На родине предков. Праправнучка Антонины Шлегер побывала в Самаре

21.03.2021

52

Автор: Татьяна Гриднева

Иногда истории, вышедшие в «Самарской газете», получают неожиданное продолжение. Уже не в первый раз наши публикации дополняют исследователи. Уже не в первый раз на нас выходят свидетели описанных событий или их потомки. Так произошло и с публикацией «Памятник несбывшемуся счастью» №54 от 7 апреля 2018 года, также выходила на сайте sgpress.ru. В ней рассказывалось о загадке архитектора Александра Зеленко. В 1900 году он спешно покинул наш город, даже не достроив собственный дом, а его жена, Антонина Шлегер, осталась в Самаре. История этой семьи тесно связана с одним из старейших предприятий города — макаронной фабрикой.

Праправнучка из Москвы

Краеведы выдвигали две версии отъезда Зеленко. Первая — служебная: мужчина отбыл в Москву по приглашению своего кумира — известного столичного зодчего Федора Шехтеля. Вторая — личного свойства: у архитектора произошел внезапный и бурный разрыв с женой. Даже сотрудники Музея Модерна, подсказавшие «СГ» данную тему, терялись в догадках: что же произошло в далеком прошлом? 

Научный сотрудник музея Елена Жидкова не теряла надежды найти потомков действующих лиц этой истории. И ее поиски в соцсетях увенчались успехом. Молодая московская художница Екатерина Хасина оказалась праправнучкой Антонины. По приглашению Жидковой она в начале марта приехала в наш город. В музее ей показали статью «СГ» о любовной истории, которая связывала Антонину и Александра Зеленко. И девушка сказала: она знает ответ на вопрос, поставленный журналистом.

Встреча после расставания

Для сотрудников Музея Модерна, готовящих книгу к 150-летию Александра Зеленко, эта встреча стала настоящим подарком. Тем более что девушка привезла с собой семейный архив с уникальными фотографиями. На них запечатлена семья владельца Самарской макаронной фабрики Оскара Кеницера и родственников его жены Софии — обрусевших немцев Шлегеров. 

Оказывается, прежде чем выйти замуж за Зеленко, Антонина была замужем за Карлом Шлегером, племянником Софии. Он работал управляющим на фабрике. У супругов родилось двое детей: в 1894 году — сын Владимир, в 1896-м — дочь Елизавета. К несчастью, отец семейства довольно рано умер. И его вдова вышла замуж повторно — за Александра Зеленко. 

На встречу с московской гостьей пригласили и журналиста «Самарской газеты». Елена Жидкова рассказала: 

— Несколько лет мы искали потомков Александра Зеленко, веря, что его семейный архив где-то сохранился. Увы, архитектор не имел детей, но оказалось, что у его жены, самарской дворянки Антонины Шлегер, были сын и дочь от первого брака. И как только мы задумали в год 150-летия Зеленко написать о нем книгу, поиски увенчались успехом. В Самару наконец-то прибыл семейный архив Зеленко-Шлегеров-Кеницеров-Гинчей. Это стало возможным благодаря художнице Екатерине Хасиной. Она удивительно похожа на свою прапрабабушку, Антонину Зеленко.

У московской гостьи тот же высокий лоб, сужающийся к подбородку овал лица, задумчивые серые глаза и то же изящество в облике. Екатерина смогла объяснить внезапный отъезд архитектора из Самары: он страстно любил свою жену, но часто ссорился с ней. Как показывает переписка, оба были натурами взрывными, безудержными и гордыми. Однако ссора, побудившая архитектора спешно отбыть в столицу, не была окончательной. 

