В галерее «Арт-стиль» открылась выставка работ самарского архитектора Валентина Смирнова

Он является автором проектов многих известных зданий и сооружений города, в том числе элеватора на Хлебной площади.

Не так давно мастер ушел из жизни.

Продолжатель династии, архитектор Андрей Смирнов рассказывает:

— В последние годы жизни отца я начал записывать его воспоминания. Он участвовал в послевоенном строительстве промышленных, учебных и административных зданий Куйбышева, занимался разработкой центральных площадей многих районных центров региона. Позже был командирован восстанавливать пострадавшую от землетрясения Армению. А в 90-е годы занялся индивидуальным строительством, разработал десятки уникальных чертежей коттеджей и дач. По этим проектам до сих пор возводят дома в разных уголках России. Интересны также его взгляды на дальнейшее развитие нашего города, в частности, на высотную застройку. Когда по наследству мне перешел огромный архив отца, родилась идея показывать эту «кухню» архитектора на выставках.

И действительно, экспозиция обширна. В ней представлены уникальные эскизы архитектурных проектов, а также акварельные работы и графика Валентина Смирнова. Большинству артефактов уже более 50 лет.

Валентин Дмитриевич родился в подмосковном поселке Дулево, известном своим фарфоровым заводом. Многие жители этого места были связаны с творческой сферой — изобразительным искусством, скульптурой. Под их влиянием Валентин с детства начал увлекаться рисованием. Вспоминал, как во время Великой Отечественной по просьбе соседок создавал вручную открытки для их сыновей и мужей, ушедших на фронт.

— В 1941 году мне было 10 лет, — рассказывал архитектор. — Немцы были под Москвой уже в октябре. Отец ушел в ополчение, мать работала по 12 часов в день. Начался голод. Выдавали по 400 граммов хлеба наполовину с картошкой и другими примесями. В Дулево начали рыть щели для укрытия от бомб. Школу переоборудовали под госпиталь. А мы, дети, собирали металлолом, работали в колхозах, дежурили на крышах. Через город проходила единственная дорога, связывавшая осажденную Москву с Сибирью. А в небе вереницей летели бомбить столицу немецкие самолеты.

После войны Валентин поступил в МАРХИ, но там увлекся, как на грех, джазом. И за эту «провинность» его перевели в Киевский инженерно-строительный институт. Но и там игравший на контрабасе и гитаре в джаз-банде студент не вызывал доверия. Несмотря на отличную успеваемость, в 1955 году ему предложили распределение только в провинциальный город, подальше от столиц. Валентин Дмитриевич выбрал Куйбышев. Потому что там была Волга. Эта великая река осталась его любовью на всю жизнь. А вот сам город Смирнову не понравился. Слишком пыльный, грязный и застроен кое-как. У молодого архитектора появилась цель — сделать Куйбышев подобным тем городам, которые он любил — Москве, Ленинграду и Киеву. Он начал работу в институте «Промзернопроект», который вначале состоял всего из двух десятков человек, но затем вырос в учреждение всесоюзного значения. Валентин Дмитриевич почти сразу занял здесь должность главного архитектора. С 1971 по 1984 год работал на той же позиции в институте «Росоргтесторм». Затем занимал должность главного архитектора института «Куйбышев ЦМПИКуйбышевагропромпроект».

Я не знал город Куйбышев, когда в 1955 году с небольшой суммой денег вышел с вокзала и пошел куда глаза глядят. Хотел понять, куда я попал. Шел, как потом выяснилось, по улице Рабочей. И первое впечатление после Киева, где я учился, — город мне показался очень неухоженным. Асфальта нет, на улицах мусор, дома неопрятные, заборы кривые. Вышла женщина и выплеснула на улицу помои. Куда я попал? Что делать? Вышел я на главную площадь с театром, спустился к Волге — вид великолепный. У такой реки должно быть будущее. Волга меня оставила в городе. Из воспоминаний Валентина Смирнова

 

Из-за специфики возглавляемых им бюро Смирнов занимался в основном проектами промышленных и административных зданий. Однако во все свои творения он вносил творческие идеи. Ценитель красоты, художник и музыкант, Валентин Дмитриевич даже монолитное здание элеватора на стрелке Волги и Самары спроектировал в виде двойных башен, увенчанных короной. По его замыслу эти ворота в город должны были выглядеть торжественно. Две башни символизировали слияние двух рек. Сейчас элеватор, к сожалению, заброшен. Однако сооружение можно было бы использовать, к примеру, под центр современного искусства. Смирнов проектировал новые корпуса знаменитых КИПТов, профилакторий 4-го ГПЗ, здания института «Росоргтесторм» на улице Авроры, завода «Стройкерамика», Управления радиосетей на улице Блюхера. Все его творения выглядят гармонично. И имеют между собой что-то общее. Сам архитектор говорил, что его стиль — это эмоциональный реализм.

Меня учили не просто рисовать домики на бумаге, а думать, для кого будет этот «домик», комфортно ли окажется в нем жить, как он впишется в окружающее пространство. Этот завет я старался, насколько возможно, воплощать в каждом своем проекте. Из воспоминаний Валентина Смирнова

 

— Отец очень гордился и тем, что ему довелось проектировать волжскую набережную за Жигулевским пивзаводом, а также участвовать в создании бара, входящего в этот комплекс, — рассказывает Андрей Смирнов. — Он очень любил Волгу. В его архиве я нашел столько зарисовок карандашом, тушью, акварелью набережных нашей прекрасной реки и ее необжитых берегов, а также жилых кварталов… По ним можно проследить историю Самары.

В 1988 году Валентин Дмитриевич был командирован в Армению — восстанавливать республику после разрушительного землетрясения. В экспозиции можно увидеть множество акварелей Смирнова, воспевающих суровую, но прекрасную природу горной страны. А также с десяток созданных вручную проектов восстановления жилого поселка Артагюх Армянской ССР. До конца жизни самарский архитектор творил — рисовал, чертил, записывал свои мысли.

Экспозиция открыта до 26 марта.  Вход свободный. (0+)

Метки

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение

Close