Оперный триллер. В Самаре готовят премьеру «Бала-маскарада» Джузеппе Верди

23.02.2021

80

Автор: Маргарита Петрова

Фотограф: Владимир Пермяков

В Самарском академическом театре оперы и балета прошел шефмонтаж декораций к спектаклю «Бал-маскарад». 24 и 25 апреля состоится премьера произведения Джузеппе Верди. Дирижер-постановщик, художественный руководитель театра Евгений Хохлов рассказал sgpress.ru о воплощении на самарской сцене этой мрачной оперы великого итальянского композитора.

— Само произведение окутано тайной и мистерией. Судьба оперы в современной России довольно непростая. Не каждый театр может себе позволить поставить этот спектакль.

— Почему?

— Традиционно театры стараются ставить другие произведения Верди, которые больше на слуху: «Аида», «Травиата», «Риголетто», «Трубадур». Кроме того, «Бал-маскарад» — опера не универсальная по составу солистов. Найти хорошую исполнительницу на партию Амелии не так легко. То же касается и тенора Ричарда, и баритона Ренато. Не каждый региональный театр взялся бы за такое непростое произведение.

Кроме того, мы меняли состав постановщиков. Изначально должен был работать один художник, его не стало. Тогда мы обратились к Эрнсту Гейдебрехту, который вместе с режиссером предложил скорректированный спектакль. Мы отошли от первоначального плана, поскольку другой художник — это другое сценическое воплощение.

Связка режиссер-художник очень важна. У Филиппа Разенкова очень доверительные отношения с Гейдебрехтом. Они вместе сделали не один спектакль, хорошо друг друга понимают и дополняют. С одной стороны колоссальный опыт Гейдебрехта, с другой — свежий взгляд Разенкова. В результате у них получилась очень необычная история с детективным подтекстом. Режиссер погружается в психологическую ткань спектакля, пытается разобраться в характерах, углубляется в психоанализ.

— Это будет классическая интерпретация?

— Мы взяли американский вариант либретто. Действие происходит в Соединенных Штатах 50-х годов ХХ века. Но для режиссера-постановщика, по его словам, не так важна привязка к континенту, эпохе и национальности. Он рассматривает социум изнутри, исследует психологию персонажей, взаимоотношения характеров. Отклонений от текста либретто нет. Единственный необычный момент — когда Ульрика предсказывает Ричарду гибель от руки друга, он смотрит на себя под другим углом, и его жизнь начинает развиваться как бы в обратном направлении. Он видит свою смерть и начинает отматывать время назад.

— У режиссера были особые пожелания по работе оркестра?

— Мы не успели начать оркестровые репетиции до марта 2020-го. Проходили мизансцены под рояль. А уже в августе провели тщательную репетиционную работу с оркестром, готовясь к концертному исполнению «Бала». Мы изначально договорились с режиссером, что ничего в партитуре Верди не меняем. Для меня это был принципиальный момент, поскольку я очень люблю эту оперу, специально изучал ее в Италии с мастером — дирижером и педагогом Маурицио Ареной. Педантично записывал все особенности традиций исполнения. Это так интересно, бесценный опыт.

В сентябре 2020-го у нас получилось хорошее концертное исполнение в Самаре. Надеюсь, мы это звучание не растеряем, а наоборот, наберем еще форму к премьере.

— Вашу наполненность и глубину понимания материала легко удалось передать музыкантам?

— За последние годы — во всяком случае я могу судить по тем десяти годам, что я работаю в этом театре, — мастерство артистов оркестра в исполнении произведений итальянских композиторов возросло многократно. Эту возможность им предоставил в первую очередь Александр Анисимов (с 2011 по 2017 год — главный дирижер Самарского академического театра оперы и балета — прим. авт.), который ставил «Травиату», «Севильского цирюльника», «Тоску», «Аиду», «Мадам Баттерфляй». Он очень тщательно работал с оркестром, открывая многие нюансы. Когда у меня появилась возможность, я продолжил итальянский репертуар, поставив «Богему» и «Джанни Скидки» Пуччини. Обе эти оперы я тоже изучал в академии в Италии. А с «Богемой» выиграл престижный конкурс и дирижировал премьеру в Умбрии.

