Исторические версии

Правда и мифы о супруге декабриста: жена каторжника и матушка судьи. Часть 2

Огромную роль в становлении самарского правосудия сыграл председатель окружного суда Владимир Анненков.

По оценке Максима Горького, в одно с ним время работавшего в нашем городе, он был «великим умником и джентльменом». Во многом свои качества самарский судья унаследовал от родителей. Его отцом был декабрист Иван Анненков. Матерью — француженка Полин Гебль, о нравственном подвиге которой писали Достоевский и Дюма. В 1975 году кинорежиссер Владимир Мотыль снял романтический фильм о декабристах, так отважная женщина навсегда вошла в сердца советских людей. И все же образ матери Владимира Анненкова у разных авторов различается. Мы постараемся восстановить подлинную картину жизни Полин, опираясь на ее собственные воспоминания и находки современных исследователей.

Судьбоносное путешествие

В кинофильме «Звезда пленительного счастья» история француженки и богатого офицера-декабриста — всего лишь одна из сюжетных линий. На самом деле их жизнь достойна лечь в основу многосерийной эпопеи.

Из мемуаров Прасковьи Анненковой:

Я беспрестанно и всюду появлялась, так что на меня наконец был сделан донос такого рода, что есть одна француженка, которую так часто видно, что она уже надоела всем. Когда об этом доложили государю, он отвечал: «Оставьте ее».

После свержения Наполеона семья Гебль лишилась пенсии. Полин хотела поступить в консерваторию, но мать выступила против. Нужно было зарабатывать на жизнь. Девушка занималась рукоделием. Она уже давно зарабатывала деньги на карманные расходы, продавая свое шитье и вышивки. Мать уговорила ее поступить в парижский Модный дом Моно. Там мадемуазель Полин проработала шесть лет. В те годы в Париже было много русских. Статные казаки и офицеры-щеголи произвели на нее неизгладимое впечатление. И у нее зародилось желание познакомиться поближе с одним из этих красивых молодых людей. Счастливый случай позволил ей заключить контракт с Домом Дюманси, филиал которого был открыт в Москве. Дав согласие на переезд в Россию в качестве простой модистки, Полин, по понятиям того времени, роняла достоинство старинной дворянской фамилии Гебль. Поэтому она выехала из Франции с паспортом на имя Жанетт-Полин Поль.

Сюжет для романа

С Иваном Анненковым девушка познакомилась летом, за полгода до восстания 14 декабря. Они встретились на ярмарке в Пензе. Полин приехала туда с Домом Дюманси в качестве старшей продавщицы, Иван — для закупки лошадей. Спустя годы она продиктует своей дочери: «Оба мы были молоды, он был чрезвычайно красив собою, необыкновенно симпатичен, умен и пользовался большим успехом в обществе. Совершенно понятно, что я не могла не увлечься им. Но целая бездна разделяла нас. Он был знатен и богат, я — бедная девушка, существовавшая своим трудом».


Правда и мифы о супруге декабриста: жена каторжника и матушка судьи


На ярмарке произошла почти детективная история. Полин случайно узнала о намерении шайки картежников обыграть Анненкова, имевшего при себе большие деньги, «и в тот самый вечер, когда игроки ожидали его, продержала у себя до глубокой ночи. На другой день он узнал все от своего человека, был очень тронут и остался мне признательным».

3 июля 1825 года Иван и Полин вместе выехали из Пензы. Он должен был объехать семейные имения. По дороге Анненков уговаривал возлюбленную обвенчаться в деревенской церкви, но она не согласилась без благословения его матушки. Молодые люди провели в симбирском имении Анны Анненковой некоторое время. Однако согласия на брак, видимо, не получили. Тем не менее, когда в ноябре влюбленные вернулись в Москву, Полин уже ждала ребенка.

Бунт против царя

29 ноября стало известно о смерти Александра I. Встревоженный Анненков признался своей Полин, что «участвует в тайном обществе, и что его, наверное, ожидает крепость или Сибирь». И влюбленная француженка тотчас же поклялась ему, что последует за ним всюду.

Из мемуаров Прасковьи Анненковой:

Я впала в болезненное состояние, лишилась совершенно сна и аппетита. У меня оставалось только одно желание, одна мысль, на которой я вся и сосредоточилась, — это ехать в Сибирь во что бы то ни стало.

2 декабря 1825 года Иван уехал в Петербург. Получив известие о восстании 14 декабря, по словам Полин, «Москва опять встревожилась. В домах царствовало глубокое уныние. Это было время всеобщего страха, печали и слез».

Анненков, несмотря на свою кажущуюся мягкотелость, обладал трезвым умом. Он был одним из немногих заговорщиков, кто на собрании 12 декабря высказался против восстания. Согласно его мемуарам, «солдаты не были расположены к вспышке, которая готовилась, да и сам я видел в поднятии войск большую ошибку и не рассчитывал на удачу предприятия». И 14-го Анненков был на площади не с восставшими, а во главе своего полка, который не вступал ни в какие действия. Однако 19 декабря офицера арестовали и привезли на допрос к царю.

Иван Анненков

По воспоминаниям Анненкова, зачинщиков бунта он не назвал, однако не стал скрывать своих убеждений: «Как я ни старался отвечать уклончиво и осторожно, но не мог не выразить, что желали лучшего порядка в управлении, освобождения крестьян и прочее».

Восстание декабристов

26 (14) декабря 1825 года в Санкт — Петербурге, столице Российской империи, произошла попытка государственного переворота. Восстание организовала группа дворян, многие из которых были офицерами гвардии. Они попытались использовать гвардейские части, чтобы не допустить вступления на трон Николая I. Восставшие выступали за упразднение самодержавия и отмену крепостного права.

Тем самым Иван подписал себе приговор. Анненкова отправили в Петропавловскую крепость.

Жертвенная любовь

А Полин страдала от неизвестности. Наконец она все же выяснила, что любимый арестован. Анненков оставил ей денег, но они быстро закончились. Девушка была вынуждена продать свои вещи. С матерью Анненкова Полин встретиться не могла, так как та не желала ее видеть. Более того, когда к Анне Ивановне пришел товарищ Ивана с просьбой помочь, женщина заявила, что «вещи сына ее находятся в кавалергардских казармах, и что там, вероятно, есть все, что ему нужно». Полин же во время визита посланца собрала «все, что могла найти, добилась несколько белья, разных мелочей, везде вышила и нацарапала свое имя «Pauline»… и отправила это все ему».

Модистка

Пришло время родов, и бедная модистка осталась совсем одна. Родив 11 апреля 1826 года дочь Александру, она шесть недель пролежала в постели. За ней ухаживала только одинокая соотечественница, «старушка Шарпантье». Наконец, услышав о ее тяжелом положении, Анна Анненкова прислала ей 600 рублей. Едва оправившись, Полина поспешила в Петербург, оставив девочку со своей сиделкой. Приговор был уже объявлен, и она хотела быть рядом с любимым.

Окончание следует.

Метки

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение