Яркие, добрые и немного наивные. Открылась выставка картин Вениамина Клецеля

29.09.2021

784

Автор:

Фотограф: Екатерина Елизарова

Самарское отделение СТД приглашает в Дом актера на выставку картин Вениамина Клецеля — члена Союзов художников СССР и Израиля. Родственники ушедшего в этом году из жизни мастера сделали подборку работ, чтобы многочисленные самарские поклонники таланта смогли попрощаться с выдающимся живописцем. 

В день открытия экспозиции экскурсию по ней провела Татьяна Петрова — старейший самарский искусствовед, заместитель директора Художественного музея. Долгие годы сотрудничества и личная дружба связывали ее с самобытным художником. Петрова рассказала об интересных фактах из жизни товарища.   

Клецель родился в 1932 году на Украине. Рисовал с детства. Во время войны его семья была эвакуирована в Ташкент. Там он посещал изостудию при Дворце пионеров. Окончил Ташкентское художественное училище и живописное отделение театрально-художественного института. Его педагогом был большой мастер Александр Волков, автор знаменитой «Гранатовой чайханы». Восточные темы, палящее солнце, яркость красок Средней Азии навсегда вошли в палитру художника.

В 60-х годах Клецель с женой, солисткой оперы Славой Бондаренко, переехал в Куйбышев. Здесь мастер работал преподавателем в художественной школе, в инженерно-строительном институте, был участником множества выставок. 

С 1990 года Клецель — гражданин Израиля, житель Иерусалима. Его живопись обрела новое дыхание, новые формы и краски. На «земле обетованной» он заслужил новый титул — иерусалимский художник. По словам Петровой, Клецель работал до последних мгновений жизни — сначала в выделенной ему мастерской, а когда уже не было сил дойти до нее — в своей двухкомнатной квартирке. 

Основные работы, представленные на выставке, написаны мастером после репатриации. Его полные экспрессии портреты и жанровые зарисовки, написанные в последние годы жизни, выражают характер, обычаи и внутренний мир жителей Израиля. Местные искусствоведы удивлялись глубоким еврейским мотивам, которые пронизывали творчество этого эмигранта. Не являясь очень религиозным человеком, он рассуждал о Торе, о судьбе иудаизма, о прошлом и настоящем своего народа. 

Его самарскую экспозицию как будто пронизывает народная мелодия: то грустная, то веселая и живая. Его мудрые и печальные старики, его едоки арбуза, его музыканты — это то, что можно увидеть каждый день на иерусалимских улицах. Однако кисть художника делает эти картинки еще более экспрессивными и яркими, подчеркивает настроение персонажей. Творил он постоянно и из всего, что попадалось под руку. Внимание посетителей выставки, несомненно, привлечет его коллаж, сделанный из оторванного рукава рабочего свитера, который он превратил в сверкающую разноцветной чешуей рыбу. 

Все годы жизни в Иерусалиме Клецель не забывал Самару. И Самара не забывала его. В городе на Волге регулярно устраивались выставки работ мастера. Наши художники, галеристы и искусствоведы часто навещали его в Иерусалиме. Вообще этого выдающегося художника считают своим сразу три города, с которыми он был связан и которые не мог забыть. Ташкент, Самара, Иерусалим остались навсегда в картинах Клецеля — ярких, добрых и немного наивных, какой иногда бывает сама жизнь.

(0+)


Комментарии

0 комментариев

Комментарий появится после модерации