Сейчас перед музыкантами оркестра нет каких-то непреодолимых сложностей в исполнении музыки разных стилей и жанров. Это легко можно понять, листая наш репертуар, за последние годы пополнившийся самыми разнообразными работами. Мы трудимся над поиском вердиевского звука, градаций темпов — это очень сложно. Нужны точно выверенные переходы. Необходимо соблюсти баланс между оркестром, солистами, хором. Исполнение опер Верди требует от музыкантов понимания стилистики, постоянного контроля ансамбля, он исключает импровизационную игру — нужна бетховенская точность.

Для «Бала-маскарада» у нас есть свой состав. Татьяна Ларина — замечательная Амелия. Она великолепно спела концертное исполнение, которое было в сентябре. И очень точно попала в образ героини по своему внутреннему содержанию. Это при том, что концертное исполнение оперы — труднейшая задача. Мизансцен нет, и все действие нужно заполнять выразительным вокалом, артистизмом и мастерством. Еще одна наша прекрасная Амелия — Татьяна Гайворонская. Также в спектакле занят ведущий баритон театра Василий Святкин.

У нас появились перспективные молодые вокалисты. В августе мы провели большое прослушивание и укомплектовали труппу на 70%. В опере есть огромные хоровые сцены. И у нас совсем по-другому зазвучал хор. Появился амбициозный и энергичный лидер хора, который делает интересные проекты. Пример — успешная премьера Carmina Burana. Хор в концертном исполнении оперы звучал очень убедительно.

Все это вселяет уверенность, что в апреле зрителей ждет еще одна потрясающая опера Джузеппе Верди, которая займет достойное место в репертуаре самарского театра.

Филипп Разенков, режиссер-постановщик оперы «Бал-маскарад»:

— То, что мы делаем сейчас на сцене самарского оперного театра, это единственная в своем роде трактовка. Несмотря на праздничное название, нельзя входить в заблуждение. Это Верди со всеми вытекающими отсюда страстями, убийствами и заговорами. Настоящий оперный триллер. За основу композитор взял реальное событие — убийство шведского короля Густава III в оперном театре. Но главный герой, Ричард, далек от своего исторического прототипа.

Мы работаем с художником-постановщиком Эрнстом Гейдебрехтом и художником по костюмам Татьяной Ногиновой. В постановке будет доминировать мистическая атмосфера. Время действия перенесено в 50-е годы. Это отсылка к эпохе Кеннеди, картин Хичкока и фильмов нуар. Она будет отражена в первую очередь в костюмах — они очень реалистичные. Сценография образная, символическая, погружает нас в мир подсознания. Основные ее элементы — зеркала, двери, камни.

Главная идея спектакля: каждый из нас, проходя через трагические моменты жизни, сам несет за них ответственность. Чтобы усилить этот эффект, мы пошли на смелый шаг. У нас будет два Ричарда. Один — герой оперы, а второй — его альтер эго. В нашей трактовке у колдуньи Ульрики герой получает зеркальную маску, которая переносит его в подсознание, где вываливаются все скелеты, о которых даже не подозревал. Нам важно показать взгляд человека на самого себя со стороны.

Еще одна важная тема — Ричард глава государства, против которого зреет заговор. Он пребывает в своих иллюзиях и давно уже не следит за тем, как живет его народ.

Читайте также:

Культура

Был такой спектакль. «Танго Кристи» — поездка «Доктора Чехова»

О постановке самарской актерской мастерской по пьесе Юджина О’Нила

Город

Лидеры «ЭКОРАВНОВЕСИЯ»

В Самарской области отметили активных участников проекта

Спорт

Весна идет, весне дорогу: 6 фитнес-залов для подготовки к лету

Выбираем клуб по необходимым услугам и местоположению

Комментарии

0 комментариев

Комментарий появится после модерации