В театре «Камерная сцена» представили спектакль «Станционный смотритель»

Большая трагедия маленького человека

В театре «Камерная сцена» зрителям представили новую постановку — спектакль «Станционный смотритель» (12+) по повести Александра Пушкина.

— …Они сорвут премьеру, — белая от волнения режиссер не находила себе места. Фойе театра было заполнено совсем юными школьниками. Логику распространителей билетов понять можно — «Повести Белкина» проходят в шестом классе. Однако этот спектакль по мотивам «Станционного смотрителя» постановщик адресует взрослому зрителю.

— С повестью Александра Сергеевича Пушкина «Станционный смотритель» знаком каждый школьник, — отметила директор театра «Камерная сцена», режиссер Софья Рубина. — Сложилось впечатление, что «Повести Белкина» автор писал специально для школяров. Сам великий поэт о таком, конечно, и помыслить не мог.

К чести маленьких зрителей можно сказать: премьера прошла на ура. Публика смеялась в нужных местах, замирала в моменты наивысшего эмоционального напряжения и в конце долго не отпускала артистов со сцены. Популярную историю, занимающую у Пушкина 10 страниц текста, постановщик развернула в небольшой спектакль в одном действии. Внимание зрителей помимо сюжета удерживают яркие костюмы, созданные Ольгой Никифоровой, и лаконичная, но емкая сценография Георгия Пашина.

До начала спектакля на сцене стоит огромный полый куб из деревянных досок. Но вот его разворачивают, и объект преображается. Белоснежные занавесочки, рамки для картин, покрытый вышитой скатертью стол в центре — уютное жилище станционного смотрителя Самсона Вырина и его дочери появляется из ниоткуда.

Прикрытие для гения

Литературная мистификация Александра Пушкина, создавшего цикл повестей от имени Ивана Белкина, находит интересное продолжение в спектакле «Камерной сцены». Повествователь, заехавший на станцию, на ходу, слегка запнувшись, придумывает фамилию-имя-отчество. Еще одной отсылкой к образу великого русского поэта и писателя, скрывающегося под маской Белкина, служит книга без обложки, которую Дуня штудирует в свободное время. Герой мимоходом пролистывает ее страницы, а ротмистр Минский потом зачитывает дочери смотрителя отрывки из «Руслана и Людмилы».

Их нехитрый быт сплетен из беспрестанной суеты по добыче лошадей и вечного недовольства проезжающих. А также редких минут покоя, которые смотритель, словно заботливая мать, посвящает трогательному занятию — вязанию шерстяных носков для дочери. Исполнитель главной роли Алексей Якиманский очень точно создает образ, который рисует воображение при прочтении текста Пушкина. Простой, суетливый, постоянно готовый к унижениям человек, вся жизнь которого сосредоточена вокруг единственной его радости — дочери.

А вот трактовка образа Дуни (Елена Фадеичева) сильно отличается от традиционной. Это не милая и простодушная девочка (у Пушкина ей 14 лет), которая своим прелестным личиком и детской непосредственностью очаровывает сердитых проезжающих. Перед зрителями предстает высокая и гордая красавица, легко похищающая сердца постояльцев. Она вовсе не готова легко подставить свою щеку для поцелуя Ивану Белкину (Иван Игонин). Дуня ведет с ним непродолжительное, но волевое сражение, отстаивая свои женские права.

Таким же обдуманным и твердым кажется ее решение оставить отца и уехать в Санкт-Петербург с ротмистром Минским (Александр Шмелев). Два раза в спектакле звучит обращенный к ней вопрос: «Не скучно ли вам тут?» И оба раза она обреченно соглашается и вздыхает. Дуня как будто уезжает не из-за любви, а за интересной столичной жизнью.

Каскадом кошмарных иллюстраций проходит эта столичная жизнь перед взором убитого горем отца, когда он отправляется за дочерью. Однако в Петербурге он сталкивается не только с жестокой надменностью Минского и его денщика (Антон Носов), но и с сочувствием дворника в исполнении Никиты Бухвалова. Этот персонаж, введенный в повествование Софьей Рубиной, — единственный образ, проходящий очевидную трансформацию. От безразличного и алчного обывателя он становится заботливым и чутким помощником Самсона Вырина, проникнувшись его трагической историей.

Завершается повествование горьким раскаянием главной героини. После ее самобичевания у могилы отца пустовавшие рамы с сюжетами притчи о блудном сыне вырастают до размеров человеческого роста и заполняются живыми картинами, разыгранными актерами. В финале остается только один фрагмент. Это раскаяние сына и милосердное принятие его отцом.

В 1830 году Александр Пушкин отправился в родовое имение Болдино, чтобы решить некоторые финансовые проблемы. Он уже собирался вернуться, но в России в то время сильно распространилась смертельно опасная холера. Возвращение пришлось надолго отложить. Этот период творчества Пушкина называют Болдинская осень. За время пребывания в имении поэт написал несколько выдающихся произведений. В том числе цикл под названием «Повести покойного Ивана Петровича Белкина». Он состоит из пяти произведений, одно из которых — «Станционный смотритель». Эпиграф к повести взят из стихотворения Петра Вяземского «Станция» (1825). Помимо прямых ссылок и упоминаний «Станционный смотритель» неявно перекликается с некоторыми произведениями как самого Пушкина, так и других авторов. Размышления о чинах также встречаются в записке «О народном воспитании» (1826). Описание картинок в доме смотрителя в черновом автографе повести отсутствует. Оно было позже перенесено Пушкиным из неоконченных «Записок молодого человека» (1829-1830). Введенные автором в качестве украшения дома Вырина картинки с немецкими стихами указывают на библейскую притчу о блудном сыне, своеобразным переосмыслением которой становится повествование.

В «Повестях Белкина» поставлены проблемы вселенского масштаба, они касаются всех людей, живущих на Земле, всех, кто чувствует великий нравственный закон внутри нас. В центре сюжета — мелкий чиновник 14-го класса. Станционным смотрителям присвоили этот самый низший чин «Табели о рангах» из милосердия, чтобы их меньше били, но бить их меньше не стали. После смерти жены он в одиночку воспитывает дочь Дунюшку, подростка необыкновенной красоты. Это единственный смысл его жизни. Но Дунюшку увозит в Петербург гусар, причем с согласия самой девочки. Ей очень хочется увидеть другую жизнь. Вернуть дочь старику не удается, хотя он зимой пешком добирается до Петербурга. Не отдаст Дуню гусар — это во-первых, а вовторых, она сама не пожелает встретиться с отцом. И только через несколько лет потянет ее в родные места, упадет она лицом, раскинув руки, на родной холм песка. Неумолимый нравственный закон находит нас везде, в какой бы точке Вселенной мы ни находились. Об этом наш спектакль, который театр хочет сделать пронзительным, трогающим душу зрителя, с яркими актерскими работами и тонким, атмосферным сценическим оформлением. Софья Рубина, режиссер-постановщик спектакля «Станционный смотритель»

 

Метки

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение

Close