Культура

Сергей Куранов: «Мы стараемся научить маленького человека различать искусство и его суррогат — шоу-бизнес»

Главный режиссер Самарской государственной филармонии, заслуженный артист РФ Сергей Куранов рассказал о том, какую радость он находит в репетиции и как ОЛИМП (отдел литературных и музыкальных программ) делает молодежь «своей».


Куйбышевская филармония

 
— Впервые я пришёл в филармонию в возрасте семи-восьми лет. Родители привели меня на симфонический утренник музыковеда Евы Цветовой и дирижёра Соломона Фельдмана. До сих пор помню, как было интересно. Ева Марковна рассказывала об инструментах оркестра, играли красивую музыку. С того момента я, можно сказать, homo philarmonicus — «человек филармонический». Филармония во многом сформировала мои музыкальные пристрастия. В её зале я слышал игру великих музыкантов. Мы, совсем юные тогда, считали обычным порядком вещей, что на сцене нашей филармонии выступают столичные знаменитости.
 
Куйбышевская филармония в те годы была особенна тем, что по зициониров алась сразу за столичными площадками. Люди, которые руководили ею — Марк Викторович Блюмин, потом Гиларий Валерьевич Беляев, — были выпускниками Московской консерватории, со многими музыкантами были знакомы лично и продолжали традиции выступления столичных артистов на сцене нашей филармонии.
 
Хорошо помню старый концертный зал, застал то время, когда здание закрывали на реконструкцию. Поступил в музучилище, отслужил в армии, а забор вокруг филармонии всё стоял. Реконструкция заняла лет 12 или 13. Но зато каков результат!
Я учился в Ленинградской консерватории, долго работал в разных городах, спустя 15 лет вернулся в родной город, и филармония по-прежнему остаётся для меня любимым домом музыки.
 
Прививка духовности
 
Убеждён, что каждому человеку необходимо в раннем возрасте дать верный эталон восприятия искусства. Мы называем это «культурной прививкой». Раннее знакомство с классическими образцами музыки и литературы даёт человеку защиту от пошлости. Сложность заключается только в одном: человек сотворен свободным. До тех пор пока он в силу каких бы то ни было обстоятельств не захочет что-то узнать, никакими методами его не заставишь. Можно создать условия: объяснить, что здесь «не страшно» и даже интересно.
 
— Филармония призвана развивать в людях духовную составляющую. Приучает воспринимать музыку определенным образом.

Рядом с «новичком» сидят люди, которые передают свой опыт слушания музыки, культуру поведения в этом пространстве.

Атмосфера здесь более консервативна, чем привычный молодым людям мир. Но в этом заложено важное звено -поведение в филармонии базируется на правилах, выведенных еще во времена оны. Сохранение этих принципов гарантирует, что ты правильно воспринимаешь музыку и, что не менее важно, не мешаешь это делать окружающим. Это как обряд: мы не особенно вникаем в смысл действий, но они необходимы, чтобы достичь определенного состояния. Главное — в концертный зал надо приходить не отдохнуть, а поработать над собой. Мы стараемся научить маленького человека различать искусство и его суррогат — шоу-бизнес, который ориентирован только на извлечение прибыли.
 

Искусство всегда ставит перед собой прежде всего духовные задачи, извлечение дохода необходимо, но не является приоритетом. Искусство не может быть рентабельным, это не его задача.
 
ОЛИМП
 
В Отделе литературных и музыкальных программ работают чуть больше 25 артистов — чтецов, пианистов, вокалистов, инструменталистов. За концертный сезон эти люди дают 860 концертов. Причём 90% программ идут на выезде — в городах и районах области, школах, техникумах, лицеях. Программы делятся на три возрастные категории: младшие школьники, подростки и взрослая публика. Зачастую, учитывая реакцию публики, мы вносим коррективы, не скатываясь, однако, до уровня «чего изволите». Нас защищает от работы на потребу публики то, что мы госучреждение и можем себе позволить заниматься воспитанием вкуса, просветительской работой.
 
Отрадно, когда через обратную связь чувствуешь результат нашей работы. Мы подготовили программу по «Маленькому принцу» Экзюпери, и после спектакля ко мне подошла девочка лет двенадцати и рассказала, что она читала «Маленького принца», потому что ей говорили, что книжка интересная, но ей не понравилось. А вот теперь осознала, почему «зорко одно лишь сердце» и почему «звёзды смеются, как тысячи бубенцов». Это для нас невероятно ценно. Я далёк от мысли, что все побывавшие на наших концертах непременно станут культурными и образованными людьми, но зерно, попавшее на благодатную почву, непременно даст всходы.
 
Репетиция — любовь моя
 
— Идея — это то, что объединяет всех — артистов, режиссера, музыкантов, дает импульс создания новой программы. Мы часто сами создаём сценарии наших композиций и литературно-музыкальных спектаклей. Например, приходит ко мне артист, приносит идею, некую фабулу будущего спектакля, мы приступаем к работе, появляется несколько вариантов развития сюжета, диалоги — фактически мы пишем свою пьесу. Так было со спектаклем «Всем своим светом» об Анастасии Вяльцевой, «Эхо любви» о творчестве Анны Герман, из монооперы Таривердиева и поэмы Ахмадулиной родился спектакль «Ожидание любви», и таких примеров много. Совместное придумывание программы — это очень увлекательная работа, захватывающий творческий процесс. Еще Эфрос говорил: «Репетиция — любовь моя». Когда создаёшь ткань новой программы или спектакля, ты ограничен только своей фантазией и чувством меры, другое дело, когда ставишь оригинальное авторское произведение.

Здесь, как в медицине, главное -не навредить. В режиссуре, особенно музыкальной, не нужно выпячивать себя. Если берёшься ставить «Евгения Онегина», то прежде всего задай себе вопрос, кто больше понимает в музыке — я или Петр Ильич Чайковский? Ответ очевиден. Это ведь его произведение, он его написал. Открываешь партитуру и смотришь, что он хотел сказать. Там всё написано, надо только уметь читать и уважать волю композитора, который по сути и является первым режиссёром.
 

Очень полезно перечитывать классиков в зрелом возрасте. Школьная программа зачастую портит верное восприятие классической литературы. Конечно, всё зависит от мастерства педагога, но в маленького человека, не имеющего достаточного эмоционального и жизненного опыта, невероятно сложно вложить произведение, написанное зрелым автором. Можно только подтолкнуть, сказать: «В том направлении есть кое-что интересное, тебе пригодится, когда подрастёшь… » Вот мы своими литературно-музыкальными программами и стараемся в меру сил сделать героев великих произведений более живыми и понятными.
 
Создавая программы о творчестве великих поэтов и писателей, невозможно сказать сразу обо всём. Нужно взять то, что максимально созвучно сегодняшнему дню. Для этого нужно иметь определённого рода «чутье на время». Конечно, можно и нужно воспользоваться и «чужими мозгами» — почитать хорошую критическую литературу, но прежде надо самому почувствовать актуальность материала сегодня. Для меня очень важно найти созвучную текстам музыку. Ведь музыка в наших программах — это не звуковой фон, она должна создавать атмосферу, подчёркивать смысловые акценты, создавать противопоставления, усиливать эмоциональное воздействие. Работая над программой о Лермонтове, мы обратились к музыке Баха, Бетховена, Римского-Корсакова. В результате получилась очень эмоциональная композиция для чтеца с оркестром, насыщенная образами и смыслами и настолько созвучная современности, что иногда просто диву даёшься: как Лермонтов мог это ПРО НАС написать почти 200 лет назад? Я верю, что такого рода программы необходимы людям, в каком бы возрасте они ни находились. Они «вытряхивают» человека из обыденности и рутины, заставляют задаться главными вопросами жизни, её цели.
Метки

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение