Баба Света-путешественница, или «До чего же в Самаре люди добрые!»

Желание подзаработать привело украинскую пенсионерку в профессиональные… попрошайки

Баба Света обрадовалась нам как родным. А увидев, что мы с тортом, — бросилась обниматься. Здесь, в отделении социальных коек горбольницы № 3, ей не дают скучать волонтеры из самарского отделения общественной организации «Старость в радость». Пару недель назад отметили ее 70-летие. Пришли с подарками, гитарой, песни пели, плюшками угощали.

Светлана Яковлевна с нежностью обнимает подаренную мягкую игрушку: «Вот, с собой на Украину заберу!» И сейчас, в ожидании депортации в родной Донецк, вспоминая свой дом с фруктовым садом, она, к сожалению, очень немного может рассказать о Самаре, в которой обитает уже десятый месяц.

— Эх, — вздыхает, — Черное море бачила, Двину Западную, озеро Балхаш бачила, а Волгу — так и не бачила… »

ТРОПОЙ НЕЛЕГАЛЬНЫХ МИГРАНТОВ…

Мы привыкли, что на заработки в Россию, особенно в Москву, отправляются все больше «гарные» украинские парни и дивчины. Себя, а также всех своих попутчиц в этом мигрантском вояже на Восток, Светлана называет «жинками», причем в эту возрастную категорию входят дамы лет так от сорока и до бесконечности… Что подвигло немолодую уже женщину, практически бабушку, отправиться в такое рискованное путешествие? Возможно, глубоко внутри нашей собеседницы прячется и некая авантюрная жилка, но больше, конечно, сыграли роль жизненные обстоятельства.

За последние пять лет Светлана Яковлевна схоронила своего второго мужа Толика, которого она шутя называла Тольятти, дочь Иришку и последним — совсем еще молодого парня — сына Женю. «После их смерти я как чумовая была», — вспоминает баба Света. Да и похороны, что в России, что на Украине, — дело не только скорбное, но и дорогое. Поэтому к концу прошлого года долгов у нашей путешественницы набралось на восемь тысяч гривен (1 гривна = примерно 3, 8 руб.). Она отдавала в погашение свою пенсию, а параллельно все время искала возможность подзаработать.

Поэтому когда к ней на вокзале (к куме в Мариуполь собралась) подошли две «жинки» и, разговорившись, предложили: «Хочешь заробить? Давай до нас», — то Светлана недолго думала. Даже не забрав из дома документы, отправилась с ними в это, как оказалось, долгое путешествие.

К вечеру доехали до города Краматорска Донецкой области, переночевали, потом на автобусе, забрав еще двоих «девчат» из Днепропетровска, добрались до Луганска. Границу переходили нелегально, пешком, небольшими группками. Пограничников они почему-то не заинтересовали… Видимо, проводники были опытными. Следующим их пунктом назначения оказался наш волжский город.

АХ, САМАРА-ГОРОДОК!

На вокзале прибывшие украинские «трудовые резервы» разобрали будущие работодатели. Нашу героиню с двумя «дивчинами» повезли на улицу Юбилейную в «хорошую хату» на третьем этаже типовой высотки. Здесь с многочисленными родственниками — старая мать, сын, муж, брат с женой и двумя маленькими детьми — жила ее «хозяйка» — молдаванка. Попутчиц быстро отправили еще куда-то, а бабу Свету поселили в маленькой комнате, где уже три года обитала и приносила ежедневный доход безногая квартирантка Наталья. Она и стала на ближайшие месяцы соратницей по попрошайническому бизнесу нашей путешественницы. Очень скоро их одели в рванье и отправили на заработки. Первым рабочим местом оказался подземный переход в районе площади им. Кирова.

Хозяйка выдала скамеечку, жестяную банку и велела «жалиться», а попросту говоря, попрошайничать. «Да вы что, — возмутилась баба Света, — я разве цыганка! Я работать привыкла». Поэтому жалиться бабушка не стала, сидела молча, задвинув банку подальше под ноги, и плакала от стыда. За малый доход получала нагоняй от хозяйки, но в устной форме, а вот безногую Наталью молдаванка частенько и поколачивала…

Постепенно прибыль у бабы Светы пошла в гору, хотя никаких усилий для этого она не прилагала. Просто люди ее почему-то очень жалели, особенно щедрыми ей казались мужчины. Когда один из них в первый раз кинул в банку пятисотенную бумажку, она сначала даже не поняла — за что?

Запомнился ей и женский день — Восьмое марта. Посадили ее тогда на улице, настроение было как всегда безнадежно-тоскливое от стыда и безысходности. Вдруг останавливается автомобиль, выходит мужик и сует в руки кулек: там тройка алых гвоздик, поздравительная открытка, оранжевый апельсин и десять долларов! Понятно, что зеленую бумажку тут же вырвала из рук надзирающая за «сотрудницами» молдаванка да еще окрысилась: «Фальшивые, наверное?»

Но больше всех жаль Светлане другого, как всегда прибранного хозяйкой, подарка. Как-то молодой человек бросил ей на колени набор — пять маленьких куколок, а потом вернулся и подарил ей еще и Библию…

…За день накапливалось до полутора-двух тысяч рублей, но все до копеечки забирала «работодательница». У самих «рабынь» не хватило бы даже мелочи на проезд в транспорте. Кормили их один раз в день, вечером, правда, хорошо, сытно.

ПОБЕГ НА ВОЛЮ…

Очень скоро у Светланы сложились теплые отношения с «дивчинами» — продавцами из ларьков в переходе. Те жалели ее, водили бесплатно в туалет и советовали обратиться в полицию. Но баба Света боялась. Увидев, что у подопечной завязываются нестандартные отношения с продавцами, хозяйка поспешила перевести «сотрудниц» на новое место. Им оказались окрестности мегамаркета «Ашан». Этот торговый бренд она запомнит надолго. Как-то, улучив момент, когда ее оставили без присмотра, кинулась к прохожему: «Миленький, скажи, как доехать до площади Кирова?» Она решила, если кто и поможет — так это ее «дивчины» из подземного перехода.

А далее Светлана Яковлевна не уставала удивляться доброте и отзывчивости горожан. Кондукторша в троллейбусе не взяла денег за проезд (нет — так нет!), девчонки-продавщицы обрадовались — «Давай, беги в полицию!». Народ на улице показал, где ближайшее отделение правоохранителей, а один парень, узнав цель ее похода, еще и денег сунул — пригодится!
В отделении полиции и паспортном столе, куда ее тут же препроводили, к ней отнеслись тоже с удивительным для нелегальной мигрантки сочувствием. Напоили лимонадом (жаркий август на дворе), сердобольные сотрудницы (вот ожидаете вы такого от паспортисток?) тут же съестной паек ей организовали — тортики, фрукты. И вот эта «сказка», по мнению бабы Светы, продолжается и по нынешний день. И это несмотря на то, что в приюте, куда ее сначала отправили на время восстановления документов, у нее очень скоро украли все наличные деньги. Зато в больничном отделении, где она находится уже больше месяца, медперсонал тоже проникся ее историей. И одежду ей из дома принесли, а «красивый мальчик» — волонтер из организации «Старость в радость» удобную обувь подарил, день рождения вон как весело отпраздновали!

Сегодня Светлана Яковлевна дожидается, пока ей оформят все необходимые документы для депортации на родину, в Донецк. Соскучилась. Дом там у нее, свекруха. Яблоки в саду. А от этого путешествия у отчаянной бабушки, по-видимому, останутся весьма двойственные впечатления: страшного унижения и бессилия, с которыми столкнулась маленькая украинская женщина, и поразительной отзывчивости наших земляков. «До чего же у вас люди добрые!» — на прощание скажет она.

P.S. На основании показаний Светланы Т. заведено уголовное дело.

СПРАВКА "СГ"

В России исторически сложилось убеждение, что «нищему подать — Богу подать!» В то время как в странах Запада, особенно протестантских, оно было поставлено вне закона и жестоко преследовалось, паперти русских храмов были заполнены людьми с протянутой рукой, по деревням ходили реальные и мнимые погорельцы. На протяжении нескольких веков арестантов выводили из тюрем, и они собирали себе на пропитание, обращаясь к прохожим. Даже в середине 19-го столетия во время конвоирования преступников на каторгу впереди них совершенно официально несли ящик для сборов податей, и народ считал своим долгом перед Богом материально поддержать этих оступившихся людей. Единственным и кратковременным периодом гонений на нищенство можно назвать эпоху Петра Первого. Но, столкнувшись с ментальностью русского народа и православными традициями, эта политика быстро сошла на нет. Даже публицисты 18-го века считали, что «благодаря щедрым подачам народилось на Руси то нищенство, которое практикуется теперь как прибыльное ремесло людьми, видимо, совершенно здоровыми и молодыми».

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение

Close