Теперь у меня есть мама!

27.07.2010

738

Автор: Ева Скатина

Ежегодно новых родителей находят больше ста самарских ребятишек.

Уже пять лет городской департамент семьи, опеки и попечительства занимается вопросами усыновления. Можно подводить и первые итоги. Об особенностях и сложностях определения ребят в семьи мы беседуем с руководителем управления опеки и попечительства Ольгой Слесаревой.

— Ольга Владимировна, суще­ствует несколько форм устрой­ства в семью несовершеннолет­них сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Это опекунство, попечительство, приемная семья и, наконец, усы­новление…

— Усыновление — одна из при­оритетных форм определения ре­бенка в семью. Это несколько дру­гое, чем, к примеру, приемная се­мья, когда ребенка передают новым родителям по договору. В таком до­кументе четко прописаны обязан­ности приемных мам и пап и орга­нов опеки. Ко всему прочему, но­воиспеченные родители получают за воспитание и содержание ребен­ка заработную плату. Правда,чисто символическую — две с небольшим тысячи рублей. А ребенку выплачи­вается ежемесячное денежное посо­бие, которое перечисляется ему на сберкнижку до совершеннолетия. При этом органы опеки наблюдают на протяжении всего времени на­хождения ребенка в приемной се­мье, как его воспитывают и содер­жат. Родители ежегодно перед на­ми отчитываются. Обследование жилищно-бытовых условий прово­дится первый год — раз в квартал, потом — два раза в год.

— В чем особенность процеду­ры усыновления?

— В этом случае ребенок полу­чает новую семью по решению су­да. До этого момента процедура примерно одна и та же — кандида­ты в усыновители или приемные родители собирают необходимые документы. Затем они приходят в органы опеки, которые изучают документы, обследуют жилищно- бытовые условия заявителей и ес­ли нет противопоказаний, дают за­ключение, что данный гражданин может быть кандидатом в усынови­тели или приемные родители. По­сле этого человек ставится на учет, ему подбирается ребенок. Затем по нашему направлению встречается с ним. И если не изменяет своего ре­шения, идет с заявлением в суд.

— И вот родилась новая се­мья… А что дальше?

— Мы берем такую семью под наблюдение. Также два раза в год сотрудники органов опеки прихо­дят к усыновителям в дом, наблю­дают, помогают семье при необ­ходимости. Если все хорошо, че­рез три года семья снимается с уче­та и наша служба больше не вме­шивается в ее жизнь. Что касает­ся средств на содержание ребенка, усыновителям (как и приемным се­мьям) выплачивается единовре­менное денежное пособие в раз­мере десяти тысяч рублей. Боль­ше им никаких выплат не положе­но. Потому что с момента вступле­ния в законную силу решения суда они становятся такими же родите­лями, как родные. С теми же права­ми и обязанностями. Это и наслед­ственное право, и обязанность вы­плачивать алименты.

— Кто, как правило, обраща­ется с заявлением об усыновле­нии?

— Граждане РФ, у которых или нет детей, или есть, например, сын, а они хотят девочку или наоборот. А есть заявители, которые хотят, чтобы у них была многодетная се­мья. Есть и такое усыновление, ког­да родительские права просят уза­конить отчим или мачеха. Из прак­тики знаю: чаще всего с такими за­явлениями в органы опеки обраща­ются отчимы. Нередки и обраще­ния родителей, которые воспиты­вают ребенка по договору.

— Сколько все-таки людей же­лает взять ребенка из детского дома?

— В прошлом году было всего 116 усыновлений. Прежде — больше: по 130-140 в год. Сейчас ситуация выравнивается. За прошедшие пол­года у нас уже 80 усыновленных де­тишек. А вот детей, взятых на вос­питание иностранцами, стало мень­ше. (Думаю, из-за известных всем событий.) Если в прошлом году бы­ло 14 усыновлений, то в этом толь­ко 5. Правда, выросло количество детишек, усыновленных отчимами: 46 в прошлом году и 37- за шесть месяцев этого года.

— Есть ли возрастные ограни­чения для приемных родителей?

— Усыновить ребенка могут граждане любого возраста. Даже пенсионеры. В семейном законо­дательстве РФ на этот счет ника­ких ограничений нет. Они имеют­ся только в тех случаях, если граж­дане были лишены родительских прав, состояли на учете в нарко- и психодиспансере, судимы за при­чинение тяжкого телесного вре­да и убийство. Другой вопрос, ког­да органы опеки изучают докумен­ты заявителя, его жизненную ситу­ацию и могут отказать в усыновле­нии. Допустим, годовалого ребенка людям шестидесятилетнего возрас­та. Но это будет личное мнение ор­ганов опеки.

— Интересно, граждане из ка­ких социальных слоев чаще все­го желают стать усыновителя­ми?

— Из самых разных. Сегодня, к примеру, приходит одинокая жен­щина, у которой зарплата 10 ты­сяч рублей, а завтра — руководи­тель банка, зарабатывающая триста тысяч… Но если обратиться к ста­тистике, то больше, конечно, лю­дей со средним достатком. В основ­ном супружеские пары. А в послед­нее время мы отмечаем рост коли­чества заявлений от живущих граж­данским браком.

— Но разве одинокая женщи­на с десятитысячным окладом может стать приемной мамой?

— Когда мы даем заключение, то опираемся на закон. А он говорит: достаток усыновителя не должен быть ниже прожиточного миниму­ма (5700 рублей). И если женщина получает 12 тысяч — это уже осно­вание для того, что она может усы­новить ребенка.

— С родителями все более -ме­нее ясно… А каких детей предпо­читают брать?

— Сначала хотят «девочку от го­да до трех лет с голубыми глаза­ми». Но, как правило, когда изуча­ют базу данных, то выбирают со­всем другой типаж, даже другого пола. Возникает симпатия к кон­кретному человечку и все. Но, ко­нечно, чаще выбирают похожего на себя. 70 процентов будущих роди­телей предпочитают детей одной с собой национальности, для осталь­ных это не имеет значения. А воз­раст усыновляемых детишек самый разный — до 18 лет.

— Сколько же в вашей базе кандидатов на усыновление?

— У нас две базы данных — об­ластного центра усыновления и на­шего департамента. В общей слож­ности около 700 детей. В основ­ном старше пятнадцати лет. Самые младшие воспитываются в домах ребенка. Их в Самаре три. В каж­дом по 50 детей. Одно из этих дет­ских учреждений — специализиро­ванное, для ребят с серьезными па­тологиями: умственная отсталость, физические уродства, тяжелая сте­пень ДЦП.

— Таких, наверное, не усынов­ляют?

— Российские усыновители практически никогда. Есть у нас пример, когда взяли ребенка с зая­чьей губой, но это исключение. За­то пять таких детишек усыновлены иностранцами.

— А случаев отказа не было?

— Городская служба семьи зани­мается вопросами усыновления с 2005 года, и за это время было все­го четыре-пять таких случаев. При­чем вернули детей подростково­го возраста — 14-16 лет. Все они со­стояли на учете в психодиспансе­ре. Отказывались от таких детей, потому что возникала угроза жиз­ни и здоровью усыновителей. Учи­тывая, что в год около сотни насто­ящих родителей мы лишаем роди­тельских прав, то пять случаев от­каза — это очень мало.

— В общем, в деле усыновле­ния у органов опеки все хоро­шо…

— Судите сами. 99 процентов на­ших детей устраиваются в семьи, и только один процент проживает в детских домах. И это в основном ребята старшего возраста, которых очень сложно определить в семью. А положительная динамика заклю­чается в том, что если в 1992-м го­ду в детских домах проживало пол­торы тысячи детей, то сегодня все­го 200.

 

БУДУЩИМ РОДИТЕЛЯМ НА ЗАМЕТКУ

По всем вопросам вы може­те обратиться в городской де­партамент семьи, опеки и по­печительства по адресу: Сама­ра, ул. Куйбышева, 44, телефон 33-03-24

Вы также сможете пройти психоло­гическое консультирование, диагно­стическое обследование и тренинг, которые помогут избежать возмож­ных проблем и ошибок в воспита­нии усыновленного ребенка.

 

 

Читайте также:

Общество

Самарчанка стала обладательницей титула «Королева жизнелюбия»

Девушка удивила жюри конкурса «Рожденная побеждать!» своими «безграничными возможностями, улыбкой и талантом».