Наученные Горьким

Наученные Горьким. Часть четырнадцатая

В 1895 — 1896 годах Максим Горький трудился журналистом в «Самарской газете». Писал статьи, фельетоны, заметки, очерки, рассказы.

К его 150-летию мы запустили проект «Наученные Горьким» — знакомили читателей с самарскими публикациями нашего именитого коллеги. Всего вышло 13 материалов. Юбилейный год минул. Однако у нас в запасе еще остались статьи, которые, мы уверены, должны появиться в печати во второй раз. Говоря современным языком, это уникальный контент, не публиковавшийся ни в одном собрании сочинений Горького. Только в «Самарской газете». Материалы взяты из фонда Самарского литературно-мемориального музея имени Максима Горького.

Между прочим

(Мелочи, наброски и т.п.)

Если у вас имеется близкий человек, который изредка говорит вам, что вы, например, не умны или не красивы, не покупайте себе зеркала. Оно излишне для вас.

Можете быть уверены, что ваш друг говорит вам правду, ибо по представлению людей суть дружбы в том именно и заключается, чтобы делать друг другу маленькия неприятности под видом взаимнаго опекательства…

И если вы — любитель истины, не ищите ее в похвале вам, это наивно. Но вы всегда найдете ее в порицании, это факт.

Согласитесь, что трудно согласовать правду с похвалой обыкновенному будничному человеку, именно такому человеку, как вы, ибо, согласитесь опять-таки, за что бы это можно было похвалить вас, не кривя душой?

Ведь если большинство будничных людей и не делает крупных отступлений от общепринятой морали, так это только потому, что оно вообще ничего не делает.

Из вышесказанного следует, что правдиво только порицание и только порицание искренно, ибо человеку необходимо порицать другого, так как чужие недостатки всегда оттеняют наши достоинства. Нам же необходимо убеждаться в существовании у нас достоинств и необходимо как можно чаще осязать их, ибо по миниатюрности своей они ежеминутно подвержены риску быть потерянными нами…

Итак, человек всего более искренен тогда, когда он порицает…

А отсюда следует, что пресса всегда искренна, ибо она всегда порицает. Это ея провиденциальное назначение, обусловленное всей капителью и путаницей условий русской жизни…

Именно пресса и есть самый искренний и правдивый друг общества, она есть зеркало его, и общество никогда не должно на нее пенять, памятуя некую мудрую пословицу.

Она отражает явления и факты, она хотела бы быть беспристрастной, но, боясь и не желая стать беспристрастной, всегда тяготеет в ту сторону, где сложено человеком и ныне уже покрывается пылью времени все то хорошее, что раньше не так давно считалось необходимым для жизни.

***

В Самаре есть один гуманный человек — это «Один из служащих его», как он подписал свое письмо в редакцию, обличающее порядки в зверинце г. Эйгуса.

Г. Эйгус с своим зверинцем в данное время в Нижнем, куда в ярмарочное время всегда стекается масса хищных животных, но «один из служащих его», очевидно, остался здесь, в Самаре, и ныне обличает г. Эйгуса за зверское обращение со зверями.

Он пишет:

«Вы знаите у нево было шесть львоф, а сейчас осталось пять, одного совершенно здоровова он, нахал, повесил, дорогой между Симбирском и Самарой, шкуру снял, а труп бросил в Волгу, затем мы шли до Нижняго тринадцать суток, и за это все время он кормил несчастных зверей, клянусь вам, только всего два раза и жывотныя ныли от голода, а приехавши в Нижний через десять суток околел слон Боско».

Дальше идет речь о дровах, о керосине и еще о чем-то таком, что написано не только совершенно непонятно, но и вполне неразборчиво.

***

Вы ничего особеннаго не прозираете в этом обличении? Оно вам не кажется типичным недоразумением, происшедшим в душе русскаго человека, слегка тронутаго веянием культуры?

А право же это именно так.

Человек, проникшийся состраданием к африканским зверям, положение которых во всяком случае более обеспечено и сытно, чем, например, положение бродящих армий косцов, жнецов и иных русских людей, не знающих, где и на чем урвать себе кусок хлеба. Этот человек, близкий родственник тем гуманным господам, которые устроили общество покровительства животным и не обращают ни малейшаго внимания на уличных беспризорных детей.

В обличении г. Эйгуса одним из его служащих сказалась все та же русская гуманность, которая воспаляется со страданием при виде занозы в пальце и совершенно равнодушна при виде пустоты в желудке и голове ближняго.

Иегудиил Хламида
9 августа 1895 года, №170


Наученные Горьким. Часть тринадцатая


 

Метки

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение