Как врач царской семьи не стал изменять профессиональной этике и оказался в ссылке в Самаре

Врач царской семьи Константин Догадкин отказался освидетельствовать Великого князя Николая Романова как сумасшедшего.

В результате был сослан в Самару. Здесь он способствовал развитию земской медицины. Через некоторое время в наш город был отправлен под надзор и Николай Романов, которого доктор пытался защитить от клеветы.

Скандал в царской фамилии

Николай был первым ребенком Великого князя Константина Романова, брата Александра II. Его отец согласно закону о престолонаследии имел больше прав на престол, чем действующий государь. Многие историки полагают: Константин больше был склонен к государственным делам, нежели его венценосный брат. Он укреплял российский флот, разрабатывал многие государственные реформы, в том числе и об отмене крепостного права. Его сын Николай обладал такими же решительностью, умом и мыслил в государственных масштабах. Поэтому наследники Александра II явно опасались конкуренции со стороны ближайших родственников.

Известно, что в 1874 году Николая Константиновича объявили сумасшедшим и отправили в ссылку. До сих пор историки гадают, действительно ли Великий князь тронулся умом или был оклеветан. В пользу последнего предположения свидетельствуют самарские потомки известного в XIX веке врача Константина Догадкина. По семейной легенде еще до своевольного поступления Николая в академию Генерального штаба (вопреки запретам он стал единственным из Романовых, получившим официальное высшее образование) было решено объявить его сумасшедшим. Для этого обратились к Константину Догадкину. С 1860 по 1865 год он являлся домашним врачом Николая Романова. Доктору обещали, что за услугу он будет обласкан царской семьей. Однако тот с негодованием отказался. Сообщил, что давал клятву Гиппократа и не может навредить своему пациенту. Несговорчивого медика отправили в ссылку. И все же впоследствии врагам удалось добиться своего. Подтасовав факты, они воспользовались «преступной страстью» Великого князя к танцовщице Фанни Лир. Николая обвинили в краже драгоценностей, объявили ненормальным и также выслали из столицы. Его несколько раз переводили из одного города в другой.

Прогонный билет

Константина Догадкина сослали в Самару в 1865 году — вместе с его многочисленным семейством. Всего супруга Людмила, в девичестве Алалыкина, родила ему 10 детей. В Центральном государственном архиве области хранится прогонный билет до нашего города, выданный по указу Александра II «Самарской врачебной управы титулярному советнику Догадкину с будущими при нем». Константин Иванович сразу завоевал авторитет у провинциальных коллег и доверие у пациентов. О его пути в профессии повествует «Формулярный список о службе», любезно предоставленный «СГ» заместителем директора архива Ольгой Зубовой. Согласно формуляру 9 июня 1857-го Константину Догадкину был выдан диплом врача. В сентябре того же года он определен на службу «с причислением к СанктПетербургской больнице чернорабочих» со званием ординатора-практиканта. Молодой медик показал себя с наилучшей стороны и быстро пошел вверх по карьерной лестнице. Вскоре был назначен исполняющим обязанности уездного врача в город Шую Владимирской губернии. Там Константин встретил свою будущую супругу Людмилу. Ее отец, представитель старейшего княжеского рода, был недоволен зятем. Ведь Догадкин прибыл в столицу с обозом, как Михаил Ломоносов. Коллежский асессор Алалыкин стал принимать его у себя только после того, как врач получил награду из рук самого императора — Константина Ивановича пригласили на службу при царском дворе. На новом месте врач также заслужил одни благодарности. Указом Сената от 2 октября 1864 года Догадкин «был утвержден в чине титулярного советника со старшинством».

Встреча с Великим князем

В Самаре Константин Иванович был назначен оператором, а позже помощником инспектора врачебного отделения Самарского губернского правления. Несомненно, он принимал горячее участие и в создании фельдшерско-акушерской школы, и в открытии земской больницы.

А в 1878 году на имя самарского губернатора Бильбасова поступило письмо, в котором сообщалось, что государь император желает перевести Николая Романова из Оренбурга в Самару. Так в нашем городе встретились два опальных человека, которые очень мешали правящей династии.

Николай Константинович уже был женат на дочери полковника Надежде Дрейер. В Самаре 19 декабря 1878 года у них родился сын Артемий. Фамилию ребенку дали Волынский — в честь невинно осужденного героя книги «Ледяной дом». Ведь царская семья не признавала законность брака Николая.

Врач Догадкин сразу стал консультировать семью Великого князя, именно он принимал роды у Надежды Александровны. Николай в свою очередь стал крестным маленькой Людмилы, родившейся у супругов Догадкиных.


Татьяна Громова, самарский потомок Константина Догадкина:

— В областной библиотеке есть журнал «Медицинский вестник Самары» со статьями о новаторских методах операций, проводимых Догадкиным. Константин Иванович участвовал в открытии земской больницы. Поддерживал основателей самарской пастеровской станции. С семьей руководителя этого учреждения Владислава Родзевича Догадкины вообще дружили всю жизнь.


 

Вскоре Романов покинул Самару — он организовал экспедицию на Аму-Дарью.

А Догадкин в 1879-м был командирован самарским губернатором в Царицын на борьбу с эпидемией холеры. Под руководством опытного медика уже в апреле опасное заболевание удалось победить. Догадкин снова вернулся в наш город. Ссыльный врач способствовал развитию земской медицины. Был избран председателем Самарского общества врачей. Произведен в конце карьеры в статские советники.

Доктор Догадкин принимал пациентов в любое время суток, и не только в больнице. Еще одно семейное воспоминание: однажды к нему домой на консультацию пришла женщина с ребятишками, больными скарлатиной. Этот случай имел трагические последствия. Двое младших детей Догадкина заразились опасной инфекции и умерли. Но даже это не повлияло на готовность врача прийти на помощь любому, кто в ней нуждался. О нем в Самаре рассказывали множество трогательных историй. Например, говорят, что, будучи чрезвычайно вежливым человеком, доктор Догадкин, к концу жизни почти ослепший, раскланивался на улице, снимая шляпу, со всеми подряд. И даже с коровами.

Для самарских медиков Константин Иванович поистине может служить образцом как с профессиональной, так и с этической точки зрения.

В декабре 1884 года Константин Догадкин был уволен с должности инспектора врачебного отделения Самарского губернского правления в отставку «с правом носить… мундирный полукафтан». 11 сентября 1886 года по постановлению Дворянского депутатского собрания причислен вместе с детьми к самарскому дворянству и внесен в Самарскую родословную книгу. Награжден орденами Св. Станислава, Св. Анны II степени, Св. Владимира IV степени и Знаком Красного Креста.
Метки

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение

Close