Нина Ляпина, именем которой назван Самарский медицинский колледж. Часть последняя

17.09.2023

5536

Автор:

Нина Ляпина, именем которой назван Самарский медицинский колледж. Часть последняя

Краевед из Москвы Михаил Матвиенко прислал нам свои изыскания по истории 117-й дивизии, формировавшейся в годы Великой Отечественной войны в Куйбышеве. Особенно поразил рассказ о девушках-санитарках и медсестрах из 173-го медико-санитарного батальона. Среди них была и наша землячка Нина Ляпина. Исследователь работал вместе с историками Самарского медицинского колледжа. Они собрали множество документальных свидетельств о жизни юной героини и ее подруг. Повесть Матвиенко трогает до слез. Пробежимся по ее страницам. Это последняя часть материала. Первую часть материала можно почитать тут, а вторую — здесь. 

В отряде Ковпака

Из архивных документов известно, что «Ляпина Нина Дмитриевна 1921 года рождения, военный фельдшер, находилась в Путивльском партизанском отряде Сумского партизанского соединения под командованием С.А. Ковпака с 5 марта в 1942 г.». Девушка трудилась в госпитале. Однако постоянно стремилась попасть на линию соприкосновения с врагом, так как считала себя в долгу перед членами подпольной группы, которые погибли, переправляя ее из немецкой оккупационной зоны к партизанам. Трудности организации медицинского обслуживания и быта в лесах, постоянное нахождение в условиях стычек с противником, тем не менее, не помешали Нине Ляпиной жить полной жизнью. Она встретила в отряде свою любовь и смогла ощутить материнские чувства, пусть и не к собственному ребенку, а к найденной девочке-сироте.

Нина Ляпина, именем которой назван Самарский медицинский колледж. Часть последняя

Дочь партизанского отряда

В марте 1942-го немецкое командование дополнительно направило против партизан Ковпака свежие батальоны мадьяр. Фашисты организовали заградотряды, расстреливающие отступавших венгров. Подтягивалась крупная артиллерия, минометы. Появилась бомбардировочная авиация. Партизаны, отразив атаки, решили прорываться в гущу Брянских лесов. Так как все дороги были перехвачены немецкими заставами, они двинулись снежной целиной. Походный госпиталь партизаны оборудовали в хатах встречавшихся по дороге сел. Медсестры во главе с начальником санитарной части Надеждой Маевской не только лечили бойцов, но и оказывали помощь крестьянам. 

Прорвавшись в центр Брянской области, отряд сделал своим центром село Старая Гута. Здесь же расположили госпиталь, в который привозили не только раненых партизан, но и местных жителей, пострадавших от рук оккупантов. Однажды к воротам подъехал разведчик Коля Гомозов и попросил забрать из саней раненого. Медсестры вначале никого не увидели, но, присмотревшись, извлекли из вороха сена маленький сверток. В нем была крошечная девочка с запекшейся кровью на чернявой головке. В селе Большая Березка фашисты расправились с ее матерью. Пуля задела младенца, которого женщина прятала на груди. С тех пор девочка стала предметом постоянной заботы всего медицинского персонала. Особенно много времени уделяли крохе молоденькие медсестры Галя Борисенко и Нина Ляпина. Они выходили ребенка, каждую свободную минуту старались проводить с ним. 

Нина Ляпина, именем которой назван Самарский медицинский колледж. Часть последняя

В оперативной группе

9 апреля 1942 года в Старой Гуте состоялось совещание всех командиров украинских, брянских, орловских и курских отрядов, на котором был разработан окончательный план разгрома противника. В ночь на 11 апреля разыгралось грандиозное по партизанским масштабам сражение на фронте протяженностью почти в 40 километров. Линия соприкосновения протянулась между населенными пунктами Знобь-Новгородская и Середина-Буды. Нина Ляпина постоянно рвалась на передовую, в самые горячие места. Сидор Ковпак вспоминал впоследствии: «У нас Нина первые два месяца работала в лесном госпитале. Потом пришла ко мне с просьбой перевести ее в оперативную группу. Отказал, но не помогло. Очень уж настойчивая была, убеждала: «За меня люди хорошие погибли, а я в госпитале отсиживаться буду». Пришлось согласиться».

