Самое самарское

Скульптуры, которые стали и могут стать брендами Самары

Привлекательность города, конечно, должна иметь конкретные материальные воплощения. Городкурорт как набирающий популярность тэг имеет мощную подпору в виде многокилометровой набережной, которая поражает воображение людей неподготовленных.

Да и сам по себе объект, наделенный смыслом и грамотно помещенный в контекст, будет создавать туристическую, и не только, привлекательность. Самый яркий пример в Самаре — это городские скульптуры. Не все, конечно, но некоторые особо удачные образцы уже стали частью городского бренда. Можно сказать, что этот процесс брендирования новых, с нуля придуманных объектов — один из немногих примеров развития самарского бренда, которое происходит у нас на глазах и при нашем участии.

Опыт «Культурной Самары»

Созданный в 2011 году организационный комитет, в состав которого мне посчастливилось входить, удачно поставил несколько скульптур, которые при этом не являлись памятниками «по закону». Лидеры по популярности — Сухов, Буратино и Швейк. Установлено было больше. Но именно это трио доросло до символов Самары. Они, пожалуй, такие же растиражированные, как гербовая коза и «Паниковский».

Особенно удачным оказался Сухов — красноармеец затерт до блеска. Жаль, так и не поставили рядом Верещагина и Катерину Матвеевну, как планировалось изначально. При этом продвижением Федора Ивановича специально никто не занимался. Удачное место, качественная скульптура и… запрос на монументы.

Казалось бы, Сухов, как и положено городской скульптуре принципиально антимонументален. Стоит без постамента, на ходу, в непафосной позе. Но именно он стал символом возвращения к истокам — к советской культуре как основе нашего цивилизационного кода, простите за мудреность, но именно так. Не зря этот фильм смотрят советские, а теперь русские космонавты перед полетом, именно этот фильм был превращен в чудесный образчик советского постмодернизма во второй части «Петрова и Васечкина». Получился памятник «внутреннему СССР».

Почему не стал таким же мощным символом Деточкин, установленный в то же время? Возможно, из-за менее удачного места и не такого четкого скульптурного исполнения. Возможно, из-за того, что у него нет такой конкретной привязки к городу. Все-таки Сухов про Самару поминал в кино. А при чем тут Деточкин, уже не так очевидно.

Конкретика или абстракция?

Все самые удачные скульптуры были установлены при участии «Культурной Самары» на первом этапе ее работы. К сожалению, мощный уровень удержать не удалось. Вместо понятных и привязанных к Самаре Швейка, Буратино, Сухова начался бум абстрактных скульптур. То есть скульптура как раз обычно выглядела реалистично, но вот попробуйте внятно объяснить гостю Самары, почему установлен памятник спасателю в сквере на Молодогвардейской.

Там ни офиса МЧС, ни катастроф никаких не происходило. «Спасатель» — это спасатель вообще, а не какойто конкретный герой, хотя и герои есть…

Неудивительно, что эту городскую скульптуру никто не тиражирует на сувенирах. Ставить «скульптуры вообще» гораздо проще, чем искать привязки к городскому контексту, истории, к памяти места. Проще и безопаснее, потому что любой конкретный персонаж (даже литературный) может вызвать неоднозначную реакцию у горожан.

Пиня как барометр

Сейчас в «Фейсбуке» немного улегся, но бушевал в начале сентября очень яростно скандал из-за возможной установки в сквере неподалеку от синагоги скульптуры, изображающей Пиню Гофмана — известного самарского сумасшедшего. Мнения горожан разделились радикально, друзья ругались и ссорились из-за персонажа, которого мало кто видел… Хотя и очевидцы были!

Александр Поларшинов: «Я Пиню с детства запомнил. Колоритнейший человек, коего во двор (мы тогда существовали в коммуналке на углу Рабочей и Галактионовской) зазвать попить чайку с пряниками или сушками у тамошних хозяек считалось достижением. Он не везде соглашался отведать. Раз видел, как Пиня просыпал из варежек мелочь прямо на трамвайных путях, и все трамваи замерли в ожидании, покуда он эти свои копейки соберет, и никто не лаялся (вот не думаю, чтобы кого-то из нынешних «форбс-мажоров» столь уважали бы). Так что заслужил памятника несомненно. Прям по Вознесенскому: «Какое время на земле — таков мессия».

Хотя больше было других мнений. Обсуждали памятник сценаристу, герою или профессору, а выбрали Пиню. Это Самара, блин.

Сама по себе история про Пиню и Самару как город, в котором хотят поставить памятник сумасшедшему еврею, — это уже работа на бренд. Не всем она понравится, но, скажем по секрету, памятник Пине придумали две дамы, очень неплохо знающие о туристической привлекательности и образе Самары. Это Лейли Мифтахова, занимавшаяся туризмом в горадминистрации, и Мария Казак — главный организатор Васильевских модных сезонов. Поэтому Пиня появился не просто так и, вполне вероятно, скоро станет одной из новых достопримечательностей Самары. Это же не памятник водопроводу вообще.

Между моментальностью и монументальностью

Самара уже получила свой набор «работающей» городской скульптуры. Надо полагать, что восстановление «Культурной Самары» — это только вопрос времени. Хотелось бы, чтобы оргкомитет вел работу, опираясь на собственный позитивный опыт, и чтобы только оргкомитетом дело не ограничивалось. В тот период, когда работа начиналась, в 2011 — 2012 годах, тема благоустройства, к которому относятся и городские скульптуры, была на подъеме. Сейчас этот подъем максимален: реализуется федеральный проект, Самара борется за возвращение статуса исторического поселения. Жители активно участвуют в формировании комфортной среды. Работа по установке городской скульптуры должна вестись с учетом этих изменений и с пониманием того, что мы этой скульптурой хотим сказать. Впрочем, конкретика — это только один путь. Можно создать бренд и на абстракции.

Парк под Пензой

Удивительный и крупнейший в России парк расположен в одном из живописнейших мест Пензенской области, на Чистых прудах. Его история началась в 2008 году, после проведения здесь Международного скульптурного симпозиума. Всего под эгидой ЮНЕСКО прошло уже девять симпозиумов. Коллекция скульптур парка насчитывает более 320 произведений. Бронза, мрамор, известняк, гранит, дерево, сталь и нержавеющая сталь, бетон и пластик. Это артефакты, созданные лучшими ваятелями со всех континентов, из 64 стран всего мира. В 2013 году скульптурный парк «Легенда» стал финалистом конкурса «Топ-10 достопримечательностей России».

В Самаре тоже были такие симпозиумы, еще в самом начале века их организовывал Иван Мельников. Скульптуры, сделанные мастерами из разных стран, долго валялись на какой-то турбазе. Городу они тогда оказались не нужны. А Мельников как председатель реготделения Союза художников и просто известный скульптор активно участвует в создании новых скульптур. «Спасатель» на Молодогвардейской — его произведение.

Конечно, пензенский опыт уникален, нам не обязательно его повторять, у нас есть свой. Просто «Легенда» — это пример, как из тех же материалов и компонентов за 10 лет люди создали международный туристический бренд. А мы — только несколько удачных статуй, да и то все больше в прошлом. Значит, есть к чему стремиться. Сухов столько сделал для туристического бренда Самары за шесть лет, что пренебрегать его опытом как-то не по-советски, товарищи…

Метки
Показать ещё

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение