Самое самарское

Фабрика-кухня. От столовой для рабочих до филиала Третьяковки

С начала сентября в Самаре произошло сразу несколько событий, которые наверняка окажут большое положительное влияние на формирование самарского бренда.

Да, выборы тоже входят в этот список, но сейчас — о другой линии нашей самарской жизни. Которая, быть может, в своей перспективе и масштабе даже важнее, чем выборы губернатора и депутатов Госдумы. Уверен, что и сами избранные так думают. И делают. Решение об открытии в Самаре первого филиала Государственной Третьяковской галереи было принято при активном содействии избранных губернатора Дмитрия Азарова и депутата Госдумы Александра Хинштейна.

Мировая новость

Возможно, из-за предвыборной шумихи мы все не до конца поняли — произошло событие мирового масштаба. Впервые за всю свою историю Государственная Третьяковская галерея — один из самых известных и посещаемых музеев мира — открывает филиал за пределами Москвы.

И не просто запасник или хранилище с залом — в Самаре появится огромный музейный комплекс общей площадью восемь тысяч квадратных метров. В его залах будет выставлена коллекция Третьяковки, представляющая русское искусство XX века.

Но первый филиал Третьяковки в Самаре — это не просто масштабное культурное событие. История с Фабрикой-кухней тянется много лет, и казалось, что готова рухнуть и сама фабрика, и все проекты, с ней связанные, но тут произошло чудо. Со стороны все это выглядело как красивая кампания, продуманная и гладкая (да-да, все привычно связали с выборами), но можно сказать, что перед нами — уникальный пример позитивного лоббизма необычайной силы.

Восстановим хронологию

20 августа. Последние дни летнего затишья. И Хинштейн выкидывает в «Твиттере» опрос про то, какой музей самарцы хотели бы увидеть в здании ФК. Интересно, конечно, как бы разворачивались события, если бы победил Русский музей… Но предсказуемо победила Третьяковка. В опросе участвовали более 800 человек, со всего «Твиттера». Достаточно, чтобы подтвердить правоту собственных идей.

Опрос заканчивается за несколько дней до начала осени. Большинство самарцев поддерживают Третьяковку. И уже 1 сентября директор ГТГ Зельфира Трегулова приезжает в Самару и едет осматривать Фабрику-кухню.

Директор ГТГ — это выставочный специалист мирового уровня. В ее послужном списке выставки в Гуггенхаймах, Тейте, Смитсоновском институте — крупнейших музеях мира. Поэтому взгляд такого специалиста на Фабрику-кухню, их первая встреча могли определить дальнейшую историю самого здания и проекта.

Зельфире Исмаиловне Фабрика-кухня понравилась. И Самара понравилась. Откроем небольшой секрет — директора Третьяковки очаровали не только конструктивизм здания, но и сам город, его атмосфера. Экскурсия по Самаре закончилась в одном из самых уютных домов нашего города. У Славы Вершинина, в самом начале Молодогвардейской, Зельфира Трегулова пила чай, слушала истории о Самаре и наслаждалась обстановкой старого города. По словам самого Славы, уже во время чаепития директор ГТГ сказала, что филиал музея в Самаре будет.

В это же время должен был состояться визит в Самару министра культуры России Владимира Мединского, но он заболел. Когда стало понятно, что Мединский быстро не выздоровеет, в Самару прибыл его заместитель Николай Малаков и в самом здании Фабрики-кухни дал обещание — в здании будет филиал Третьяковки. Это произошло 6 сентября.

А уже 13 сентября в Самаре высадился целый десант из Третьяковки. Четыре специалиста во главе с заместителем директора по развитию работали «на земле» над концепцией самарского филиала ГТГ. С момента объявления опроса в «Твиттере» не прошло и месяца.

Такие темпы дают нам все основания надеяться, что все пойдет по плану и в 2022 году в Самаре, в здании Фабрикикухни — уникального памятника советского конструктивизма, откроется первый филиал Государственной Третьяковской галереи с экспозицией советского искусства XX века.

И, возможно, в Самаре произойдет то же, что и в Бильбао.

Эффект Бильбао

Эта история о том, как одно здание изменило судьбу целого города. Испанский Бильбао — столица страны басков, был депрессивным и неспокойным городом, со склонностью к сепаратизму. Промышленность, порт, постепенная деградация. Но в 90-е годы американец Френк Гери выигрывает конкурс на постройку в городе музея Гуггенхайма. И он строит «серебряный артишок» — странное, но очень запоминающееся здание.

Через несколько лет музей Гуггенхайма в Бильбао становится одной из самых известных мировых достопримечательностей. В город едут туристы, и город, надо отдать должное, был к этому готов. Бильбао быстро переориентировался на новый лад, центр был отреставрирован и оживлен. В Бильбао поехали даже те, кому современное искусство совершенно безразлично. Просто потому, что модно. Четыре миллиона туристов в год сейчас посещают Бильбао. Город, на всякий случай, не намного больше Сызрани и старше Самары всего на триста лет.

Появился даже термин такой «эффект Бильбао». «Одноединственное произведение архитектуры может быть более эффективным катализатором перемен, чем целая орда планировщиков», — так объяснил суть феномена архитектор Стивен Холл.

И надежда у нас есть. Хотя бы потому, что ГТГ и Фабрикакухня буквально созданы друг для друга. Уникальное здание, воплощающее собой советский конструктивизм, и коллекция живописи советской эпохи. При том, что нельзя забывать: советская живопись — это ведь тот самый русский авангард, который до сих пор остается нашим главным вкладом в живопись мировую. А значит, в Самаре появится объект действительно мирового уровня. Музей, ради которого люди будут готовы приехать из Европы, Америки, Азии, не говоря уже о Москве и Казани.

Конечно, просто так сидеть и ждать, когда наступит «эффект Бильбао», глупо. Просто потому, что он может и не наступить — есть масса примеров.

Культурная перспектива

Еще одним мощным потенциалом к развитию и получению синергического эффекта является окружающая филиал ГТГ территория. Сейчас она очень разорвана и противоречива — транспортные магистрали, руины ЗиМа, «Звезда» — один из шедевров советского архитектурного модернизма, возможно, музей рок-н-ролла. Недостроенные высотки, ракета — всего и не перечислишь.

С одной стороны — проблема, с другой — возможность. Если посмотреть на пространство вокруг Фабрики-кухни, как на потенциал развития. Провести открытый международный конкурс среди архитекторов и дизайнеров.

В идеале — напротив Фабрики-кухни должна быть пристань и бульвар от Волги до здания, вокруг — парки, музеи, концертные залы, кафе… Пока развалины заводских цехов. Но начало положено. Самара неотвратимо входит в новую культурную реальность. Как мы сможем ее использовать — вопрос к нам.

Возможность фантастическая, но это уже реальность.

Метки
Показать ещё

По теме

1 комментарий

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение