На родине предков. Праправнучка Антонины Шлегер побывала в Самаре. Часть 2

28.03.2021

112

Автор: Татьяна Гриднева

Иногда истории, вышедшие в «Самарской газете», получают неожиданное продолжение. Уже не в первый раз наши публикации дополняют исследователи. Уже не в первый раз на нас выходят свидетели описанных событий или их потомки. Так произошло с публикацией «Памятник несбывшемуся счастью». В ней рассказывалось о загадке архитектора Александра Зеленко. В 1900 году он спешно покинул наш город, даже не достроив собственный дом. А его жена Антонина Шлегер осталась в Самаре. История этой семьи тесно связана с одним из старейших предприятий города — макаронной фабрикой.

Это вторая часть материала. Первую можно почитать тут.

Знаковые места

Екатерина Хасина с удовольствием прошлась по улицам старого города. Она увидела усадьбу Бостромов, лютеранскую кирху, которую, возможно, посещали Кеницеры и Шлегеры, бывшую гостиницу «Сарепта», где останавливались купцы из немецких поселений на Волге. А также нарядное здание губернской земской управы, спроектированное в 1898 году архитектором Александром Зеленко. Оно находится на улице Фрунзе, 116. Ныне там размещается колледж строительства и предпринимательства. Рядом — музей революционного полководца Михаила Фрунзе. Оказывается, это приземистое здание также связано с семьями Кеницеров и Шлегеров. Они построили его специально для рабочих макаронной фабрики. Здесь находилось общежитие. Оскар Кеницер с женой и детьми жил на улице Дворянской. А управляющий, Карл Шлегер, занимал служебную квартиру в доме на территории макаронной фабрики. Это сооружение не сохранилось до наших дней. Сейчас на его месте растут голубые ели. Сама же фабрика теперь носит название «Верола». Обо всем этом московская гостья узнала, посетив предприятие по приглашению его нынешнего директора Евгения Сальникова.

Снова загадки истории

Для молодой художницы экскурсия по фабрике, созданной ее предками, стала настоящим приключением. У проходной девушку встретила сотрудница Музея Модерна Елена Жидкова. Не теряя времени они с Екатериной стали выяснять, кто же на самом деле был первым мужем Антонины Шлегер. Художница склонялась к тому, что это управляющий фабрики Карл Карлович. А изучившая документы местных архивов Елена Жидкова доказывала, что супругом Антонины был его брат Владимир. Об этом «СГ» писала в первой публикации по данной теме — «Памятник несбывшемуся счастью». 

— У их отца, домашнего учителя Карла Петровича Шлегера, было восемь детей. Среди них — Карл и Владимир. Первый стал управляющим, второй занимался книгоиздательством, — утверждает сотрудница музея. 

Елена пообещала помочь Екатерине найти метрику о венчании ее предков, которая представлена среди оцифрованных документов самарского архива. Также она заметила: неудивительно, что о Владимире Шлегере мало известно его потомкам, ведь он умер очень молодым.

Путешествие в прошлое

Евгений Сальников провел экскурсантов по всей территории предприятия. Он давно интересуется биографиями Кеницеров и Леманов, которые были совладельцами макаронной фабрики, а также Шлегеров — управляющих и членов семьи Оскара Карловича. Нынешний генеральный директор благодарен основателям предприятия за добросовестность, которую они проявили при его строительстве. Кованые лестницы, установленные еще в позапрошлом веке, до сих пор украшают переходы между этажами. Для того чтобы наглядно продемонстрировать, какой ему досталась фабрика в 80-е годы, Сальников провел гостей в электроцех. Ободранные стены, дореволюционные конторские перегородки из стекла, на полу — разбитая метлахская плитка. Все это относится к тому времени, когда Оскар Кеницер возводил свое детище. 

— Обратите внимание на пол, — сказал директор предприятия, — здесь стояла динамомашина, вырабатывавшая электричество. Под ней были уложены толстые плиты из чугуна. Они сохранились до наших дней. Все было сделано на совесть, на века.

Фабрика сегодня

Сейчас фабрика соответствует всем современным стандартам. Экскурсантов впечатлили огромные установки, замешивающие тесто, и машины, выполняющие различные виды его нарезки. Часть итальянского оборудования была приобретена еще в советское время, однако простояла в контейнерах во дворе фабрики до 90-х годов. Новым акционерам предприятия пришлось выкупать технику у государства, а затем ломать голову над тем, как ее смонтировать. Постепенно налаживались связи с итальянскими производителями, и парк макаронных машин пополнялся. Сейчас «Верола» может производить самую разнообразную продукцию. Однако, пожаловался директор предприятия, есть трудности со сбытом: пришедшие на самарский рынок сетевые магазины предпочитают работать с постоянными и давно известными партнерами. В конце экскурсии Сальников спросил мнение московской гостьи, в хорошие ли руки попало ее фамильное предприятие. Екатерина ответила положительно.

Имени Розы Люксембург

В кабинете, куда директор пригласил гостей на чашку чая, есть витрина с многочисленными наградами, полученными коллективом в разное время. В том числе два красных знамени, на которых написано: «Фабрика имени Розы Люксембург». Евгений Сальников рассказал, что после отъезда Кеницеров владельцем макаронной фабрики оставался Константин Леман. Затем, в 1917-м, и он с семьей покинул Россию. Его сын Владимир, чувствовавший себя русским по духу, не захотел уезжать из Самары. В 30-е годы он был репрессирован. Однако в Самаре до сих пор живут его потомки. Управляющий Карл Шлегер числился арендатором фабрики в период НЭПа и способствовал тому, что производство было сохранено. Но этот исторический этап быстро закончился, и он лишился даже возможности проживать в служебной квартире. Но все же остался работать на фабрике, снимая угол в поселке Зубчаниновка. В семейных архивах сохранился его проездной билет. 

На предприятие был назначен новый, «пролетарский» директор, фабрике присвоили имя немецкой коммунистки Розы Люксембург. Елена Жидкова добавила, что, увидев на сайте 

музея публикацию про Екатерину Хасину, с ней связались еще одни москвичи — родственники второй жены Зеленко, Анны Уваровой. Так что, вполне возможно, в будущем «Самарская газета» вернется к этой теме и расскажет новые подробности о жизни знаменитого архитектора.

Несмотря на беспрерывную эксплуатацию помещений макаронной фабрики в советское время, небывалую загруженность, в том числе при производстве различных концентратов для фронта во время Великой Отечественной, новому руководству не пришлось делать капитальный ремонт. Стены, построенные из нескольких рядов местного кирпича, не имеют трещин. Сводчатый подвал, снабженный умной системой водоотведения, остается сухим в любое время года. Это позволило оборудовать на нулевом этаже просторную раздевалку, санитарный блок и столовую для персонала предприятия

Читайте также:

Проекты

100 самарских художников. Коля Ельцов. По лестнице вверх

Наш корреспондент рассказывает о самарском патриархе, работающем в темноте

Проекты

Исторические версии. Легендарные сотрудники и громкие дела самарской прокуратуры

Под надзором сотрудников ведомства всегда находились оборонная и космическая отрасли

Комментарии

0 комментариев

Комментарий появится после модерации