Испекла пирог с планом квартиры: режиссер «Зеленого слоника» об импровизации, съемках на заводе и героях-рабочих

04.02.2022

3130

Автор:

Испекла пирог с планом квартиры: режиссер «Зеленого слоника» об импровизации, съемках на заводе и героях-рабочих

Ее вкусы специфичны, образ мышления необычен, а чувство справедливости сильно обострено. Все это помогает оставаться собой режиссеру фильмов «Зеленый слоник» (18+), «Пять бутылок водки» (18+) и «За Маркса» (18+), директору института «БАЗА», куратору и художнику Светлане Басковой. Многие помнят ее именно по первому фильму в списке, так как его со временем разобрали на мемы и цитаты. Но у Светланы есть и  другие картины. Она рассказала о своем творческом подходе в рамках недели современного кино в галерее Victoria Underground. Модератором встречи выступил Рудольф Голубев.

Про жизнь до кино

Я закончила Московский архитектурный институт — бывший ВХУТЕМАС, в котором были прекрасные традиции и уровень образования. Там преподавали художники авангарда и архитекторы. Дух этого образовательного учреждения еще оставался, поэтому нам давали полную свободу. У нас были так называемые клаузуры, когда ты должен принести идею того или иного проекта. Странные решения всегда поощрялись. Помню, что был совершенно неинтересный проект плана квартиры. В итоге я испекла пирог с планом квартиры. Напомню, что это еще советское время. Принесла его, и мне поставили пятерку. Я была очень рада. Считаю, что это была хорошая школа. 

Еще для меня было важно общение с архитекторами. В 6 классе у нас были небольшие группы, где мы занимались проектированием фантастических городов. Нас водили на экскурсии, мы делали макеты. Для образования очень важно, когда ребята со школьной скамьи начинают узнавать, что такое искусство. Если бы сейчас в учреждениях посвящали час в неделю искусству начала XX века или хотя бы говорили про него, было бы прекрасно. Это интеллектуализирует молодежь.

Также на меня повлияла жизнь у моей бабушки на русском севере — в селе Ферапонтово. Местный дух, духовность, запах ветра, наверное, тоже меня сформировали определенным образом. Бабушка была грязнуля, а еще не умела готовить. Семью раскулачили, поэтому она устроилась работать первой учительницей в Ферапонтово. Дом был пропитан какими-то запахами. Каждое лето я вынуждена была проводить с ней. Вот так душность русской деревни и проникла в меня. Возможно, когда ты находишься в комфортной ситуации — это одно, но когда есть некий дискомфорт, то у тебя вырабатывается критическое мышление или, может быть, отношение к этому. Что-то очень неприятное становится очень важным внутри тебя — уже нет разделения на плюс и минус.

Испекла пирог с планом квартиры: режиссер «Зеленого слоника» об импровизации, съемках на заводе и героях-рабочих

Про первый фильм

Как любой художник, не знающий, как развиваться, я занималась различными экспериментами. В какой-то момент поняла, что через видео можно передать чувства. Это было в середине 1990-х годов. Возникло дикое желание что-то делать, срочно понадобилась камера. Первый фильм был посвящен поиску смысла жизни «Кокки — бегущий доктор» (1998). Надо отдать должное, что это были 90-е, параллельно популярность набирал акционизм. Но о нем я узнала чуть позже. 

Безусловно, в фильме «Кокки — бегущий доктор» присутствовал элемент перформанса, так как я пригласила к участию художников — Алену Мартынову, Олега Мавроматти и других. Это были люди из современного искусства, мне казалось это очень важным. Как-то я пришла к директору шинного завода с предложением снять на предприятии кусок фильма. Он разрешил это сделать ночью. С его стороны это было очень легкомысленно во времена неистовой, безудержной свободы. 

Мы были молодыми, считали, что можем делать все что угодно безнаказанно. Снимались на фоне аппаратов, которые делают шины. Все так расперформансировались, что бегали голые по заводу, даже выскакивали за периметр, хоть я и просила этого не делать. Охранник засек, что люди голые бегают. Но раздевание после распада Советского Союза воспринималось иначе, чем сейчас, оно имело иной смысл. Шок голого тела. Настолько это было цензурировано обществом, что оно не позволяло себе об этом говорить, думать и показывать. Еще на заводе было напряжение 380 вольт. Через какой-то провод мы подключали свет, неожиданно Олега Мавроматти дернуло током. Но в целом все прошло нормально.

Также у меня был знакомый нейрохирург. Он помог нам со съемками в палате, дал помещение, койку, каталку, на которой мы возили нашего героя по коридорам. Развлекались как могли, но пытались сконцентрироваться. Были постоянные эксперименты: я задавала тему или какую-то ситуацию, куда помещала героев, затем наблюдала, что происходит. Определенная степень свободы висела в воздухе.

Испекла пирог с планом квартиры: режиссер «Зеленого слоника» об импровизации, съемках на заводе и героях-рабочих

Про повестку

В 1990-е годы рабочий класс вызывал еще уважение, во всяком случае, люди знали, что есть рабочие. Когда я снимала фильм «За Маркса», некоторые удивлялись: «А что, у нас есть еще пролетариат?» В свежее постсоветское время была эйфория, а мы экспериментировали в области искусства, в итоге создали данное произведение. Это был поиск смысла жизни. Главный герой в лице Сергея Пахомова тоже его искал.

Левое направление для меня означало не только политическую повестку, а также все новое и прогрессивное и то, что ты встаешь на сторону слабого. В фильме «За Маркса» я нашла героя нашего времени. В 2000-х годах был кризис, невыплаты зарплат и задержки, ипотеки, которые многие не могли выплатить, большие человеческие трагедии. У некоторых рабочих была зарплата меньше прожиточного минимума, они были в отчаянии. Мне казалось, что герои нашего времени — это те, кто может протестовать против этого. А протестовать очень сложно. Кроме того, что ты рискуешь своей жизнью, ты рискуешь жизнью семьи. Насколько ты к этому готов? 

Тогда я узнала про профсоюзное движение. Отправилась на одно из предприятий в Липецк, где удалось отснять часть материала. Меня поразила печальность этих людей и их смелость. Независимые профсоюзы тогда подвергались репрессиям, на их членов оказывали психологическое давление, людей увольняли. Я ездила по многим городам, чтобы все узнать. Потом я показывала «За Маркса» там, где была. Мне важно было узнать, получился фильм или нет. Многие сказали, что он может быть методичкой о том, как организовать независимый профсоюз и как находить плюсы в законодательстве. В Москве же сказали, что таких рабочих, как в фильме, не может быть, они ведь стихи читают, книжки, и это смешно. Хотя, как сами понимаете, они могут любить литературу.  Я считаю, что каждый должен оставаться в той профессии, в которой находится, и делать все возможное, чтобы изменить мир к лучшему. 

Впервые Светлана Баскова побывала в Самаре в 2013 году на премьере своего фильма «За Маркса» в ныне не существующем киноклубе «Ракурс». При его создании автор частично вдохновлялась событиями, происходившими на одном из предприятий в Тольятти.

В 2018 году был запущен сбор средств на новую картину Басковой «Я — Гамлет». В фильме планировали сниматься Владимир Епифанцев (исполнитель роли Гамлета) и Сергей Пахомов (Полоний и его брат), известные по другой картине — «Зеленому слонику».

Сейчас Светлана занимается независимым институтом «БАЗА», где ведет просветительскую работу, проводит выставки как куратор, обучает критике в лаборатории. 

Фото: Жанна Скокова. sgpress.ru;
кадры из фильмов «Кокки — бегущий доктор», «За Маркса».

Страничка истории

«Самарская Газета» была основана антрепренером самарского театра Иваном Новиковым. Все доходы, приносимые ею, поначалу использовались исключительно на театральные дела. В 1894 году Новиков продал «Самарскую газету» местному купцу Костерину. Новый издатель привлек к сотрудничеству в ней ряд прогрессивных журналистов.

В «Самарской газете» начиналась литературная карьера Максима Горького. Он приехал в Самару в 1895 году по совету Владимира Короленко никому не известным писателем. Сначала вел отдел «Очерки и наброски», а затем и отдел фельетона «Между прочим». С марта по октябрь 1895 года был редактором. На страницах «Самарской газеты» опубликовано свыше 500 различных его публицистических произведений и свыше 40 рассказов.

С 1896 до начала 1900-х годов в газете работал Скиталец (настоящее имя — Степан Гаврилович Петров). Он продолжал эстафету, принятую от Горького — вел отдел фельетона «Самарские строфы», печатал свои стихи.

На страницах газеты в разные годы печатались Николай Гарин-Михайловский, Алексей Бостром, критик Василий Чешихин-Ветринский. Сюда присылали свои произведения Владимир Короленко, Александр Куприн, Дмитрий Мамин-Сибиряк.

Комментарии

0 комментариев

Комментарий появится после модерации