Горячее сердце юного писателя

28.10.2011

4

Автор:

На счету пятнадцатилетнего Михаила Самарского уже три опубликованные книги

В 2009 году Михаил Самарский написал первую — «На качелях между холмами» -о взаимоотношениях подростков и взрослых. В 2010 году ее прочитал Президент России. Дмитрий Медведев вручил Михаилу подарок — свой авторский фотоальбом.

В 2010 году издательством «Сибирская благозвонница» выпущена вторая книга — «Радуга для друга». В 2011 году закончен роман Михаила Самарского «Двенадцать прикосновений к горизонту», являющийся продолжением романа «На качелях между холмами». В октябре 2011 года появилась «Дилогия мечтаний», в которую вошли книги «На качелях между холмами» и «Двенадцать прикосновений к горизонту».

Михаил Самарский рассказал «СГ» о книге «Радуга для друга», ставшей любимой для читателей всех возрастов.
«Радуга для друга» должна была стать первой моей книгой. Уже и материал был собран, и план составлен, но так получилось, летом 2009 года я решил написать несколько рассказов о своих сверстниках. Писал рассказы, а получилась повесть «На качелях между холмами». Я написал ее под впечатлением книги Сэлинджера «Над пропастью во ржи» и творчества Иосифа Бродского. Если честно, я и не думал о публикации, сначала разместил в Интернете на разных литературных сайтах, затем взял и разослал по е-мейлу в издательства.

Судьба «Радуги…», на мой взгляд, оказалась счастливой. После того как книга вышла в свет, ее прочитал Сергей Михайлович Миронов, в то время работавший председателем Совета Федерации, ныне депутат Госдумы, и предложил выпустить повесть о слепом мальчике и его собаке-поводыре шрифтом Брайля. Книга полностью написана от лица собаки.

Как родилась мысль написать эту книгу? Как-то на Патриарших прудах (я учусь рядом — в школе на Вспольном переулке) я познакомился с одним парнем. Ему тогда было около 13 лет. Главное, я его видел много раз, сидящим на лавочке, рядом с ним всегда был лабрадор. Вы не поверите, но я даже не догадывался, что он слепой. Ну сидит себе парень и сидит. Я когда узнал о его недуге, дар речи потерял. Он мне рассказал о своей жизни. Мы вечерами подолгу с ним общались, гуляли. Я слушал его и уже тогда понял: об этом нужно написать книгу. Об этом вообще невозможно было не написать, а тем более после знакомства с его другом-поводырем. Никогда не встречал таких умных собак. Мне иногда казалось: еще мгновение — и он заговорит. У него были такие глаза, знаете. ну такие. как у человека. Сейчас этот парень живет в Питере. Врачи ему сказали, что не все потеряно и что, возможно, ему вернут зрение. В своей повести я, конечно, опередил события, но это все-таки художественное произведение. И я теперь молюсь за своего друга, чтобы и у него в жизни появилась настоящая радуга.

Перерыв весь Интернет, прочитав миллион всяких историй о слепых людях, о собаках-поводырях, я решил написать книгу. Прежде чем приступить к работе над «Радугой», я решил примерить на себя одежды незрячего человека. И прожил трое суток с повязкой на глазах. Было страшно. Честное слово. Я гулял со своей собакой, слушал телевизор, ел с повязкой на глазах — то есть трое суток жил совершенно незрячим. Но! Я же понимал, что это всего лишь игра такая. Это временно. Я пришел в ужас, когда понял, что люди живут так всю жизнь. Вы спросите, почему «Радуга»? А вот тут какое-то провидение. Когда я снял повязку и выглянул в окно, там через все небо сияла радуга. Вот как будто Бог послал мне подарок за мои три незрячих дня. Ну как я мог еще после этого назвать свою книгу? Кроме того, общаясь в Интернете с учителями, просто взрослыми людьми, я как-то получил письмо, в котором говорилось: «Вся наша жизнь — это радуга. Она многоцветна. Один цвет, отрицая другой, сам выходит из предыдущего и переходит в последующий. Так и в жизни. Есть цвета, а есть и оттенки. Любой цвет — это лишь часть белого, который делится на все многообразие радуги. Нельзя поддаваться соблазну окрашивать происходящее в один цвет. Сложности человеку на то и даны, чтобы потом ярче почувствовать радость. Горе на то, чтоб ярче оттенить счастье. Все в жизни меняется, исправляется».

Это просто отрывок из переписки, но эти слова заставили меня взглянуть на мир другими глазами.

P.S. Кстати, многие почему-то думают, что Самарский — это мой псевдоним. Нет, это моя настоящая фамилия.

Сон трисона

Отрывки из романа Михаила Самарского «Радуга для друга»

Однажды приснился мне сон. Сон, конечно, странный, но смешной. Хотя я и сам не знаю: то ли смешной, то ли грустный. Нуда ладно, судить вам.

В общем, случилась на земле какая-то революция или переворот, не знаю. Но вдруг собаки захватили власть на земле. Сразу во всех странах. В России президентом стал, конечно, лабрадор, в Америке — португальская водная собака, в Перу -какой-то безобразно лысый пес, в Бразилии — боксер. В общем, везде правят собаки. Всех буйных людей посадили на цепь, мирным и добрым разрешили жить в квартирах, но под присмотром хозяев-собак. Люди сначала возмущались, ругались, не выполняли команды хозяев, но очень быстро смирились со своим положением, потому что непокорным отказали в еде. А что поделаешь, голод — не тетка. Нет, сон, конечно, очень прикольный. Особенно мне понравилось, как лабрадор-президент отдает команды собакам-генералам, министрам, чиновникам:

Что-то вы, товарищ бультерьер, располнели. Похудею, товарищ президент, — отвечает толстая собака.

Физической подготовкой не занимаетесь? — с сарказмом спрашивает лабрадор.

— Да, товарищ президент, немного обленился. Не дело — не дело, — говорит президент. — Через неделю проверю. Приведите себя в форму.

— Есть! — отвечает бультерьер.

— Ну а вы, товарищ министр, — обращается президент к важному догу, — чего такой дорогой ошейник на себя нацепили?

— Подарок, товарищ президент! — отвечает дог. — Хозяин подарил…

— Какой еще хозяин? — удивляется лабрадор.

— Бывший, товарищ президент!

— Если хозяин бывший, то почему ошейник настоящий? — спрашивает президент. — Снимите и не позорьте свою породу.

— Есть! — отвечает дог и, сорвав ошейник, швыряет его в сторону, но все равно косит на него глазом.

— Представьтесь, — предлагает лабрадор громадному волкодаву.

— Директор ССБ!

— Это еще что такое? — вздергивает брови президент.

— Служба собачьей безопасности, — громко отвечает волкодав.

— А зачем нам такая служба? Разве мы, собаки, не можем сами обеспечить себе безопасность?

— Никак нет, товарищ лабрадор, — отвечает волкодав.

— Нужно подумать, — говорит президент и добавляет: — нужно со всем этим разобраться.

В уголочке стоит маленький щуплый пуделек.

— А ты кто такой? — спрашивает президент. — Ты у нас за что отвечаешь?

— Я, извините, министр культуры, — робко докладывает пудель.

— А чего такой маленький? — удивляется президент и обращается к премьеру, вальяжному далматинцу: — Что это у нас за министр культуры? Не могли подобрать другого?

— Извините, — отвечает премьер, — дело в том, что на культуру выделяется очень мало средств, если назначить министром большую собаку, она же с голоду помрет…

— Кто? — удивился лабрадор. — Собака или культура?

Ответа я так и не услышал. Что-то стукнуло за дверью, и я проснулся. А потом долго-долго не мог уснуть. Все думал: приснится же такое. Наверное, все-таки любая собака мечтает побыть хоть немного человеком.


Читайте также:

Культура

Приглашение к путешествию. Как современные художники увидели Шарля Бодлера

Рассказываем, почему стоит посмотреть новую выставку в «Виктории»

Культура

Время Шостаковича. Многожанровый форум стартовал в Самаре

В городе проходит одно из самых ярких культурных событий

Культура

Любимое занятие — жить. Юрий Никулин с особой любовью относился к Самаре

Выставка «Браво, артист!» открылась в «Художественном»

Комментарии

0 комментариев

Комментарий появится после модерации