«Ленинградская симфония» — биография нашей страны

05.11.2020

969

Автор: Ирина Кириллова

Фотограф: Екатерина Елизарова

Зрителей ждет вечер балетов на музыку Шостаковича.

В ноябре, когда Самара традиционно вспоминает военный парад первого года Великой Отечественной войны, театр оперы и балета планирует показать на сцене особую премьеру. Это «Ленинградская симфония» Дмитрия Шостаковича (12+). Она станет частью вечера балетов на музыку знаменитого композитора 8 ноября.

В первом отделении зрителям предложат дивертисмент. Во втором — мировую премьеру одноактного балета «Фортепианный концерт». В третьем — премьеру одноактного балета «Ленинградская симфония».

О последнем расскажем подробнее. Его либретто и хореографию на музыку первой части Седьмой «Ленинградской» симфонии Шостаковича создал Игорь Бельский в 1961 году. В Советском Союзе балет шел повсеместно. В 1986 году в Куйбышеве его поставил сам Бельский.

Дирижер-постановщик современной версии спектакля Евгений Хохлов. Возвращением «Ленинградской симфонии» на самарскую сцену руководит балетмейстер-репетитор Мариинского театра Вячеслав Хомяков.

— Никаких новшеств не будет — рассказал он. — Моя задача — перенести балет как можно более точно. Максимально постараюсь возобновить тот спектакль, в котором сам танцевал. Так же бережно, как я восстанавливал его в Мариинском театре в 2006 году. Хореография Бельского уникальна для того времени, когда балет создавался. Руководство Мариинского театра тогда не воспринимало «Ленинградскую симфонию» как успех. Молодые люди на паркетном полу в нерабочее время сами создавали этот шедевр.

Оформлена «Ленинградская симфония» по мотивам работ художника-плакатиста Михаила Гордона, автора оригинальной сценографии 1961 года. Художник-постановщик самарской версии Андрей Войтенко, художник по свету Александр Наумов.

— Гамма будет монохромной, — подчеркнула художник по костюмам Татьяна Ногинова. — Цвета практически нет, поскольку это элегия, трагическая история. Нам важно показать красоту тела, которое споет эту песню. Когда работаешь с трагедией, не нужно быть многословным.

Вячеслав Хомяков

балетмейстер-репетитор Мариинского театра, награжден медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени:

— В визуальном образе спектакля есть намек на Ленинград. Элемент, напоминающий Петропавловскую крепость, фрагмент набережной. Если говорить о стилистике, то это балет-плакат. Хореография решена максимально плоско и стреловидно: удлиненные линии, вытянутые ноги, прыжки, имитирующие полет чаек. После этого балета стиль стал распространенным. Появилось много подобных «бессюжетных» спектаклей, не привязанных к конкретной эпохе, без ярких костюмов. Но в то время стилистика работы Бельского была большой неожиданностью.

Главной в «Ленинградской симфонии» для меня стала тема нашествия, которая определяет большую часть спектакля. Партия Варваров, казалось бы, кордебалетная, но от ее исполнения многое зависит. Без нее не будет понятен конфликт. Варвары в спектакле — те же, что и во все века: необразованные, понимающие только себя, не желающие слышать другого мнения. Уничтожители не только живых людей, но и культуры. Зло не имеет лица. Искать конкретные персоналии — бессмысленное занятие. Это жизнь, в ней всегда идет борьба добра со злом.

«Реквием» — монолог балерины в конце, наполненный переживаниями и воспоминаниями, тоже весьма сложен. Хореография Бельского, конечно, дается артистам нелегко. Но балет вообще тяжелое искусство.

Венчает все торжество духа — главная победная сила в спектакле. Духа людей, которые пожертвовали всем, в том числе и своей жизнью, для нашего с вами счастья. Вот что должны научиться показывать артисты на сцене.

Небольшой количественный состав самарской балетной труппы — типичная проблема многих российских театров. Знаю, что дирекции уже многое удалось сделать, чтобы расширить штатное расписание, но пока артистов не хватает. Это, конечно, связано в том числе и с пандемией.

Роль Девушки исполнят Ксения Овчинникова и Екатерина Панченко. Партию Юноши — Сергей Гаген и Игорь Кочуров. Екатерина с Ксенией абсолютно разные — не только по фактуре, но и по подаче материала, обе очень интересные. Когда спектакль выйдет, советую посмотреть оба состава. Героиня проходит через насилие, теряет любимого, оплакивает его — она поднимается до настоящих трагедийных высот, выплескивается эмоционально. К этой партии нельзя остаться равнодушным.

«Ленинградская симфония» — это биография нашей страны, которая понятна большинству живущих здесь людей. И даже на гастролях в Германии, Англии или в Америке этот спектакль принимали восторженно.

Татьяна Ногинова

художник по костюмам, лауреат Российской национальной театральной премии «Золотая Маска»:

— Любая работа с реконструкциями — это всегда непростая кураторская, искусствоведческая история: нарушать ли тот ансамбль, тот симбиоз, который был создан изначально? Сейчас, конечно, совсем другие ткани, если сравнивать с 1962 годом. Тогда, к примеру, использовали шерстяное джерси. Оно провисало на коленках, выглядело некрасиво. У нас есть материалы, которые позволяют без дефектов демонстрировать красоту человеческого тела.

Создавая хитоны для девушек, мы берем крепдешин разной плотности для различных групп исполнительниц. Там, где нужны летящие линии, он легче, для большей статуарности — тяжелее. Хотим добиться плакучего силуэта. Крепдешин, который мы выбрали для платьев, носили в 40-е годы ХХ века. Правда, в то время предпочтение отдавали цветочной расцветке.

Каких-то ленинградских мотивов в костюмах не будет. Но знаменитую петербургскую горизонталь, перебитую шпилем Петропавловской крепости, можно увидеть в декорациях. Это узнаваемый графический росчерк.

Была большая проблема с костюмами для Варваров. На первоначальном эскизе Гордона они в шерстяном трико и сапогах с широким раструбом, что придавало комичности образам. Мы поменяли комбинезоны на футболки и штаны-галифе, по форме напоминающие одежду времен Второй мировой войны. И взяли сапоги без раструба, чтобы визуально не укорачивать артистам ноги. При этом цветовая гамма и пропорции в костюмах остались прежними. Мы бережно отнеслись к реконструкции.

Любая вещь на сцене имеет текстуру и фактуру. И очень часто в балетном спектакле ничего, кроме вот такого инструмента, как текстура, у художника по костюмам нет. Даже кожа обнаженного танцовщика работает в определенном смысле. Потное тело рождает одни эмоции, а бархатистое матовое дает возможность пережить иные чувства, основанные на нашем опыте, воспоминаниях о воображаемых или реальных событиях. Если мы говорим о тканях, принцип работы тот же. Гладкие атласные, бархатные или жесткие металлизированные материалы рождают у вовлеченного зрителя эмоциональные переживания, и это помогает дойти до катарсиса.

Но все зависит от человека: пришел ли он просто отдохнуть и посмотреть на красивые тела или готов увидеть в спектакле чуть больше. Кто-то идет в театр за поверхностными чувственными эмоциями, кто-то — за потрясениями, которые рождают музыка и пластика, а кто-то готов к более глубокому, продуманному разговору.

Евгений Хохлов

художественный руководитель и главный дирижер Самарского академического театра оперы и балета, дирижер-постановщик балета «Ленинградская симфония»:

— Отличие Седьмой симфонии Шостаковича от других популярных произведений — например, Пятой или Десятой симфонии — заключается в том, что она неразрывно связана с трагическими днями войны. Поэтому исполнение требует определенного настроя, а также знания исторического и культурного контекста.

Нас пригласили исполнить Ленинградскую симфонию на гала-концерте фестиваля в Бангкоке. Безусловно, это большая честь для нас. Любой музыкант вам скажет, что это архисложная партитура. Работа над ней заставляет высоко поднимать планку мастерства.

Балет «Ленинградская симфония» родился из образности этой музыки. Хореография призвана усилить наглядное повествование партитуры — она по-настоящему завораживает и потрясает. Спектакль поставлен на первой части симфонии. Это самая большая и, на мой взгляд, самая образная ее часть. Закрываешь глаза и видишь, как едут танки и маршируют солдаты.

Наш театр сейчас все активнее разворачивается в сторону наследия Дмитрия Шостаковича. Первым огромным шагом в этом направлении стала постановка оперы «Леди Макбет Мценского уезда» под руководством дирижера-постановщика Александра Анисимова. Ее мы показывали в Мариинском театре и в Москве. Безусловно, это не рядовое явление в жизни губернии. Попробовали воплотить оперетту «Москва-Черемушки», совместив ее с балетом «Барышня и хулиган». Получился необычный синтез, который, к сожалению, оказался слишком тяжеловесным и большим.

В будущем я мечтаю о постановке оперы Шостаковича «Нос», о его полнометражном балете. Самарская публика с большим интересом следит за премьерами на нашей сцене. И каждое посещение спектакля на музыку Шостаковича — еще один шаг на пути самообразования и развития. Мы стараемся подогревать этот интерес, предлагая новинки, которые можно найти далеко не во всех театрах.

В программе вечера

Дивертисмент

1

«Трагическое скерцо» — балетный номер на музыку второй части Десятой симфонии ми минор. Поставлен в 1999 году хореографом Игорем Бельским. Головокружительно быстрая музыка скерцо выстроена как непрерывная борьба, противостояние двух сил. И в танце показаны попытка условных палачей-угнетателей уничтожить аллегорическую Свободу, сопротивление Свободы и ее финальное торжество.

2

«Старая фотография» — номер из балета «Страница прошлого» хореографа Дмитрия Брянцева. Этот спектакль задумывался как предыстория «Ленинградской симфонии» и, по замыслу хореографа, представлял собой череду оживающих старых фотографий из жизни трех героев: Рабочего, Солдата и Матроса.

3

«Спортивный танец западной комсомолки и четырех спортсменов» — номер из второго акта балета «Золотой век».

4

«Праздничный вальс» — номер в хореографии Федора Лопухова на музыку первой части Балетной сюиты №3. Он звучал в драматическом спектакле «Человеческая комедия» в театре имени Евгения Вахтангова.

5

«Танец с зонтиками» — номер на музыку пятой части Балетной сюиты №1, так называемого «Вальса-шутки». Он был написан в 1931 году для балета «Болт» — спектакля с трагической судьбой, который пережил только одно представление и был стерт в порошок критикой.

«Фортепианный концерт»

Одноактный неоклассический балет в Самарском театре поставил хореограф из Санкт-Петербурга Максим Петров.

Название определила музыка — концерт для фортепиано с оркестром №1 до минор, написанный в 1933 году. Это ранний Шостакович, пока не испытавший ударов разгромной критики. Здесь он еще может себе позволить безоглядное музыкальное хулиганство: аллюзии к стилям композиторов-современников (Прокофьева, Стравинского, Рахманинова), прямые цитаты из классиков (Бетховен, Малер, Гайдн), из уличных песенок («Купите бублики» в первой части), намеки на собственную работу тапером в немом кино. И в то же время это Шостакович, который словно предчувствует уход беззаботных дней. С зажигательными быстрыми частями контрастируют задумчивые, рефлексирующие, почти трагические медленные.

Постановки Петрова с 2015 года регулярно пополняют репертуар Мариинского театра.

«Ленинградская симфония»

Одноактный балет на музыку первой части Седьмой «Ленинградской» симфонии до мажор. Ее премьера состоялась 5 марта 1942 года на сцене Куйбышевского театра оперы и балета.

Балет, либретто и хореография были созданы Игорем Бельским, на тот момент артистом труппы театра имени Кирова (сейчас Мариинский). Спектакль был впервые представлен на сцене 14 апреля 1961 года. Над оформлением работал художник-плакатист Михаил Гордон.

«Ленинградская симфония» ознаменовала собой уход от реалистичности драматического балета предыдущей эпохи, 1930-1950-х годов, к новой, более абстрактной эстетике, в которой танцевальная структура строится сообразно музыкальной. Она получит название «хореографический симфонизм».

Читайте также:

Люди

Обнаженная натура. Истории о том, каково позировать без одежды

Модели и художники рассказали о своем первом опыте.

Современники

Дмитрий Мантров и прикосновения прекрасного

Продолжаем рассказывать о знаменитых самарских художниках

Комментарии

0 комментариев

Комментарий появится после модерации