КультураОбразование

Как обсуждать с детьми театральные постановки

В начале ноября в театре юного зрителя «СамАрт» прошел трехдневный семинар для педагогов «Обучение методикам обсуждения спектаклей с детьми разного возраста».

В нем приняли участие руководители театральных студий, учителя русского языка и литературы, а также преподаватели, заинтересованные в развитии зрительской культуры своих учеников. Занятия провели столичные спикеры — театровед, заведующая педагогической частью Московского областного ТЮЗа Александра Никитина и психолог Татьяна Климова.

Подобные семинары проходят в «СамАрте» не впервые. Здесь вообще уделяют большое внимание воспитанию понимающего зрителя. Год назад Никитина вместе со своей коллегой Юлией Рыбаковой познакомила самарских педагогов с двумя авторскими методиками обсуждения спектаклей. С учениками старших классов в формате безоценочного интервью разобрали спектакль «Таланты и поклонники», с ребятами помладше — постановку «Девочка со спичками» в формате блиц-интервью.

В программе семинара этого года беседы и тренинги для педагогов, а также просмотр и обсуждение спектаклей с детьми — уже по другим технологиям — и дальнейшая распаковка метода для взрослых.

Скульптурная афиша к «Денискиным рассказам»

Ученикам младших классов Климова предложила не просто посмотреть спектакль «Денискины рассказы», но и поиграть в него. Именно так проходит обсуждение в формате «Работа с метафорическими картами». После спектакля ребятам раздали листочки, на которых изображены абстрактные цветные мазки и различные ситуации. Нужно было назвать сцену из «Денискиных рассказов», с которой ассоциируется карточка. Очень напоминает известную многим игру «Имаджинариум».

Затем ребятам предложили придумать афишу к спектаклю. Но не рисованную, а в форме скульптуры. Ребята изобразили «высокого» человека с чемоданом, семью, Фантомаса с записками, Дениску и папу, красящих потолок, и, разумеется, самого главного героя, прячущегося под кроватью.

— Этот метод развивает у детей фантазию, мышление. Не навязывает содержательную сторону вопроса, а учит почувствовать материал. Для нас, педагогов, по форме это было ново, — поделился впечатлениями участник семинара, руководитель театра кукол юного актера «Аленький цветочек» Виктор Михайлов.

Никаких оценок

Старшеклассники посмотрели спектакль «Бумбараш» и обсудили его с Никитиной в формате контекстного обсуждения. Этот метод построен на вопросах. Участники прошлогоднего семинара тут же провели аналогию с методом безоценочного интервью. Задаваемые вопросы интересны тем, что на них не может быть правильных или неправильных ответов. Их цель не найти мораль в спектакле, а прийти к более глубокому его пониманию. А задача модератора — дать высказаться каждому, кому есть что сказать. Даже если на первый взгляд он будет говорить маловразумительные вещи.

Первый вопрос был так же прост, как и неожиданен: «Какой цвет в спектакле для вас был доминантным?». Учитывая, что в костюмах актеров присутствует вся гамма, ребята поочередно ее и перебрали. Следующий вопрос заставил призадуматься: «Какие ощущения в спектакле вызывали эти цвета?». Ответы стали более разноплановыми. У одних ощущение спокойствия навевал белый цвет, у других — черный, у кого-то желтый вызывал ассоциации с бандитами, у иных — с красноармейцами. Эти ответы и должны быть разными. Смысл не в том, чтобы найти истину, а в том, чтобы обратить внимание на цвет.

Бумбараш и Малевич

А дальше в обсуждении неожиданно появился… Казимир Малевич. Ребятам предложили посмотреть на его картину, икону авангарда «Черный супрематический квадрат». И подумать, может ли она стать ключом к разгадке спектакля «Бумбараш». Затем подросткам показали другие супрематические картины этого художника. Предложили поискать в них знаки, присутствующие в спектакле. С этой же точки зрения обсудили картины Малевича до супрематизма — «Самовар», «Утро после вьюги».

— В иконописи существуют три мира: горний, он же небесный, дольний и мир преисподней. А в спектакле? — так звучал следующий вопрос модератора.

Ребята отвечали, что в спектакле действие также происходит на нескольких уровнях. Есть основная сцена с ответвлениями, есть пространство, расположенное выше, — например чердак или сеновал, и есть что-то ниже. Привели примеры.

— Яшка падает вниз, под сцену, в яму, а Бумбараш прячется под помостом. Попадание в черную дыру для кого-то воскресение, для кого-то погребение, — отметили ребята.

Куда скачет конница

Обсудив пространство, перешли к орнаментам. А именно — к крестьянским мотивам в творчестве Малевича. Отметили, что у него собрана вся цветовая гамма и присутствует геометрический рисунок в виде полос. Его же, как мы уже выяснили, зритель постоянно видит в разных вариантах в спектакле. Вспомнили, что полосатый цветной орнамент в народном рисунке обозначает землю, ее плоскость — поля, лес, реки.

Так обсуждение привело к картине Малевича «Скачет красная конница». Именно она вместе с орнаментом вынесена на программку «Бумбараша». Ребята пришли к выводу, что это буквально схематическое изображение спектакля или отдельных его сцен. Например, той, где красноармейцы танцуют с сельскими девушками.

В финале обсуждения модератор прочитала цитату Малевича, в которой тот описывает свое понимание собственной картины «Скачет красная конница», и предложила ответить на вопрос: как с этим пересекается замысел спектакля?

За рамками тривиального

Такой формат с выходом на Малевича стал неожиданным не только для старшеклассников, но и для педагогов.

— Те методики, которые мы разбирали в прошлом году, — блицинтервью и оценочное интервью — подходят для всех детей, — пояснила Никитина. — В отличие от них формат контекстного обсуждения адресован ребятам, хорошо развитым. Читающим, думающим, много знающим. Способным выйти за рамки тривиального и увидеть предлагаемые им контексты.

Театровед отметила, что эта методика очень затратна для педагога. Из массы существующих контекстов нужно выбрать те, на которых имеет смысл остановиться.

С чего начинается подготовка? Педагог определяет, в каких контекстах существует конкретное произведение. Их может быть множество. Один только исторический контекст предполагает несколько вариантов. С точки зрения участника и современника, потомка, иностранца, шута-пересмешника. Есть контекст, в котором написано произведение, и тот, в котором происходит действие. И они не всегда совпадают. На примере «Бумбараша» можно рассматривать контексты Гражданской войны, 70-х годов (тогда был написан сценарий к фильму), «лихих 90-х» — спектакль в «СамАрте» поставлен в 1996-м.

От кубофутуризма к супрематизму

Кроме того, существует контекст искусства. Как созданное произведение вписывается в стилевые течения, направления живописи, музыки или литературы эпохи, театра, философии искусства? Например, время создания рассказа Гайдара совпадает с путем Малевича от кубофутуризма к супрематизму.

Есть еще контекст творчества автора и режиссера. Здесь уместно поговорить о том, какое место это произведение занимает в творчестве каждого из них.

Существуют и другие контексты. Важно взять тот, в котором имеет смысл обсуждать произведение.

— Нужно брать то, до чего они самостоятельно не докопаются, — считает Никитина. — В предложенном случае мы видим, что коврик на сцене — это конница, а верхний ярус, откуда падают красноармеец и Левка, — это черный квадрат. Зеркальные борта вдоль сцены — кубофутуризм в чистом виде. Имеют ли ребята достаточно опыта, чтобы это увидеть? Конечно, нет. Потому мы берем этот контекст и выстраиваем работу таким образом, чтобы они о нем задумались.

В заключение педагогам предложили посмотреть мультфильм «Песня о Буревестнике», а затем попробовать придумать контексты, в которых интересно было бы о нем поговорить и выстроить соответствующее обсуждение.

Метки

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение