Портрет Константина Лемана

18.12.2022

1780

Автор:

Портрет Константина Лемана

Уже не впервые «СГ» приходится возвращаться к поднятой в «Исторических версиях» теме. И это прекрасно: приходят отклики от свидетелей событий, краеведов, архивариусов, нашедших интересный документ. На этот раз произошло настоящее открытие: найден снимок Константина Лемана, который вместе с Оскаром Кеницером основал макаронную фабрику, ныне носящую название «Верола». Обнаружить его удалось благодаря совместной работе сотрудников Музея модерна, краеведов, родственников архитектора Зеленко и членов немецкой общины Самары. 

Передовое производство

В 1882 году прибывший в Самару из Германии Оскар Кеницер построил на улице Алексеевской макаронную фабрику. Это было огромное по тем временам здание из красного кирпича. Здесь применялась новейшая техника для производства спагетти, вермишели и других мучных продуктов. К 1913 году Торговый дом Кеницера считался самым крупным в России. Совладельцем «макаронки» являлся также немец Константин Леман. В адрес-календаре, справочнике Самары, издававшемся ежегодно, о фабрике говорилось так: «Макаронное заведение во 2-ой полицейской части Самары с мощностью паровой машины 6 лошадиных сил, числом рабочих 130, в аренде у владельца Кеницера». К началу ХХ века на заводе трудилось 150 сотрудников. Условия считались хорошими, самарцы гордились тем, что производство было передовым, оснащенным машинами с паровым двигателем. О таком отношении свидетельствует, к примеру, то, что в годы гонений на немцев рабочие выступили в защиту хозяев фабрики. 

В архиве Самары историки нашли много сведений о семье Кеницера — его паспорт, разрешение на въезд в Российскую империю, прошение о гражданстве, информацию о принадлежащих ему земельных участках, магазинах и производственных площадках, наконец, семейные фотографии. Так что любители истории давно знали в лицо этого известного предпринимателя. Другое дело Константин Леман. Поиски его фотографии — это настоящий детектив.

Портрет Константина Лемана

Причем здесь Зеленко?

Старший научный сотрудник Музея модерна Елена Жидкова много времени посвятила изучению жизни незаурядной личности XIX-XX века — педагога, писателя и архитектора Александра Зеленко. В частности, он создал особняк Курлиных, один из символов самарского ар-нуво. Жидкова разыскала родственников Зеленко, среди которых есть потомки его жены Нины. Она происходила из немецкого рода Шлегеров, состояла в родстве с Кеницерами и была другом семьи Леман. Изучая полученные от московских родственников Зеленко архивы, Жидкова наткнулась на портрет девочки. Надпись на нем гласила, что это фотография Фриды Леман. Карточка гимназистки подписана 2 декабря 1913 года. Снимок сделан в известном фотосалоне Владимира Михайлова на улице Льва Толстого. Историк продолжила поиски в архивах и установила, что Фрида появилась на свет в Самаре, 28 июля 1904 года. Ее родителями были Константин Леман и его жена Ольга Петерсон. По воспоминаниям, семья покинула наш город в годы Гражданской войны. Елена Жидкова заключает:

— Вероятно, снимок был подарен друзьям Леманов — Евгении и Валентине Шлегер, дочерям управляющего макаронной фабрикой Карла Шлегера. В семейном архиве сохранилось много фотографий этой семьи: они породнились с женой архитектора Зеленко Ниной Юльевной. Либо снимок предназначался падчерице Зеленко Елизавете, которая обучалась в Самаре во 2-й женской гимназии.

Портрет Константина Лемана

Базель и Васильевка — что общего?

Исследователь поделилась фотографией и информацией на сайте по истории поволжских немцев forum.wolgadeutsche.net/. И сообщила все, что ей известно об отце Фриды Константине Лемане. По архивным данным, он родился 20 июля 1865 года в Базеле. Жидкова полагала, что Леман, так же как и Кеницер, приехал из-за границы. 

Однако на форуме выяснилось, что его место рождения — отнюдь не швейцарский город, а немецкая колония Базель Самарской губернии, ныне село Васильевка Марксовского района Саратовской области. То есть Леман не приезжий, а наш земляк. Колония Базель находилась в 267 верстах от Самары и в четырех верстах от волостного села Беттингер (Баратаевка) по торговому тракту из Николаевска в Саратов. Она была основана в 1768 году. А русское название Васильевка получила в начале Первой мировой, когда в стране развернулась антинемецкая пропаганда. То есть современники Лемана даже не думали, что он иностранец. 

После создания в 1918 году Трудовой коммуны немцев Поволжья селам вернули первоначальные названия. В Базеле имелись каменная школа, храм, две мельницы с нефтяными двигателями. Работали ткацкое производство, кооперативная лавка, кредитное товарищество. В 1920-х здесь появились машино-тракторная станция, библиотека и изба-читальня. Здание трехэтажной немецкой мельницы сохранилось до сих пор. В сентябре 1941-го немцы были депортированы из Базеля. С 1942 года село носит название Васильевка. 

Портрет Константина Лемана
Портрет Константина Лемана

Остался и был расстрелян

На публикацию фотографии Фриды отозвался немецкий культурный центр «Надежда». Оказалось, что там хранятся копии документов семьи Леман, переданные потомками старшего брата девочки — Арнольда (Арнульфа), родившегося в Самаре в 1901 году. Он был единственным из детей Ольги и Константина, который после революции остался в нашем городе. Арнольд не желал покидать налаженное макаронное производство, полагая, что его опыт пригодится и Советам. В 1942 году он был расстрелян, видимо, только по причине своего немецкого происхождения. Посмертно реабилитирован в 1989-м. 

Согласно архиву семьи Леман, дед Фриды Генрих (Андрей) более 30 лет работал в Базеле школьным учителем. Здесь родились его дети: Александр (1863), Берта (1864), Константин (1865), Левин (1867), Ольга (1873), Гейнрих (1875), Ганна (1883). И, наконец, в немецком землячестве нашлось фото Константина Лемана. На нас глядит строгий господин с пышными усами и длинной бородкой. Передали и фото его жены Ольги Петерсон — приятной во всех отношениях дамы в белом платье и с локонами, спадающими на лоб. Елена Жидкова поясняет: 

— Ольга Иоганновна Петерсон родилась в 1875 году в Сарепте. Умерла в 1956 году в Виндсбахе, Германия. Похоронена там же, рядом со своим супругом. С Константином Леманом они венчались в Саратове в 1898-м. Но первые десятилетия их семейной жизни — рождение детей, бизнес — связаны с Самарой, с активным участием в общественной жизни города и делах приходского совета лютеранской общины.

На дискуссию в интернете о семье Леманов откликнулся краевед Павел Попов. Он указал, что у Оскара Кеницера имелось три производственных площадки. Первая — на Садовой, вторая, по проекту Щербачева, — на участке Зелихмана, где позже была построена губернская земская управа по проекту Зеленко, третья, по проекту Шрадера, — на Дворянской, рядом с усадьбой Санина, в 71-м квартале. Документы указывают, что Константин Леман проживал именно на второй производственной площадке, на углу Москательной и Саратовской (Льва Толстого и Фрунзе).

Как же Леманы попали в Россию? По призыву Екатерины II началось масштабное переселению немцев в нашу страну. Энтузиасты выяснили путь первого представителя рода Леманов, переехавшего в Россию. Это был 44-летний прусский канонир из Кроссена, прихожанин лютеранской церкви. Он отплыл из Любека на пинке — двухмачтовом парусном судне Die Zwei Gebrüder. На пути к поволжским степям вместе с другими переселенцами зимовал в Кирилловом монастыре близ Белозерска.

Фотографии: исторические архивы

Портрет Константина Лемана

Читайте также:

Проекты

Рейс в Тегеран. Часть 2

Как в Куйбышеве решались важнейшие внешнеполитические вопросы

Комментарии

0 комментариев

Комментарий появится после модерации