Исторические версииИстория

Сергей Чекин: воспоминания самарского врача о событиях начала XX века. Часть 4

СамГМУ ведет отсчет своей истории с 1919 года, когда в Самарском университете открылся медицинский факультет.

Сегодня в вузе работают 750 преподавателей, 200 докторов наук, восемь лауреатов Государственной премии. А с чего все начиналось? Какими были студенты и преподаватели медфака в 1919 году? О чем они думали и мечтали? Как смогли пережить катаклизмы, обрушившиеся на нашу страну? Кого и как лечили? Недавно мне удалось познакомиться с изданной чрезвычайно малым тиражом в столице книгой Сергея Чекина «Старый Буян. Самара. Печорлаг». Это обработанные внуком воспоминания старого самарского врача. Сами мемуары переданы родственниками в архив Дома русского зарубежья имени Александра Солженицына.


Сергей Чекин: воспоминания самарского врача о событиях начала XX века. Часть 3


Стажировка в городе

Больше семи лет проработал Сергей Чекин сельским врачом, кочуя по Самарской области, Уралу и Казахстану. Обзавелся семьей — женой и двумя дочками. Супруга тоже была медиком. Они познакомились, когда ее, студентку Саратовского мединститута, на время практики подселили к молодому врачу. Много сложных операций провели супруги вместе. На селе не у кого было спрашивать совета, стояла одна задача — спасти человека.

«В медфаке студенты практики не имели, — рассуждает автор мемуаров, — лишь изучали теорию да издали смотрели на операции своих руководителей. Но здесь, на участке, не только знание теории, не только «легкая рука» давали удачные исходы. Важную роль играл закаленный в тяжелом труде и житейских невзгодах организм сельских тружеников. Мне не раз приходилось разрешать трудные патологические роды и всегда благополучно, с хорошим исходом если не для ребенка, так для матери, где я и не предполагал».

Наконец чета врачей задумалась о получении специализации. Сергей хотел попасть на стажировку в недавно образованный кожно-венерологический диспансер. Жена мечтала стать специалистом по глазным заболеваниям. В марте 1931 года Чекин-Трудников приезжает в Самару, устраивается стажером-субординатором и перевозит в город семью.

Теория и практика

Самарский венерологический диспансер начал работу в 1927 году. Первым руководителем был Михаил Нейман. Диспансер располагался почти с самого начала своей деятельности в красивом особняке купца Дочара на улице Венцека. В 30-е годы врачи принимали здесь до 100 человек в смену. Был открыт даже стационар в двух бараках больницы имени Пирогова. И только появление новых лекарств, особенно антибиотиков, помогло значительно снизить уровень заболеваемости венерическими заболеваниями. Ими заменили мышьяк и висмут, опасные для общего здоровья, но довольно действенные против инфекций.

«В областном кожно-венерологическом диспансере я работал вместе с шестью другими стажерами, — вспоминает Чекин, — под руководством ординаторов и директора диспансера Неймана. Хорошая, светлая память сохранилась о моих учителях: докторе Петрове Сергее, Громове Владимире, Мореве и других».

Через шесть месяцев Неман провел со стажерами заключительный семинар и направил молодых врачей в распоряжение облздрава. Чекина вместе с супругой распределили в Байтуганский (ныне Камышлинский) район. Муж заведовал соцотрядом, созданным для искоренения венерических болезней. А жена стала бороться с бичом кочевых народов — глазными трахоматозными заболеваниями. Лечебно-обследовательская работа отряда продолжалась более года. Затем, вернувшись в Самару, Чекин стал заведующим железнодорожной поликлиникой. Казалось бы, жизнь налаживается. Однако в семье начались проблемы, супруги нередко ссорились. Расстались, казалось бы, из-за пустяка: Сергей отдал свои брюки приехавшему из села совершенно оборванному племяннику. Но это стало последней каплей: Чекин пишет, что постоянные упреки жены вынудили его уйти из семьи.

Ключевой свидетель

Через некоторое время Сергей Николаевич женился второй раз — на Александре Петриченко, тоже медике по образованию. У них родился мальчик, которого назвали Сергеем. А у того впоследствии — сын Леонид, тот самый, который издал мемуары деда.

К сожалению, Александра Петровна не дождалась мужа из лагеря, куда он попал по доносу. Однажды вместе с бывшими однокашниками Сергей Николаевич вспоминал о временах своего студенчества, о революционных настроениях и рассказал о том, что у него сохранились книги анархистов. В компании было два малознакомых человека. Один из них оказался штатным доносчиком, а другого — чеха Кроля, как его называет главный герой книги Трудников, долго пытали, чтобы он оговорил врача. Тогда Чекину — анархисту и противнику советской власти — грозил бы расстрел. Но Кроль нашел в себе силы заявить во время суда, что показания у него взяли под пыткой, и отказался от своих слов. Благодаря этому Чекину присудили «всего лишь» 10 лет лагерей. Чех тоже пошел по этапу.

В конце 30-х, когда по всей стране шли репрессии, в Самаре были арестованы многие врачи. Только из больницы водников в лагеря попали 11 медиков. Упоминание о заключенном Сергее Чекине есть в самарской «Белой книге». Но в областной электронной базе репрессированных его до сих пор нет.

Возвращение в родные места

Рассказу о Печорлаге посвящены многие страницы «Повествования врача Трудникова». Выжить в гиблых местах ему помогла весьма востребованная в лагерях профессия венеролога. На весь Печорлаг было всего три таких специалиста. После выхода на свободу врач поселился в Ставрополе.

Леонид Чекин вспоминает:

— Дедушка умер, когда мне было 10 лет. Жил он в Ставрополе-на-Волге, теперешнем Тольятти. Я проводил там часть лета. Обязательно на неделю ездили в Старый Буян, там, на Кондурче, строили шалаш. Дедушка рассказывал мне о наших предках и родных, о природе, не скрывал и своего неприятия всякой государственной власти. Своим идеалам никогда не изменял, и в книге он себе верен.

Метки

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение