Три истории самарских врачей, которые работают в «красной зоне»

21 июня в России отмечается День медицинского работника.

Рассказываем истории врача-стажера, анестезиолога-реаниматолога больницы им. Середавина Елены Рождествиной, инфекциониста Сергея Васильева и заведующей инфекционным отделением Клиник СамГМУ Анны Любушкиной. Все они сейчас работают на передовой борьбы с коронавирусом. 

Дорогу молодым

Еще до пандемии в Самаре ощущалась нехватка специалистов в области медицины, поэтому для работы привлекали студентов. Как только в нашей жизни появился коронавирус, медики стали готовиться к самому непредсказуемому сценарию. На борьбу с вирусом бросили все силы, в том числе и молодую кровь.

Так вышло, что на передовой оказалась и простая студентка СамГМУ Лена Рождествина. Она трудится в реанимации больницы имени Середавина, помогает пациентам с подтвержденным диагнозом «коронавирусная инфекция SARS-CoV-2». Учреждение является официальным инфекционным госпиталем, сюда привозят больных со всего региона. Поэтому работы у персонала много. Кроме того, продолжают функционировать отделения, в которых находятся неинфицированные пациенты, им тоже нужна помощь.

Лена выходит по графику «сутки через двое». Проводит четыре часа в «грязной зоне», потом четыре часа отдыхает, а затем вновь возвращается к своим обязанностям.

— Я оканчиваю ординатуру по специальности «анестезиология — реанимация», — рассказывает девушка. — Понятно, что в связи с пандемией коронавируса условия работы и обязанности несколько изменились. Как анестезиолог я участвую в проведении операций: подбираю наркоз и слежу за состоянием пациента во время вмешательства, а после вывожу из наркоза. Но сейчас я работаю как реаниматолог. Мы оцениваем состояние самых тяжелых пациентов, назначаем лечение и, если необходимо, проводим реанимационные мероприятия. То есть буквально боремся за их жизни.

Любовь на расстоянии

Перед тем, как увидеть своих пациентов, Лена выполняет обязательный ритуал. Она заходит в шлюз — пространство между «чистой» и «грязной» зонами. Здесь нужно оставить все свои вещи и переодеться в защитный костюм с маской.

— Костюмы защищают нас от заражения, но в них жарко, тяжело дышать, маска оставляет следы на лице, — перечисляет Елена. — Трудно общаться с пациентами и коллегами, потому что плохо слышно и приходится кричать. Другие сложности связаны со страхом заражения. Я переживаю даже не столько за себя, сколько за родных и близких, которых могу заразить.

Чтобы уберечь их от инфекции, девушка старается видеться с ними только онлайн. Из-за редких встреч родители скучают. К работе дочери они относятся со смешанными чувствами. С одной стороны, переживают за Лену — и не только из-за риска заражения: беспокойство вызывает ее психическое состояние, накапливающаяся усталость. С другой стороны, их переполняет гордость за то, что дочь занимается тем, о чем мечтала.

Рождествины смотрят в будущее с надеждой на лучшее: в семье уверены, что скоро все закончится. Благодаря их поддержке молодой врач находит в себе силы справляться со своей работой, несмотря на любые трудности.

«Будьте сознательными»

Каждый спасенный пациент с серьезной пневмонией — это огромное облегчение и радость.

— Почти всегда люди поступают в реанимацию в очень тяжелом состоянии, — говорит Елена. — Когда им становится лучше, отправляются в обычные палаты и стараются забыть период борьбы за жизнь как страшный сон. Но, конечно, многие помнят, как лежали в реанимации. Они благодарны нам. А врачи всегда рады видеть, что пациенту, жизнь которого была на грани, ничего не угрожает.

Несмотря на такие случаи, многие продолжают считать опасность коронавируса преувеличенной. На людей уже не действует просьба оставаться дома. Наступило жаркое лето, открыты парки и пляжи. Хочется выехать на природу, встретиться с друзьями, а вспоминать про ограничения не хочется.

Каждый чего-то лишился из-за коронавирусной угрозы, врачи не исключение. До пандемии Лена очень любила путешествовать. Обожала заграничные туры и автомобильные поездки по России. В свободное время играла с друзьями в интеллектуальную игру «Что? Где? Когда?». Теперь пришлось забыть об отпуске в другой стране, а игры перешли в онлайн.

— Поверьте, коронавирус существует, — обращается Елена к самарцам. — Он реален и опасен, я вижу это каждый день. И пока не изобретена вакцина, самый надежный способ избежать заражения — это свести к минимуму контакты с другими людьми. У кого-то болезнь протекает в легкой форме: пара дней с высокой температурой — и все. Но самое ужасное, что при заражении других болезнь, возможно,будет с тяжелыми последствиями. Поэтому, пожалуйста, старайтесь избегать людных мест, носите маски, чаще мойте руки с мылом и пользуйтесь санитайзерами. Приход лета не отменяет пандемию автоматически. Будьте сознательными ради себя, ради своих близких, ради всех нас.

Медик — это судьба

Сергей Васильев тоже учился в СамГМУ, правда, в начале 2000-х. Стать врачом он мечтал с детства, часто играл в доктора. Но шансов на медицинский университет практически не было. К тому же это был первый год, когда самарские школьники начали сдавать ЕГЭ. Все пути вели в другие профессии. Но Сергей пошел наперекор судьбе. Не сразу, но все-таки поступил в мед и выучился на инфекциониста.

— В работе интереснее всего, когда нас трое: я, пациент и болезнь, — заявляет Васильев. — Мне нравится ставить пациента и доктора на одну сторону, а болезнь на другую. Только тогда мы достигаем победы и выздоровления. Еще я люблю видеть результат своей работы. Как говорил ученый Николай Морозов, который жил при царе и провел долгое время в заключении, «самая главная цель в моей жизни — быть хоть чуточку полезным».

 Не хотелось верить

Когда началась пандемия, Сергей не был шокирован или сильно удивлен. Для инфекционистов это привычное дело. Когда он учился в ординатуре в 2009 году, случилась пандемия свиного гриппа. Васильев видел, каков механизм инфекции, изучил ее от и до. Узнав про коронавирус в Китае, он уже понимал, что заболевание доберется и до Самары. Хотя верить в такое развитие событий не хотелось.

— Когда в Москве произошла вспышка заболеваемости, стало понятно, что сначала болезнь охватит столицу, где большой поток людей из-за границы, а потом все расползется по регионам. Сейчас у нас пик, а в Москве уже немного стихает, — объясняет инфекционист.

Медики всегда готовы к разным заболеваниям. Их учат предвидеть и масштабные события. Однако изначально литературы о новой коронавирусной инфекции было немного. Врачи добывали информацию, общаясь с коллегами. Инфекционисты из других регионов и стран делились знаниями о том, как лечить пациентов, какие симптомы и особенности существуют. Со временем появились научные статьи.

Но чтобы изучить болезнь, врачам нужно видеть пациентов. Полная картина начала вырисовываться, когда появился первый положительный анализ. После этого в клиниках медуниверситета заработал госпиталь, появилась «красная зона». Доктора превратились в инженеров и стали планировать дальнейшую работу.

— Моя работа с коронавирусом началась с первых случаев, когда 6-я городская больница закрылась, готовясь принять выявленного пациента, — вспоминает Сергей. — Инфицированных почти не было. Были только люди, которые вернулись из-за границы. В клиниках мы начали принимать граждан с острыми респираторными заболеваниями, тогда-то и поняли, что среди них могут быть инфицированные COVID-19. Врачи начали брать анализы из носоглотки. Так и появился первый пациент.

Всегда на работе

Сергей Васильев работает ежедневно, с утра до вечера. Бывает, что задерживается. Он уточнил, что делает это не по принуждению, а из-за обостренного чувства ответственности.

— Даже когда я прихожу с работы домой, не могу отключиться от ситуации — говорит доктор. — Хочется постоянно быть в курсе, поэтому я связываюсь с дежурным врачом, узнаю, как чувствуют себя пациенты. Трудно находиться вне «красной зоны», потому что так я не контролирую ситуацию.

Сейчас для медиков особенно важен психологический аспект в общении с пациентами. Тем, кто не верит, они стараются объяснить опасность вируса. А тех, кто паникует, успокаивают. Стараются найти золотую середину и выбрать правильные слова. Также приходится часто отвечать на вопросы «как быть?», «что делать?», «насколько это опасно?».

С близкими Васильев общается только по телефону. Сын и жена живут в Ульяновске. Поэтому он полностью изолирован в своей квартире. Родители гордятся, жена переживает, ребенок плачет из-за того, что папы нет рядом. Сергей не видел сына уже три месяца. «Такая работа», — говорит он. Главное сейчас — что люди выздоравливают.

Мамина мечта

Анна Любушкина захотела стать инфекционистом на пятом курсе университета, когда начался цикл обучения, посвященный этой теме. Предмет настолько ее увлек, что стало понятно: это профессия мечты. В 2010 году Анна поступила в клиническую интернатуру по специальности «инфекционные болезни».

— Моя мама очень хотела стать врачом, но из-за очень строгого отбора не смогла поступить в Куйбышевский медицинский институт, — вспоминает Любушкина. — Она всегда была моим примером. Так что после девятого класса я решила, что точно буду медиком. Воплотила в жизнь мамину мечту и не прогадала.

Теперь Анна преподает на кафедре и заведует инфекционным отделением. Одной из первых она начала оценивать возможную угрозу по мере поступления новостей из Китая. Тогда, в январе, все казалось таким заоблачным и далеким. Но морально Любушкина начала готовить себя к встрече с первыми заболевшими. Страха перед угрозой не было. Анна точно знала, что будет помогать людям.

Первый пациент

Тот день она помнит во всех подробностях, будто это было вчера. 20 мая в клиники госпитализировали первого пациента с коронавирусом. До этого их только выявляли и переводили в другие учреждения. Больной поступил в приемный покой, его привезли на машине скорой помощи. Примерно в девять утра Анна надела защитный костюм и вместе с коллегами вошла в «красную зону». Она волновалась. До этого были только тренировки, а тут нужно было действовать по-настоящему.

— Это была женщина с пневмонией и подозрением на коронавирусную инфекцию. Когда я ее увидела, мое сердце заколотилось. Но постепенно работа пошла. Не ощущалась даже жара из-за костюма. Я никогда не забуду, как вышла из зоны, вся мокрая, голова кружится. Тогда я поняла, что мы справимся и готовы лечить людей дальше. Практически за два дня наши сто коек заполнились. Было сложно, но интересно, — рассказывает Любушкина.

По ее мнению, для врачей сейчас наступило особенное время, ведь у них появилась возможность каждый день узнавать что-то новое и проявлять себя. Каждый новый случай представляет научный интерес, так как все пациенты уникальны. Люди болеют одной и той же инфекцией абсолютно по-разному, у кого-то нет сопутствующих заболеваний, у кого-то есть.

 Позитивный настрой

Анна на передовой с восьми утра до четырех часов вечера. Порой приходится задерживаться, чтобы вести документооборот, изучать электронные истории болезни и передавать информацию в другие отделения. Также Любушкина периодически осматривает пациентов, оценивает лабораторные показатели. Она признается, что домой приходит счастливая от того, что день прожит не зря.

Супруг стойко переживает все тяготы. Они практически не видят друг друга. Все общение происходит по телефону. Сложнее всего пришлось родителям, в первые три дня они очень переживали. Особенно мама, она даже плакала. Но никто никогда не отговаривал Анну работать. А та сразу заявила, что несмотря ни на что будет помогать людям.

Пациенты в госпитале попадаются разные. К каждому необходим особый подход. Людям нелегко воспринимать новые условия — свой статус, все эти аппараты, палату, врачей в полном обмундировании.

— Одно дело, когда врач приходит в белом халате, в накрахмаленном чепчике. Другое — когда он в защитном костюме, — поясняет Анна. — Пациенты меня узнают только по глазам, через очки. Мы с коллегами стараемся их успокоить, подбадриваем, объясняем, что нужно время. Я понимаю, что им психологически тяжело. Представьте, вы лежите в обычной одежде, а к вам приходят человечки в одинаковых «скафандрах». Сейчас у нас находится ветеран Великой Отечественной войны — женщина 95 лет. Она многое видела и многое прошла. Я вижу, что она искренне нам благодарна.

Метки

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение

Close