Дело Занкова живет и побеждает

05.07.2012

Автор: Светлана Внукова

Умение чувствовать важно не меньше умения размышлять

Он усовершенствовал телеграф; разработал один из вариантов лампы накаливания и внедрил в обиход слово «алло». Его звали Томас Эдисон, и он полагал, что важнейшая задача цивилизации — научить человека мыслить. 29 июня в Самару съехались те, кто считает, что умение чувствовать важно не меньше умения размышлять. Всероссийский слет педагогов развивающего обучения — поименовано было мероприятие.

Как строю уроки? — переспросила учительница начальных классов Светлана Емельянова. — На разрешении противоречия. Ну, скажем, дети владеют способом сложения без перехода через разряд. И получают задание: к 32 прибавить 21. И легко это делают. Складывают единицы, складывают десятки и записывают ответ — 53. «Отлично!» — говорю я и предлагаю к 35 прибавить 28. И они опять складывают единицы — 13, потом десятки — 5, пишут в ответе 513 и… говорят, что этого не может быть! И начинают думать, почему алгоритм не сработал. И находят другой. Сами. И чаще в процессе дискуссии. У нас же нет понятия «мертвая тишина». У нас на уроках разговаривают. Спорят. И не только друг с другом, но и с учителем.

«Я не работал в своей жизни ни дня. Все, чем я занимался, было сплошным развлечением».
Томас Эдисон.

Светлана Емельянова на самарский слет прилетела из Красноярска. И призналась, что, дискутируя на уроках, ее дети не обязательно сидят. Могут, если хотят, стоять. И даже прохаживаться. А если градус обсуждения начинает зашкаливать, если юные полемисты перестают вдруг слышать друг друга, тогда прекращают полемику и вспоминают о правилах спора, которые сами же и установили. Они и о критериях оценки своих ученических трудов договариваются сообща. В первом классе им вообще никаких оценок не ставят, а потом они договариваются. За что оценка будет снижена, за что, напротив, повышена. И еще у них в большом ходу рефлексия. Они осознанно подходят к процессу своего обучения. Умеют ставить цели, планировать достижения; умеют находить слабые места (в том числе и у себя) и обращать их в сильные.

«Скажи мне, и я забуду. Покажи, и я смогу запомнить. Позволь сделать самому, и это станет моим навсегда», таков один из принципов, на которых стоит учитель из Красноярска Светлана Борисовна Емельянова. Мне тоже знаком сей завет, но поверить в то, что второклашка способен самостоятельно выработать алгоритм математических действий, я не могла.

— Вас по Коменскому учили, а тут другая схема — обратная классической. Тут сначала даются примеры, а уж потом делаются теоретические выводы. И всякий раз самими учащимися. Потому что задача педагогов, работающих по этой системе, не только научить ребенка считать и читать. Задача гораздо шире: помочь ребенку на основе науки, литературы и искусства создать картину мира. Так что дети, воспитанные в этой системе, они другие, — убеждала меня Светлана Борисовна. И рассказывала, как однажды на урок к ней в четвертый класс пришла коллега из средней школы. Коллега готовилась принять детей Светланы Борисовны в пятом, решила познакомиться и попросила ребят прочесть любимые стихотворения. А дети стали называть любимых авторов». Ты сказал Майков?» — не поверила гостья одному из мальчишек. «Хотите прочту?» — поинтересовался в свою очередь тот. И начал читать: «Я был еще дитя — она уже прекрасна…»

«Я не терпел поражений. Я просто нашел 10 000 способов, которые не работают».
Томас Эдисон

Один из принципов системы, что использует Емельянова, — повышенная сложность. Изучение материала тут идет в высоком темпе, требует самостоятельности в поиске и усвоении информации. При этом учиться, убеждала меня гостья из Красноярска, по такой системе может любой мальчишка, любая девочка, достигшие шести лет. Система принимает каждого ребенка. И принимает таким, каков он есть. Со всеми его особенностями, с присущим только ему складом ума и характера. И каждый ребенок принимает посредством этой системы столько, сколько может принять. Но непременно растет. Только точка отсчета у каждого ребенка тут своя. И эта точка отсчета — он сам.

А еще в школе, про которую мне так пылко рассказывала Емельянова, нет «неглавных» предметов. А главное требование к заданию — удивить. Удивить, рассмешить, озадачить. Короче, вызвать эмоцию. Эмоция — это всенепременно. Поскольку только она и может побудить человека к поиску, к творческой деятельности.

В этой школе всерьез полагают, что нельзя научить, можно лишь научиться. «Сам» — там ключевое слово. Одна из важнейших задач — воспитание у ребенка отношения к себе как к ценности. И еще там совсем не боятся ошибок. И ребятню учат ошибок не бояться. И даже наоборот. И, между прочим, Эдисон, с которого автор начал заметки и которого постоянно цитирует, к ошибкам тоже относился с большим воодушевлением.

«Молодой человек, вы не понимаете, как устроен мир. У меня не было неудач. Я с успехом определил пять тысяч способов, которые никуда не годятся. В результате на пять тысяч способов приблизился к тому, который сработает», — говорил корреспонденту автор четырех тысяч патентов. Но систему, которую я вам тут описываю, изобрел не Эдисон. Ее придумал наш соотечественник -Леонид Занков.

Крупнейший специалист сразу в двух областях — психологии и педагогике — Занков проводил в шестидесятых годах прошлого века широкомасштабный эксперимент и обнаружил прямую зависимость качества обучения и жизненной успешности ребенка от динамики его продвижения в общем развитии.

Что понимал под общим развитием? Развитие ума, воли, чувств, нравственности, способности сохранять и преумножать данное природой здоровье. И настаивал на особых условиях, без которых такое развитие маловероятно.

И я, как только приехала на слет, а проходил он в «Орленке», тут же начала к слетевшимся педагогам приставать. На предмет этих самых условий. А они мне вот этот вот стих:

За уши зайца Несут к барабану.
Заяц ворчит:
— Барабанить не стану.
Нет настроения,
Нет обстановки,
Нет подготовки.
Не вижу морковки!

В 1977-м Занков ушел из жизни. В 1901-м родился, а в 1977-м умер. И его лабораторию распустили.

«Застой» влиял и на педнауку, комментируют тот факт соратники Леонида Владимировича. Но в 1993-м к его наследию вернулись. В 1995-м система Занкова была возведена в разряд государственных систем начального обучения. А теперь ее постулаты и вовсе в образовательных ГОСТах.

«Покажите мне совершенно удовлетворенного человека, и я вам открою в нем неудачника».
Томас Эдисон

В школе Занкова учиться непросто. Но, если верить занков-цам, интересно. И сегодня эта система весьма популярна. И в России, и за ее пределами. И в Самаре она представлена. А развивает не только ученика, но и учителя. И слет, что прошел у нас, а шел он четыре дня, — одна из возможностей для такого развития. 150 человек ею воспользовались. Хотя, судя по разговорам, о системе уже знали все. И даже больше.

Нет, конечно, они там и воздухом, настоенном на хвое, дышали. И любовались Волгой и Жигулями. «Орленок» — это же Прибрежный. А там сами знаете какая красота. Ну и, конечно, игры, пляски, песни, костры. Они оказались очень веселыми людьми, эти занковские учителя. Но еще они слушали лекции и участвовали в мастер-классах.

Второй раз Федеральный научно-методический центр им. Л.В. Занкова собирает их в наших местах. И я, конечно же, спросила: почему именно в Самаре? Только ли из-за ее красот? И оказалось, что не только. Оказалось, что все учебные пособия занков-ской системы рождаются в нашем с вами городе. Издательский дом «Федоров» их издает. Уже много лет. И это, по-моему, единственный случай, когда одобренные минобразования учебники появляются на свет не в столице, а в провинции. И, кстати, некоторые из авторов этих учебников — тоже наши с вами земляки. И все, с кем я говорила на слете, считают, что это плюс.

Но я, конечно же, пыталась и о минусах вызнать. Ну так же не бывает, чтобы без минусов. И прежде всего полезла по родительским форумам. И нашла. Пеняли на сложность. Но тут же находились оппоненты, которые доказывали, и довольно убедительно, что никаких необоснованных сложностей в этой системе нет.

Сетовали также на отсутствие преемственности. И небезосновательно: на среднюю и старшую школу система официально покуда не распространяется. Но уже знакомая вам Светлана Борисовна Емельянова лично меня утешила.

«Конечно, — сказала она, — ребенку, прошедшему через занковскую систему, получать материал в готовом виде неинтересно. Но даже если в среднем звене ему дают готовый материал, он там такого накопает! Сбить наших детей невозможно. Даже если педагог средней школы придерживается иных взглядов, они все равно идут тем путем, на который мы их за четыре года поставили. Все равно ищут вариативность, ведут исследования, занимаются проектированием. И в большинстве своем успешны. И легко преодолевают конфликтные ситуации. Потому что система Занкова их обучила: нет одного способа действия, есть много разных, и если ты одним путем не прошел, надо искать другой. Они гибкие и способны генерировать решения, которые человеку, воспитанному в другой системе, даже и в голову не придут. А про слабые стороны я вам так скажу. Слабая сторона тут одна — слабая подготовка учителя. Слабо подготовленному за систему лучше не браться».

Но, видимо, берутся. Такое, во всяком случае, впечатление складывается, если по родительским сайтам полазить.
К счастью, палками образовательные системы нынче вроде бы не насаждают. И если не глянулась занковская, можно записаться к педагогу, исповедующему принципы иной развивающей системы. Или к тому, кто стоит на традиционалистских позициях. И вообще главное в выборе начальной школы (это уж мое личное мнение) даже и не система, а именно учитель. Хороший, он, по-моему, все одно — занковец, даже если и числится «классиком». Так что ищите учителя. А о системе Занкова поподробней можно на специальном сайте узнать. Вот вам и адресок — www. zankov.ru.

НАДЕЖДА КОЛЕСНИКОВА, руководитель городского департамента образования:
— Этот год знаменателен тем, что все первые классы перешли на новые государственные образовательные стандарты. Революционных эффектов они не предполагают, а планируют стратегический переход от знаниевой парадигмы к деятельностной. Знания по-прежнему важны — это база, но чрезвычайно важным становится и то, что ребенок умеет. И тут возникают методологические проблемы. Как этому научить? Как это измерить? Поэтому возрастает роль тех учебников, вернее, учебно-методических комплектов (учебных пособий, рабочих тетрадей, измерительных материалов), которые решают задачу, поставленную государственными образовательными стандартами. Министерство образования и науки РФ четко сориентировало школы: пользоваться можно только теми комплектами, которые допущены к производству экспертами. Очень многие разработчики и издательства заявляли такие комплекты. Экспертизу прошли немногие. И в их числе комплект учебно-методических материалов системы Занкова, который выпускает издательский дом «Федоров» и которым пользуются все школы России, работающие по этой системе. И надо сказать, что кроме собственно издательской деятельности корпорация «Федоров» очень серьезно занимается деятельностью просветительской. Тратит серьезные средства на организацию встреч учителей с авторами учебников, на проведение конференций, круглых столов, вот таких вот слетов. Это очень важно, потому что и учебник — вещь непростая, и глубины метода в таком взаимодействии, в таком диалоге лучше открываются и в конечном итоге это-то и позволяет решать задачи, которые ставят перед нами федеральные государственные образовательные стандарты, да и сама эпоха.

Читайте также:

Общество

Самарчанка стала обладательницей титула «Королева жизнелюбия»

Девушка удивила жюри конкурса «Рожденная побеждать!» своими «безграничными возможностями, улыбкой и талантом».

Комментарии

0 комментариев

Комментарий появится после модерации