурге вышли две книги воспоминаний бывших чешских легионеров, переведенные на русский язык. Одна из них, по свидетельству главного библиографа областной научной библиотеки Александра Завального, поступила в ее фонды. 

Комментарии

0 комментариев

Комментарий появится после модерации