Исторические версии

Воспоминания Татьяны Карповой о царском времени, революции и Великой Отечественной войне. Часть 1

Дочь педагога Самарского реального училища о времени и о себе.

Родственники коренной самарчанки Татьяны Константиновны Карповой передали нам ее воспоминания о трех эпохах, современницей которых она была, — о царском времени, революции и Великой Отечественной войне.

Через эмоциональный рассказ главной героини мы можем проследить, как менялась Самара, и ощутить, что пришлось пережить обычной семье интеллигентов. А это были в том числе голод, войны, болезни. Но несмотря ни на что, автор записок называет свою жизнь счастливой. Попробуем восстановить, следуя словам очевидицы, картинки из жизни прежних поколений наших земляков.

Женитьба по любви

Татьяна Константиновна с самыми теплыми чувствами вспоминает о своих родителях. Называет их только мамочка и папочка. По жизни она пронесла чувство защищенности и любви, которые ей дарили близкие люди:

— Я никогда не слышала скандала, громких ссор, упреков, оскорблений, грубых слов.

Ее отец, Константин Яковлевич, родился в 1881 году в семье железнодорожника в селе Батраки бывшего Сызранского уезда. Из простой семьи была и его мама, Пелагея Александровна. Татьяна Константиновна вспоминает, что родственники бабушки жили в Самаре. Наезжая из Батраков в гости к внучкам, она останавливалась в городе у своих близких.

Дед Татьяны Константиновны, сын крестьянина Яков Иванович, мечтал дать образование своим детям. И делал все для этого. Константин поступил в Казанскую духовную академию. Выбрал ее, поскольку образование там было бесплатное. Но окончив, не захотел стать особой духовного звания. Поэтому ему пришлось выплатить солидную сумму компенсации за обучение. Зато стал свободным человеком и мог заниматься тем, к чему лежала душа с детства. А мечтал он быть народным учителем. Как выпускник академии Константин получил право работать преподавателем истории в средних учебных заведениях.

Годы, проведенные в духовной академии, позволили ему войти в круг церковнослужителей. Он познакомился с дочкой известного в Казани священника Михаила Мансурова. Валечка была необыкновенной красавицей. Но не избалованной, как в таких случаях водится. Оставшейся в раннем возрасте сиротой девочкой занималась сестра отца — женщина очень жесткая и религиозная. Ходили к заутрене и обедне, соблюдали все посты, знали молитвы.

Если помнишь ушедших из жизни, то они продолжают жить. Пусть эти воспоминания останутся для моих потомков. И если они это прочтут и сохранят, то это будет лучшей памятью обо мне. Татьяна Карпова, «Воспоминания», 1976 год

 

Постепенно под влиянием мужа Валентина Михайловна, по крайней мере внешне, забыла о религии. Но дисциплинированной, собранной и трудолюбивой осталась на всю жизнь. Возможно, вдовый священник Мансуров старался побыстрее отдать замуж дочерей, которых у него было шесть, и не стал ждать более блестящей партии для своей младшенькой. Но скорее всего он решил не препятствовать чувству, которое вспыхнуло между бедным студентом академии и его юной дочерью. Костя и Валя поженились в 1906 году и тут же уехали в Самару, где учителя ждали сразу в двух женских гимназиях.

Детство рядом с Соборной площадью

В семейном альбоме сохранился снимок, на котором молодой преподаватель в окружении учениц в белых фартучках. Судя по изящной композиции и высветленному фону, скорее всего, она сделана одним из лучших фотографов Самары Владимиром Михайловым. Красивый Константин Яковлевич не мог не вызвать симпатии у самарских гимназисток и их молодых наставниц. Однако восхищался он только своей женой. Ее не портили роды. Дочки Ирина, Татьяна и Елена, по-домашнему Дидя, Тася и Лека, появились на свет одна за другой на первой самарской квартире молодой семьи Карповых в доме на улице Троицкой. Татьяна Константиновна в 1976 году даже указывает точный современный адрес: Галактионовская, 137. Этой усадьбы домовладельца Мусатова, к сожалению, уже нет.

Сестры Карповы: Ирина, Татьяна и Елена

Квартира, которая располагалась на втором этаже находившегося в глубине двора флигеля, была небольшой, но уютной. Прямо напротив находился 4-й Соборный садик. Тогда в середине будущей площади имени Куйбышева еще высился новенький храм Христа Спасителя. Этот красавец собор жители видели со всех концов города, рассказывает Татьяна Константиновна. А четыре обрамляющих его сквера были тенистыми, с большими клумбами цветов и зелеными лужайками. Неподалеку, на углу Троицкой и Почтовой (ныне Рабочая), находился кирпичный арестный дом. И в памяти девочек остались бледные люди за металлическими решетками, смотревшие на вольную жизнь.

Тася помнит еще один яркий эпизод. Она стоит на балконе. Пьет из бутылки молоко. Но кричит соседкам, вешающим белье во дворе, что это у нее на самом деле кумыс. Как у папы. Отец семейства был в то время отправлен лечить плеврит в одну из самарских кумысолечебниц. Малышка услышала разговоры об этом и решила похвастаться.

А еще ей запомнился звонок в дом в день ее рождения. Когда она открыла дверь, то увидела симпатичного плюшевого мишку — папин подарок.

Открытый учительский дом

Карповы любили читать, ходить в театр, на выступления местных и заезжих музыкантов. Жили открытым домом. Часто устраивали вечера, на которых всегда было много молодежи.

— К нам приходили запросто все, кто хотел, — излагает Татьяна Константиновна. — Душой компании была мама. Наши друзья доверяли ей свои секреты, у нее просили совета. Она обладала счастливым даром легко и свободно общаться с людьми, располагала их к себе.

Изящная, необыкновенно моложавая, жизнерадостная и приветливая хозяйка не оставляла равнодушным никого из вхожих в семью Карповых. Яркая и одаренная натура, она была прекрасно образована. Валентина Михайловна обладала абсолютным слухом и красивым голосом. Играла на пианино, знала много романсов и учила этому своих дочерей. Ее красота и успех вызывали ревность у соседок. Но к Валентине Михайловне не приставали сплетни.

И эта утонченная женщина безропотно несла все тяготы домашнего хозяйства. Ведь в очень редких самарских домах были вода и туалет. Зато везде наличествовали топившиеся дровами печи-голландки и кухонные плиты. Нужно было готовить, обстирывать всю семью и обшивать девочек. Полученная в семье отца-священника закалка не давала упасть духом.

Крепкий тыл помогал Константину Яковлевичу делать карьеру. Его пригласили преподавать в знаменитое Самарское реальное училище, в котором работали самые лучшие педагоги. Среди выпускников этого замечательного учебного заведения — нобелевский лауреат Николай Семенов, писатель Алексей Толстой, инженер Глеб Кржижановский и другие знаменитые люди.

Самарское реальное училище имени императора Александра Благословенного — среднее учебное заведение в Самаре, в котором существенная роль отводилась предметам естественной и математической направленности. Было открыто в 1880 году в доме купца Ивана Макке на улице Казанской. В 1909-м на средства семьи Субботиных здание реконструировали. Были пристроены новый учебный и жилой корпуса с квартирами для педагогического персонала. В обновленном здании — 14 основных и параллельных классов, химическая лаборатория, естественно-исторический кабинет, классы музыкальные и рисования, библиотека. Число учащихся в 1910 году достигло 546, а в 1913-1914 годах — 620. Большое количество учащихся было из низших сословий: в 1910 году — 73,3% мещан и крестьян и только 3,3% потомственных дворян.

Продолжение следует.

Метки

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение