Бутафор театра кукол Анна Букалова: Художник имеет право нарушать привычные пропорции

12.10.2021

481

Автор:

Бутафор театра кукол, художник-постановщик спектаклей Анна Букалова рассказала, как придумываются и изготавливаются куклы, поделилась секретами создания сценического пространства. 

Рисовать и развиваться

— Я рисовала всегда. В детстве занималась в изостудии, потом окончила художественную школу, затем художественное училище. Тогда там, к сожалению, не было театрального отделения, и я училась на «живописи». Позже окончила педагогический университет, отделение «живопись и декоративно-прикладное искусство».

После художественного училища пришла преподавать в ЦВР «Крылатый». На мое счастье, именно там находится театр кукол юного актера «Аленький цветочек». Как раз в тот момент он остался без художника. Руководитель этого объединения Виктор Михайлов предложил мне не только набрать детей в изостудию, но и поработать в «Аленьком цветочке». Я всегда считала театр какой-то недостижимой мечтой и согласилась, не раздумывая. Много премудростей пришлось осваивать на месте, но это было очень интересно.  

Потом, в 2006 году, я начала работать бутафором в театре кукол, и там, непосредственно в цехах, научилась еще большему. Время от времени продолжаю совершенствовать свои навыки на различных профессиональных курсах. Ездила для этого в Набережные Челны, в Москву. В целом же повышение квалификации происходит при подготовке каждого нового спектакля. Особенно когда приезжают художники со своими технологиями создания той или иной куклы, реквизита.

Ощущения в наброске

Поскольку я бутафор-декоратор, моя работа связана с созданием кукол, реквизита, декораций. Необходимо знать, что персонаж должен уметь, чтобы понимать, из какого материала и как его сделать. Художник придумывает форму куклы, рисует, иногда лепит голову. Далее задача бутафора довести ее до ума и подготовить к росписи. Костюмы куклам создают в швейном цеху. А более мелкие декоративные работы и обтяжка тканями — тоже на бутафорах.

Когда я работаю как художник, то вместе с режиссером мы создаем сценическое пространство. Я всегда прошу его сформулировать, какими должны быть ощущения от спектакля, что он хочет почувствовать. Сначала пытаюсь передать эти моменты в линейных набросках. В процессе создания эскиза появляются детали. 

Не потеряться на сцене

Чтобы понять характер кукол, которых предстоит сделать, нужно глубоко вчитаться в текст сценария. Режиссер подсказывает, через какую линию будет вестись повествование. Ведь даже «Колобка» можно поставить так, что не только малышам, но и взрослым будет интересно. Сделать акценты в каких-то местах, подобрать правильные интонации, эмоции — и вы увидите совсем другую сказку, абсолютно не ту, к которой привыкли с детства. Здесь главное не переборщить на взрослый лад.

Интересно, что кукла в руках и кукла на сцене — совершенно разные вещи. Можно держать очень интересный экземпляр, восхищаться им, а в спектакле он потеряется. И наоборот, совершено невзрачные куклы на сцене могут смотреться великолепно. Однажды мне очень понравилась одна привозная постановка, в которой персонажи, сделанные из дерева, будто жили на сцене. После спектакля я подошла, чтобы рассмотреть их, и удивилась, насколько они корявые и асимметричные, я бы даже сказала, нарочито уродливые. Художник, создавший их, — настоящий мастер, понимающий, как добиться нужного эффекта. 

С нарушением пропорций

Для каждого спектакля куклы изготавливаются отдельно. Если в репертуаре театра десять сказок, где фигурирует медведь, значит будет десять разных мишек. Потому что, даже если характер у героя везде примерно одинаковый, стилистика у постановок разная. Где-то нужно сохранить цветовую гамму персонажей, где-то сделать куклам определенную форму глаз.

Художник имеет полное право нарушать привычные пропорции. Кукла не должна быть сверхреалистична. Всегда действует принцип: любое животное очеловечивается, а любому человеку придаются черты животного. Благодаря этому образы становятся более яркими, воздействующими на восприятие зрителя. В ответ на фразу «Но ведь такого волка или человека не бывает» я объясняю, что театр кукол — это не место для изучения анатомии и зоологии, а в первую очередь мир эмоций. 

Для некоторых кукол делаются дубли. Например, веселый персонаж и грустный, худой и толстый. Дублей может быть несколько, но обычно не более четырех. Ассиметричная кукла хороша тем, что иногда позволяет дублей избежать. Повернул ее под определенным углом к зрителю, приподнял или опустил — и уже совершенно другая мимика. Но это более тонкая работа. 

Задача с инженерным уклоном 

В столичных кукольных театрах большое внимание уделяется детальным механическим решениям. Например, когда рука у куклы сжимается и разжимается. У нас обычно делается механика головы — глаз, рта, бровей.

Я очень люблю делать механику. Это крайне интересно — придумать, как все расположить, куда-то вывести, где какой крючок сделать. Задача с инженерным уклоном. Когда-то мне это казалось почти волшебством. На практике выяснилось, что все не так сложно. Везде заложен принцип детских качелей: тяга, обратная тяга, пружина и леска, за которую нужно потянуть. Есть, конечно, очень сложная механика, за которую я пока не готова взяться. Например, видела кукол, у которых закрываются не глаза, а веки, а глаза двигаются вправо-влево. У меня такое решение вызвало бурный восторг. 

Оптимальный вариант — одна механизированная деталь: глаза, рот, уши, брови. Можно сделать и больше, даже всю голову полностью. Но такая кукла получится тяжелой, актерам будет сложно работать. 

Порой кукла без механики несет гораздо больше эмоциональной нагрузки. Это зависит и от мастеров, и от актера, который профессионально будет расставлять нужные акценты в движениях персонажа. 

А вот мимирующих кукол я делать не очень люблю. Их шьют из поролона. Актер надевает такую куклу на руку и может заставить ее, скажем, выпучить глаза или разговаривать. 

Для взрослого зрителя

Недавно в нашем театре кукол режиссер Светлана Дорожко поставила спектакль для взрослого зрителя по циклу юмористических новелл Ильфа и Петрова «Необыкновенные истории из жизни города Колоколамска». Мне он очень понравился. Я считаю, это прекрасное начинание, хоть и несколько рискованное. В театрах Москвы и Санкт-Петербурга кукольные спектакли для взрослых — дело обычное. У нас такого пока нет. К сожалению, куклы зачастую воспринимаются как нечто несерьезное, не заслуживающее внимания. И чтобы разубедить в этом зрителя, потребуется немало времени.

Девочка со спичками

В каждую работу, в каждую куклу вкладываешь душу. Тем не менее, у меня есть любимчики. Например, Девочка со спичками из спектакля «Аленького цветочка». Это планшетная кукла небольшого размера. За счет цветовой гаммы она вызывает необычные ощущения. Очень бледная девочка, кажется, сейчас замерзнет и буквально упадет. При этом она не худая и не страшненькая. 

Конечно, куклы со временем меняются. Сейчас я смотрю на тех, что мы делали лет 15 назад, и понимаю, как они устарели. Хотя в тот момент казались произведением искусства. 

При многих столичных театрах существуют музеи, где выставляются персонажи уже списанных спектаклей. Такие экспозиции обычно располагаются где-то в фойе или занимают отдельную комнату. Зритель перед спектаклем может посмотреть, какие куклы были, например, в 80-х годах, какие сейчас. Не выставочные экземпляры, а именно рабочие. Мне кажется, это прекрасная практика. Хотелось бы, чтобы так было и у нас.  


Читайте также:

Стиль жизни

Книжное хранилище: топ-5 фильмов ко дню школьных библиотек

Окунаемся в атмосферу уютной тишины читальных залов

Стиль жизни

Не только Толкин: топ-10 классиков жанра фэнтези

Продолжаем делать подборки для тех, кто предпочитает бумагу

Комментарии

0 комментариев

Комментарий появится после модерации