Общество

Халаты белые, души черные

Факты жестокого обращения с детьми-сиротами в больнице им. Семашко подтверждаются

ЛЕЧИТЬ НЕЛЬЗЯ ПОМИЛОВАТЬ

«Аттракцион «Остаться в живых» или «филиал ада» — подобные нелестные эпитеты вот уже третьи сутки подряд сыплются в адрес государственного бюджетного учреждения здравоохранения Самарской области «Самарская городская клиническая больница № 2 имени Н.А.Семашко». Жестокое обращение с детьми, которое практикуется медперсоналом этого учреждения, стало чуть ли не темой недели для местных СМИ. Впрочем, удержать информацию, не вынося сор из избы, не удалось — проверка с участием представителей федеральных структур уже состоялась, и, очевидно, продолжение следует.

Пострадали в этой истории двое мальчишек, и без того уже обиженных судьбой. Сироты, растут без родителей, да еще и сильно болеют — иначе вряд ли бы стали пациентами инфекционного отделения вышеуказанной больницы. Максиму сейчас год и два месяца, а на момент событий было и того меньше. Он воспитанник самарского дома ребенка «Солнышко». Ваня живет в специализированном тольяттинском доме ребенка.

«…Физические и психические страдания, систематическое совершение насильственных действий, оставление малолетних детей на длительное время одних, без присмотра взрослых, в закрытом помещении, в одежде, не соответствующей погодным условиям, в антисанитарных условиях.» — даже эти довольно строгие формулировки, использованные в официальном сообщении СУ СК РФ по Самарской области, вызывают у нормального человека взрыв негодования. Что же говорить об эмоциональном рассказе Елены Корневой, которая со своим ребенком лежала в больнице им. Семашко и стала свидетельницей описанных фактов. Душераздирающий детский голодный плач, подпертая шваброй дверь палаты, где в полном одиночестве закрыт беспомощный малыш, грязные и мокрые шорты и майка, босые ножки, в то время как даже взрослые кутаются в теплую одежду, все это щедро сдобрено хамством и хроническим равнодушием медицинских сестер — это лишь малая часть рассказа очевидицы событий. Все эти обстоятельства и легли в основу обращения Елены Корневой в Росздравнадзор. Итоги проверки были переданы в правоохранительные органы.

ПОД СЛЕДСТВИЕМ

Что и говорить — ситуация обрастает подробностями буквально поминутно. На момент сдачи этого материала в печать ситуация выглядит так: Следственный отдел по Промышленному району г. Самары Следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Самарской области возбудил уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. «г» ч. 2 ст. 117 УК РФ (истязание в отношении заведомо несовершеннолетнего). В настоящее время расследование уголовного дела продолжается, проводятся следственные действия, направленные на установление всех обстоятельств происшедшего. Оперативное сопровождение по уголовному делу осуществляют сотрудники подразделения ГУ МВД России по Самарской области.

23 октября с внеплановой проверкой в Самаре побывал советник уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка Максим Ладзин. Результаты этой проверки сам омбудсмен Павел Астахов прокомментировал в Твиттере: «Факты, изложенные заявителем в отношении персонала и руководства больницы им. Семашко, в основном нашли свое подтверждение». Кроме того, он сообщил, что результаты проверки уполномоченного будут переданы в прокуратуру и губернатору Самарской области Николаю Меркушкину для принятия мер к виновным. Лично проконтролировать ход разбирательства Астахов намерен в ходе визита в Самару, предварительно намеченного на 1 ноября.

Как только ситуация получила огласку, министр здравоохранения Самарской области Геннадий Гридасов дал поручение срочно разобраться в происходящем. В пресс-службе министерства здравоохранения Самарской области «СГ» подтвердили, что проверка по указанному факту проведена 23 октября. Кроме того, ситуация будет рассмотрена областной комиссией по медицинской этике, где ей будет дана экспертная оценка.

По словам главного врача дома ребенка «Солнышко» Татьяны Кудиновой, маленький Максим — бывший пациент больницы им. Семашко — сейчас чувствует себя хорошо. «Состояние ребенка удовлетворительное, на мой взгляд, ему была оказана должная медицинская помощь, подобрано адекватное лечение, — говорит Кудинова. -Да и при выписке он чувствовал себя нормально. Никаких тревожных симптомов мы не заметили».

Медсестер в региональном здравоохранении катастрофически не хватает. Профессия вовсе не простая и порой совсем лишена романтики, и больше всего не хочется обижать и оскорблять всех медсестер от бога, а их очень много. Но, честное слово, рассуждать об этом после всего вышесказанного как-то не хочется. И на кону в этой истории не только честь «белого мундира». Плохая медсестра — это при большом желании еще поправимо. А вот «черная душа» — неизлечима.

КОММЕНТАРИИ

ГЕННАДИЙ ГРИДАСОВ,
заместитель председателя правительства Самарской области — министр здравоохранения Самарской области:
— Тот факт, что медицинские сестры испытывали дополнительную нагрузку в связи с исполнением несвойственных им функций, не может быть оправданием для жестокого обращения с детьми. Так же, как и межличностный конфликт медицинских сестер с Е.В. Корневой, факт которого бъш установлен по результатам проверки. Если по итогам расследования, которое проводят следственные органы, факты жестокого обращения с пациентами подтвердятся, мы примем меры, вплоть до отстранения от должности главного врача этого медицинского учреждения за неспособность обеспечить действенный контроль.

СЕРГЕЙ ИЗМАЛКОВ,
президент Самарской областной ассоциации врачей:

— Если факт грубого отношения к пациенту подтверждается, то он подробно разбирается и оценивается профессиональным сообществом, тем более если дело касается детей. Любые нарушения этики обращения с маленьким пациентом должны быть разобраны профессионалами таким образом, чтобы исключить в будущем подобные случаи. Ни одно обращение, которое поступает в Самарскую областную ассоциацию врачей, не остается без внимания. Этическая комиссия нашей ассоциации внимательно рассмотрит этот случай, примет все необходимые меры и оповестит общественность о проведенной работе. По моему мнению, в этом вопросе от личности главного врача, от его отношения к процессу зависит очень многое, поскольку у него есть административные рычаги воздействия на персонал.

По теме

Газета

Приложение