Исторические версииИстория

Сергей Чекин: воспоминания самарского врача о событиях начала XX века. Часть 3

СамГМУ ведет отсчет своей истории с 1919 года, когда в Самарском университете открылся медицинский факультет.

Сегодня в вузе работают 750 преподавателей, 200 докторов наук, восемь лауреатов Государственной премии. А с чего все начиналось? Какими были студенты и преподаватели медфака в 1919 году? О чем они думали и мечтали? Как смогли пережить катаклизмы, обрушившиеся на нашу страну? Кого и как лечили? Недавно мне удалось познакомиться с изданной чрезвычайно малым тиражом в столице книгой Сергея Чекина «Старый Буян. Самара. Печорлаг». Это воспоминания старого самарского врача, обработанные его внуком. Сами мемуары переданы родственниками в архив Дома русского зарубежья имени Александра Солженицына.

Как жили самарские студенты

В 1919 году в Самаре всюду свободно продавали литературу крайне левого направления, читали лекции и устраивали диспуты на политические и религиозные темы. Сергей Чекин их посещал. Стал членом Самарского клуба анархистов. В театре «Триумф» и кинотеатре «Художественный» выступали такие известные члены этого движения, как Николай Рогдаев и Владимир Поссе. Последний, врач по образованию, буквально покорил будущих медиков. Он рассказывал о своих встречах с Горьким, Короленко, Андреевым, Толстым и другими выдающимися личностями. Сергей проникся его идеями о том, что всякое государство есть орудие угнетения народа, они были так созвучны мыслям членов Старобуянской крестьянской республики! В то же время самарский студент был «за Октябрьскую революцию и немного дальше нее». Чекин рассматривал Советскую власть как переходный этап к уничтожению государства как такового.

«Вместе с другими учащимися питались мы пищей духовной, а материально мы с другом Васей бедствовали, — отмечает автор мемуаров. — Не имея досыта хлеба насущного, но бодрые духом, стремились постичь тайны науки и социальный круговорот революции».

Но постепенно жизнь менялась. Анархический клуб в Самаре был разгромлен, его  библиотеку конфисковали. А на селе началась продразверстка. Из Старого Буяна родители сообщали: «Первый продотряд конфисковывал большую часть хлеба, приезжал второй и конфисковывал оставшийся от первого хлеб, а через две-три недели третий под метелку отбирал все, что находил хлебное».

После сдачи выпускных экзаменов 30 июня 1923 года и торжественного банкета нам выдали дипломы без каких-либо распределений на работу, каждый из окончивших медфак мог ехать работать в любое место — на восток, запад, север и юг страны. Мне очень хотелось остаться на работе в городе, но материальная необеспеченность вынудила поехать в сельскую участковую больницу, где на первых порах легче и проще устроиться в бытовом отношении… Заработная плата врача была так мала в двадцать третьем году, что обеспечивала только полуголодное существование. Из книги «Старый Буян. Самара. Печорлаг»

На Алтай за хлебом

В Старом Буяне были случаи, когда последнюю муку, приготовленную для того, чтобы печь хлеб, высыпали из квашни. Приехав домой на каникулы, Сергей тайком отвез на телеге два мешка зерна за Кондурчу и спрятал в бору, чем спас семью от голодной смерти. А чтобы спасти самих студентов-медиков, в 1921 году кто-то из руководства вуза придумал отправить их на время летних каникул в экспедицию на Алтай. Ребята собрали дома все, что можно было обменять на хлеб, и погрузились в теплушку.

Около двух месяцев продолжалась поездка. В Семипалатинске обменяли вещи на хлеб, мед и масло. Каждый из студентов повез домой от четырех до восьми пудов зерна. Вернулись в университет только в октябре.

Сергей Чекин вспоминает: «Нас как опоздавших к занятиям не допустил комиссар медфака Циммерман… А когда кто-то ему сказал, что мы ездили за хлебом, то обвинил нас в спекуляции и запретил посещать занятия. Только вмешательство декана помогло нам продолжить учебу в аlma mater.

В студенческой столовой на обед давали капустную жижицу. Но однажды выдали всем американский паек — пуд муки и пять килограммов маргарина и сахара. Это было счастье!»

Чтобы подработать, студент становится сотрудником детского эвакуационного пункта. Получив весть о тяжелом состоянии отца, Сергей Чекин устраивает его в стационар больницы водников, где проходит практику. Так же выживали в те времена и другие будущие самарские врачи.

Из-за нехватки финансирования начиная с 1923 года на медицинском факультете Самарского университета обучались студенты лишь трех старших курсов. В 1927 году из-за больших материальных трудностей факультет закрыли. За девять лет его деятельности было подготовлено и выпущено 724 дипломированных врача, которые значительно укрепили самарскую медицину.

Борьба с последствиями голода

В это время силы всех медиков были брошены на ликвидацию последствий голода — эпидемий тифа и других болезней. В том числе и венерических. Ведь умирающие с голоду женщины готовы были отдаться любому за кусок хлеба. В некоторых районах губернии больше 20% населения страдало от сифилиса. Нужно отметить, что еще в 1919 году был организован Подотдел социальных болезней при Самарском губернском отделе народного здравоохранения. Но сил его сотрудников уже не хватало. С привлечением учащихся университета по всей губернии началась просветительская работа. Студенты читали лекции, проводили выездной медосмотр и ставили на учет заболевших. Участие в этой работе наводит Сергея Чекина на мысль выбрать себе специализацию в области венерологии.

Первый выпуск учащихся медицинского факультета Самарского университета состоялся уже в 1922 году. Удостоверения о присвоении звания врача вручили 37 студентам. В 1923 году получил свой диплом Сергей Чекин, он отправился работать в Староборискинскую участковую больницу, расположенную недалеко от станции Дымка Куйбышевской железной дороги. Тогда это была Самарская губерния, ныне — Оренбургская область.

Окончание следует.


Сергей Чекин: воспоминания самарского врача о событиях начала XX века. Часть 2


Метки

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение