Культура

Самарцы могут прочитать «трэвел-блог» Владимира Маяковского

Самарский литературный музей совместно с Музеем истории российской литературы имени В.И. Даля представляет уникальную экспозицию фотографий и документов, связанных с путешествиями Владимира Маяковского за границу в последние годы его жизни.

Выставка оформлена в современном стиле. Подлинные документы сопровождаются комментариями-твитами. Это слова или стихи самого поэта, высказывания современников и отрывки из газетных статей,
которые освещали прибытие революционного поэта в разные страны. С 1922 по 1929 год Маяковский девять раз выезжал за пределы Советского Союза. Нарком культуры Луначарский способствовал его
турне, рассматривая поэта как посланника революционного искусства.

Таким образом, Маяковский многократно побывал в Париже, Берлине и других европейских городах. Он мечтал совершить кругосветное путешествие. Однако самой длительной оказалась поездка 1925 года в Америку. Пустили его туда только после того, как он получил удостоверение работника Резинотреста. Поэт действительно писал по заказу этой организации тексты для рекламных плакатов, рисовал которые Александр Родченко.

Поездка в США была судьбоносной. По мнению поэта, Нью-Йорк значительно проигрывал в сравнении Парижу. Но именно там он повстречал на поэтических вечерах у Давида Бурлюка Элли Джонс (эмигрантку Елизавету Зиберт, по мужу Джонс). Бурный роман длился недолго. Однако итогом стало появление на свет единственной дочери поэта, Елены Патриции. Узнав о ребенке, Маяковский пытался вновь попасть в Штаты, но его не выпускали. Встреча все-таки состоялась, но уже в Ницце, в 1928 году.

— Интересно, что и Джонс, и Бурлюк, и сам Маяковский связаны с Самарой, — рассказывает старший научный сотрудник литературного музея Илья Приданцев. — Зиберт работала в 20-е годы в детском доме, организованном на знаменитой даче Головкина. А Маяковский дважды бывал в Самаре.

По словам московского куратора выставки Марины Красновой, в 1914 году поэту не дали выступить на местной сцене. А вот встреча с читателями в 1927-м была очень теплой. Поэта просто засыпали записками, часть из которых хранится в столичных архивах.

— Последними заграничными городами, которые посетил поэт в 1927-1929 годах, были Париж и Прага. Там его встречали с энтузиазмом. В столице Чехии в зал на 700 мест ворвалось полторы тысячи желающих увидеть Маяковского. А в Париже у него аж рука заболела после сотен розданных автографов. Возвратившись на родину, он почувствовал холодок отчуждения. На выставку, которую поэт организовал в связи с 20-летием своей жизни в искусстве, не пришел никто из важных персон, «все были какие-то случайные люди». И это не могло не ранить поэта, — поясняет Илья Приданцев.

Марина Краснова считает:

— Маяковский был человеком Ленина, он свято верил в идеалы революции. После смерти Ильича литератор почувствовал, насколько изменился политический климат в стране. Путешествия также дали ему возможность по-новому взглянуть на мир. И это не могло не привести его к кризису, который закончился трагедией 14 апреля 1930 года.

Выставка работает до начала ноября. 12+

Зачем обычно ездят / или бегут / или удивляться / я еду удивлять / сейчас русское искусство в центре / Удивляются не политике, а именно искусству / И искусству новому, левому… Владимир Маяковский, записи к выступлению в Большом зале консерватории 3 октября 1922 года

 

Метки

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение