«Мне помог спорт»: самарец с ампутацией про стереотипы об инвалидах, протезе и активную жизнь

10.12.2020

532

Автор: Жанна Скокова

Рассказываем, как мечевой бой помог вернуть веру в себя.

В Самаре существует секция современного мечевого боя (СМБ), в которой тренируются не совсем обычные люди. Это спортсмены с ампутированными конечностями. Они пришли сюда, чтобы доказать всему миру – они могут все. Несмотря на свою особенность, бойцы сильны и полны решимости. Среди них мы встретили Дмитрия Курунова – настоящего жизнелюба, человека, у которого есть множество увлечений и хобби. Мужчина рассказал о том, как лишился ноги, прошел реабилитацию и вернулся в спорт.

Вынужденная ампутация

Я — инструктор по дайвингу и подводной охоте. Ногу потерял на работе в Тайланде — попал под скоростной катер. Были сильно повреждены сосуды и ткани. После винтов смотреть на ногу было не очень приятно. Были случаи, когда молодые врачи падали в обморок при перевязках. Мысленно я был готов, что придется с ней расстаться.

После операции меня принесли на носилках в военный санаторий «Волга». У меня тогда не совсем восстановились позвоночник и функции колена. Я находился в палате для лежачих. Военные медики – народ простой и более суровый. Пришли, поворчали, поворочали меня, потыкали и говорят: «Бывало и похуже. Будешь ходить!» Прислали мне тренера по личной гимнастике. Первые упражнения я делал лежа и сидя. Движение пошло. Начались поездки на коляске, прогулки по санаторию. Состояние было такое, что иногда падал вместе с костылями. Постепенно я начал чувствовать, что мышцы наливаются силой, процесс идет. Велотренажер, кардиоплатформа, и через три недели я уже уверенно ходил без костылей на учебном протезе.

Проблемы находятся не в ноге, а в голове. Я живу так же, как раньше. В этом мне помогает правильный протез. Он появился у меня не так давно. Все мы – ампутанты, как нас называют — через это прошли. Первым делом на культю ставят лечебно-тренировочный протез, он мало чем отличается от деревяшки, которой пользовались пираты в XVII веке. Он сильно напрягает мышцу, натирает кожу до крови и волдырей. К нему нужно приспособиться и привыкнуть. Потом мне повезло, я попал к очень хорошим протезистам. Доктора обратились ко мне: «Есть возможность сделать современный протез. Что именно ты хочешь от него? Какой образ жизни ты ведешь?» Естественно, я захотел, чтобы с ним можно было плавать. Нужен был устойчивый протез, чтобы он хорошо выдерживал гравий, гальку, не вязнул в песке, и можно было спокойно удержаться на суглинке. Чтобы я мог выполнять легкие прыжки и бег для начала.

Специалисты всероссийского общества инвалидов «Опора» организовали целый семинар. Собрали нас – ампутантов, привезли горы протезов, в том числе электронных. Два с лишним дня я тестировал различные модели, пока не выбрал конкретную — под названием «Челленджер». Она является универсальной, в ней можно менять только ступни. Одна часть комплектующих протеза от немецкой компании, а другая часть от английской. Собирали его здесь, в Самаре. Необязательно протезироваться за границей.

Современным мечевым боем в Самаре занимаются 8 человек с протезами. В СМБ используют специальное безопасное снаряжение, разработанное с учётом особенностей детей, подростков, и тех, у кого проблемы со здоровьем. Среди дисциплин — владение классическим мечом, двуручным мечом, саблей и другим оружием в разных комбинациях.

Только движение

Перебороть страхи мне помог спорт. Фехтованием я увлекся с детства. Использовал вначале для этого деревянные и пластмассовые палочки. Даже пробовал тренироваться с рапирой, но мне тогда не хватало реакции. Потом, в зрелые годы, я пришел к другому оружию – мечу. Но толком этот спорт не был развит, информации было мало. Я побывал в историческом обществе «Железный век» и там начал понемногу фехтовать от случая к случаю.

Серьезно я стал заниматься год назад. С Иваном, который работает в клубе СМБ «Дюрандаль», нас познакомил воевода Евгений Маклов. До этого с «Железным веком» я странствовал по разным фестивалям. Мы были в поиске места для тренировок. Наконец, нашли помещение здесь. Я даже толком не понимал, что такое современный мечевой бой, и зачем эти мягкие шлемы, как у кикбоксеров.

Современный мечевой бой представляет собой единоборство спортсменов, использующих «рубящую» технику фехтования средневековым клинковым оружием. При этом они применяют безопасный спортивный инвентарь, изготовленный по специальной технологии из полимерных материалов.

В рамках СМБ выделяются несколько номинаций боёв с разными видами «оружия» и разными правилами. В некоторых разрешены только рубящие удары, в других есть также и уколы. Отдельное место занимают командные сражения. Также бывают крупные маневры с участием команд по 100 и более человек, они имитируют большие средневековые сражения.

В мечевом бое задействованы почти все группы мышц, он учит плавно перемещаться, увеличивает кровообращение и улучшает координацию движений. Это полезно не только ампутантам, но и ребятам с ДЦП. Это направление уже есть в федерации.

У меня растет сын, его нужно будет приучать к мужскому виду спорта. Железный меч я ему не доверю. Это достаточно травмоопасно. А это снаряжение позволяют и детям с пяти лет, и людям в преклонные годы. На спортсмена надевают нагрудник и шлем с забралом. Вместо латных доспехов – пластиковые и поролоновые наплечники, налокотники, поножи и так далее. В хоккее используют похожий шлем и нагрудник. Кстати, в него я тоже играю, катаюсь на коньках и занимаюсь стрельбой из исторического лука.

Меняя себя, меняешь мир

У меня есть цель – хочу поехать на федеральные соревнования по мечевому бою и разгромить всех. Потом разгромить всех на международных соревнованиях. Этим я хочу показать, что отчаиваться не стоит, даже когда вы потеряли руку или ногу. Это не для личных амбиций. Адреналина мне хватает и в охоте, и в дайвинге, и в хоккее. Показать возможности человека можно только на личном примере.

Я мечтаю собрать команду из наших ребят, чтобы потом подтянулись остальные. Многие, теряя часть тела, отчаиваются, добиваются пенсии и замыкаются в себе, чувствуя какую-то ущербность. Этого быть не должно. Они могут вести не просто прежний образ жизни, а еще более активный.

Приходится иногда сталкиваться со странными представлениями об инвалидах в обществе. Как-то после хоккейного матча один мужчина долго смотрел на наши протезы. Он выдал такую фразу, которая нам не очень понравилась, но оказалась актуальной: «Я думал, что безногие только на перекрестках стоят». Действительно, в городе много инвалидов стоят на перекрестках. Например, на Московском шоссе и Димитрова несколько лет стоит парень без голени, в военной форме. Сколько я общался с ребятами, которые служили, все они утверждают, что совесть им не позволит так делать никогда. Из наших ребят кто-то служил в Чечне и в Афганистане, но никто из них не вышел на дорогу просить милостыню. Хочется спросить у таких: «Почему не протезируешься? Где твой протез?» Сейчас не нужно покупать протезы, их государство выдает бесплатно.

Возле торгового центра «Поляна» также сидит инвалид без двух ног. Но есть и люди, которые ходят на двух протезах. Возможно, ему не подсказали, как быть, и человек сам себя запустил. На пересечении Московского шоссе и Ново-Вокзальной человек прыгает на костылях. Зачем себя так губить? Это же нагрузка на позвоночный столб. Занятия спортом меняют отношение к инвалидам, их воспринимают по-другому. Плохо, что мало об этом говорят и пишут.

В Самаре очень сильно не хватает школы ходьбы для инвалидов и ампутантов. Это направление я бы хотел развивать. Вспоминая свои трудности, я бы хотел упростить жизнь другим. Ампутантов я сразу выделяю в толпе по походке, их своевременно не научили правильно ходить.

https://vk.com/smb063

Читайте также:

Стиль жизни

«Что формирует наш характер? Волга». Самарская симфония Бориса Кожина

Пообщались с одним с документалистом, одним из основателей местной кинолетописи

Комментарии

0 комментариев

Комментарий появится после модерации