По решению Ковпака Нина Ляпина была направлена в 4-ю оперативную группу Павла Пятышкина. В Старой Гуте девушка встретилась с лейтенантом Сашей Тураевым. Это был высокий, стройный, красивый брюнет, с синими, как васильки, глазами. Его назначили помощником начальника штаба партизанского отряда. Вспоминает Семен Тутученко: «Может быть, лейтенант так и остался бы штабистом на всю войну, если бы не одно обстоятельство. Он влюбился. Да еще как! Жить без своей возлюбленной не мог. Как только появлялось у Саши свободное время, ноги сами несли его в четвертую роту — к Нине Ляпиной». Начальство решило не мешать влюбленным и назначило Тураева командиром взвода в эту самую четвертую роту. Молодые люди даже сыграли скромную партизанскую свадьбу, но мечтали после войны повторить ее в Куйбышеве и на родине жениха в Архангельском.

Нина Ляпина, именем которой назван Самарский медицинский колледж. Часть последняя
Нина Ляпина, именем которой назван Самарский медицинский колледж. Часть последняя

Последний бой

Во время партизанского наступления бои не прекращались. Медсестры, сделав перевязки, брались за оружие. Нина Ляпина, находясь в группе Пятнышкина, убила двух фашистов, а затем показала чудеса храбрости, освободив около 200 заложников. Это были дети партизан, которых немцы держали в школе. Во время завязавшегося с полицаями боя она незаметно подползла к окну помещения, где находились охранники, и бросила туда гранату. Партизаны поддержали смелую девушку атакой.

Удар по противнику на главных направлениях был назначен на час ночи 5 октября 1942 года. Во время сражения за село Голубовка в неглубокой лощине Нина Ляпина развернула перевязочный пункт. Бой был ожесточенным. Нина вытаскивала из-под огня раненых, перевязывала их, отправляла в укрытия. Началась атака на позиции противника. Вражеский дзот не затихал. С правого и левого флангов стреляли из пулеметов. Нина схватила автомат убитого бойца и крикнула: «В атаку!» За ней побежали партизаны. И вдруг девушку бросило на землю. Осколки мины перебили Нине обе ноги. Она отлично понимала, что ей не выжить. Когда ее вывозили из зоны боя, жалела только о том, что не дошла до Берлина. 

— Напишите в Куйбышев отцу и маме, скажите Саше, что я не подвела их, — это были ее последние слова. 

Но жених не получил от нее последнюю весточку. Александр Тураев погиб в тот же день. Он вел свой взвод к стоянке легких фашистских самолетов. Оставалось каких-нибудь три десятка метров. И вдруг из тщательно замаскированного дзота, незамеченного разведкой, хлестнула огненная струя свинца. Она наповал сразила молодого командира. 

Письмо Нины Ляпиной родным в Куйбышев:
29 сентября 1942 г.

Дорогие мои!

Папка, ты бы посмотрел сейчас на свою влюбленную в бальные платьица Нинку! О, ты бы, наверное, не узнал ее. Сапоги по ноге, гимнастерка по росту, кубанка такая же, как у начальника медслужбы врача Надежды Каземировны Маевской. На боку трофейный пистолет. Раньше у Нинки был автомат. Но возиться с санитарной сумкой и автоматом не очень удобно. Поэтому сменила. Убила из пистолета четырех гадов. Ждите серьезных новостей. Скоро вы услышите о нас что-то важное и интересное. Привет от моего боевого друга Александра Тураева. Мы поженились. Но свадьбы не было. Договорились с Сашей, что сыграем ее после войны в двух местах: в Куйбышеве и на его родине — в селе Архангельском. Подробности потом».

Фотографии: исторические архивы

Предыдущие материалы цикла:

Нина Ляпина, именем которой назван Самарский медицинский колледж. Часть 1

Нина Ляпина, именем которой назван Самарский медицинский колледж. Часть 2

Комментарии

0 комментариев

Комментарий появится после модерации