Получив заказ на строительство особняка Курлиных, в котором ныне размещается Музей Модерна, Зеленко возвратился в наш город и уговорил Антонину вместе с детьми уехать с ним в Москву. Там они прожили вместе вплоть до его отъезда в кругосветное путешествие в 1903 году. Екатерина привезла и документальное подтверждение этого. Отправитель одного из предоставленных ею писем — Мария Газенбуш. Та самая, которой архитектор писал из отходящего в Москву поезда: «Пишу Вам карандашом в вагоне и реву, как дурак. С прошлым я покончил окончательно. Случилось так — жаль». В семейном архиве есть ее послание, датированное 1902 годом. Оно адресовано и Антонине, и Александру. На бумаге указано место назначения — улица Малая Бронная, где семья архитектора проживала еще в полном составе.

Увлечение педагогикой

Столичная карьера бывшего главного архитектора Самары складывалась удачно. Он работал помощником Шехтеля на строительстве павильонов Международной выставки в Глазго. Вместе со своим сверстником Иваном Фоминым организовал Женские архитектурные курсы. Участвовал в проектировании «сказочного» доходного дома на Тверском бульваре, неоклассического здания Коммерческого института. 

Однако вернувшись из поездки в США, Зеленко решил посвятить себя народному образованию. Его вдохновило то новое, что он увидел в американской школе. Сказалось и влияние одной из родственниц жены — Луизы Шлегер. Разработчица новой системы образования, она привела Александра в стан Станислава Шацкого — педагога-экспериментатора, изучавшего проблему социализации молодого поколения. Архитектора целиком захватила новая деятельность. Сейчас его принципы художественного воспитания используют методисты детского музея «Зеленка», открытого на территории усадьбы Курлиных.

Судьба Антонины

По словам Екатерины Хасиной, ее прапрабабушка Антонина после разрыва с Зеленко больше не выходила замуж. Она умерла в 1914 году. После ее кончины сын Владимир отправился учиться в Одесский кадетский корпус. В этом городе молодой человек познакомился с Силой Заскальным. Впоследствии тот стал мужем его сестры Елизаветы. 

В своих воспоминаниях Владимир упоминал имя Зеленко, но говорил о нем скорее как о герое бурного романа матери. И действительно, сохраненная в семейном архиве переписка Антонины и Александра свидетельствует о сумасшедшем накале чувств двух влюбленных. Долгое время прожить так вместе было бы просто невозможно. Впрочем, супруги никогда официально не разводились. 

Елена Жидкова подчеркивает, что Шлегеры были тесно связаны с нашим городом. Семья родителей Антонины, дворян Гинчей, дружила с Бостромами, в семье которых рос будущий писатель Алексей Толстой, имела одну из самых богатых домашних библиотек, а также собственную кумысолечебницу. И хотя их внук Владимир был рожден в Уфе, все свое раннее детство он вместе с сестрой провел в Самаре. Об этом свидетельствует еще один привезенный артефакт — фотография молодой мамы Антонины Шлегер с сыном и дочкой на заснеженном крыльце родового дома Гинчей на Садовой, 168. Во время своей поездки Екатерине удалось увидеть это место, а также построенную ее предками макаронную фабрику.

Окончание следует.

Екатерина Хасина:

— Я была очень близка с моей бабушкой Натальей, которая носила двойную фамилию — Шлегер-Заскальная. Ее отец, Сила Заскальный, был театральным художником и теоретиком искусства. Его дважды арестовывали, в 1932 и 1937 годах. Обвинялся он в попытке создать нелегальный Красный Крест для помощи политссыльным. В 1938-м его репрессировали и расстреляли. 

Наталья Силовна приходилась внучкой Карлу Карловичу Шлегеру и Антонине Юльевне, впоследствии ставшей женой Зеленко. Так что к знаменитому архитектору я имею лишь косвенное отношение.


Читайте также:

Проекты

Талантлив во всем. Архитектор и педагог-новатор. Часть 2

Продолжаем рассказывать об Александре Зеленко

Проекты

Судьба легионеров. Часть 2

Самару посетила внучка солдата русского экспедиционного корпуса Мари Беллегу-Мамонтофф

Комментарии

0 комментариев

Комментарий появится после модерации