Юрий Филиппов — народный живописец Жигулей

Что оставляет после себя художник? Картины, наброски, этюды.

И учеников, школу, последователей, подражателей. Свой уникальный стиль и живописную манеру.

Юрий Филиппов оставил после себя не только богатое художественное наследие, не только добрую память и учеников. В его профессиональных заслугах — становление художественного образования в Самаре. И, наверное, теперь можно говорить об этом уверенно: именно Филиппов в своем творчестве отразил наше, самарское, видение волжского пейзажа.

Не то чтобы волжский пейзаж на Самарской луке чем-то явно превосходил волжский пейзаж в Ярославле или Саратове. Но есть особое очарование в наших местах, благодаря которому и сложилась особая пейзажная школа. А Юрий Филиппов стал самым-самым из всех волжских пейзажистов. Впрочем, у него были для этого очень хорошие возможности.

Кинельский пацан

Юра родился в Кинеле, в семье, не имевшей особого отношения к искусству. Да и в окружавшем его мире не много было художества. Рисование в школе вел физрук, но у учительницы литературы были открытки с репродукциями из Третьяковки. А один из соседей был иконописцем, у него Юра научился растирать и готовить к работе краски, работать с маслом — творить. И мальчик понял, что удивительные картины он может написать сам.

После седьмого класса, в начале июня 1941 года, Юра Филиппов отправился в Пензу — поступать в местное художественное училище. Наверное, можно любую судьбу представить как цепь счастливых совпадений. И в Пензе Юре повезло: директором училища был Иван Силыч Горюшкин-Сорокопудов.

Наследник Репина по прямой

Горюшкин-Сорокопудов — один из любимых учеников Ильи Репина и прекрасный художник, в годы советской власти и торжества соцреализма вынужден был заниматься преподавательской деятельностью. И хотя он был вполне «подходящего» происхождения — сын батрака, ему доставалось за буржуазность, от преподавания отстраняли и пытались врагом объявить, но Иван Силыч был человеком крепким. И Юру Филиппова поддержал, по-отцовски обогрел и всему, что сам умел, научил. А умел он немало. Его живописные работы еще до революции отмечались дипломами Академии. Иван Силыч был в равной степени силен и в исторической, и в пейзажной, и в портретной живописи.

Мальчишке из Кинеля пришлось нелегко в Пензенском училище в голодные военные годы. Но Горюшкин-Сорокопудов не просто учил Юру Филиппова, он подкармливал его из своего пайка и даже поселил его в своем «имении» в селе Ивановка, которое ухитрился сохранить с дореволюционных времен.

Так что в своем образовании и мастерстве Юрий Филиппов — прямой наследник Ильи Ефимовича Репина, и общность с автором «Бурлаков на Волге» у него самая настоящая. Они одним воздухом дышали, создавая свои полотна.

После Пензы Филиппов отправился в Киев получать высшее художественное образование. Это были первые послевоенные годы, когда не хватало продуктов и приходилось экономить на всем, но для Юры Филиппова главным оставалось его призвание — живопись. Получив высшее образование и став дипломированным художником, что для 50-х годов было в СССР явлением нечастым, Филиппов возвращается в Куйбышев. Точнее, в Кинель.

Под магией Пурыгина

Ему пришлось ездить из Кинеля в свою мастерскую на Безымянке на поездах, иногда даже товарных, — электричек тогда еще не было.

Куйбышев хоть и был крупным промышленным центром, не мог похвастаться высоким уровнем культуры. В Самарском отделении Союза художников насчитывалось всего 12 членов. Маловато было творцов в городе, но зато каждый из них был настоящим талантом, ярким и удивительным.

Юрий Филиппов вместе с Иваном Комиссаровым, Валентином Пурыгиным, Геннадием Филатовым и Альфонсом Кулаковским стоял у истоков нашей пейзажной школы. Лидером Союза, конечно, был Пурыгин. Его воздействие на стиль Филиппова глупо отрицать. Именно пурыгинский, яркий и даже ошеломительный стиль повлиял на Филиппова. В отличие от «пестренькой, но спокойной» пензенской живописной школы, Юрий Филиппов начал создавать свой уникальный стиль. То, что мы сегодня считаем совсем уж традиционным и даже, увы, «заезженным», было придумано нашими художниками всего 60 лет назад.

Ну и, конечно, помимо Пурыгина на стиль нашего героя повлияли Сезанн и французские постимпрессионисты, но, говоря о таком мастере, каким был Филиппов, бессмысленно сводить его талант к сумме влияний.

Жизнелюб в Жигулях

Филиппов — это пейзаж. Волжский, наш, узнаваемый, но всегда разный. В его ранних работах мы наслаждаемся прекрасным светом и фактурой, естественностью красок и впечатлений. На зрелом этапе творчества Юрий Филиппов обращался к историческому пейзажу, воссоздавая картины прошлого. Его «реконструкция» старой Самары — возможность увидеть наш город через вековую толщу.

А пейзажи Жигулей и Волги — золотой фонд самарской живописи. Собственно, Филиппов и создал этот стиль — русская река, русские цвета, русский дух и чуть-чуть впечатления, даже не впечатления, а мистического отблеска в небесах и деревьях. Те, кто бывал в Жигулях, наверняка поймут, о каком мистическом свете идет речь. Именно его и смог передать в своих полотнах Юрий Филиппов.

Портрет Ершовой

Впрочем, самая известная его работа — не пейзаж, а портрет. Выдающейся актрисы и вечной дивы Веры Ершовой. Ей было уже много лет, и художник не очень хотел писать старуху. Поэтому он написал великую актрису, которой Вера Ершова, несомненно, была и осталась в нашей памяти, все-таки благодаря портрету Юрия Филиппова.

Никакие записи видео, никакие фотографии или другие документы не способны отразить этот величественный образ — богини русского провинциального театра. А Филиппов смог. И его Ершова — это даже больше, чем реальная женщина преклонных лет, позировавшая ему. Филиппов создал легенду.

Так же как и все его творчеством, его реализм обманчив. И Самарская лука, Волга, Жигули в его картинах — нет, не лучше, но значительнее и загадочнее, важнее, чем мы готовы видеть каждый день. Лучшее средство от замыливания глаз прекрасным волжским пейзажем — живопись Филиппова.

Народная память

Конечно, наследие Филиппова не ограничивается живописными работами. Можно сказать, что большая часть самарских художников — его ученики. Или, даже если не повезло им столкнуться с Филипповым по жизни, наверняка им приходилось пользоваться плодами его труда. Почти все художественное образование в Самаре сегодня создано при участии Филиппова.

Юрий Иванович — один из основателей художественного училища. Около 20 лет преподавал он рисунок на архитектурном факультете. В 1994 году его стараниями были созданы отделение «Изобразительное искусство и черчение», а затем и кафедра изобразительного и декоративно-прикладного искусства в Самарском педагогическом университете.

Сейчас о заслугах Юрия Филиппова напоминают мемориальная доска и горельеф на здании, где он много лет трудился. Но лучшая память о художнике — это наша школа волжского пейзажа. В картинах Юрия Филиппова мы видим ту же мощь и величие Волги и Жигулей, что на полотнах Репина, Сурикова, Айвазовского. Но только у Филиппова этот пейзаж еще более узнаваем. Потому что Филиппов рисовал родину, нашу с ним общую малую родину — город и горы на Волге, любимые с детства и до самой смерти.

Метки

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение

Close