Код культуры

Сможет ли Самара соединить концепцию, желание и опыт для сохранения архитектурных памятников

Большая и очень хорошая новость — на коллегии минкультуры РФ, состоявшейся 3 июня, утверждена «Концепция по сохранению памятников деревянного зодчества».

Документ важный и многострадальный — концепция была готова еще три года назад, но все это время авторам приходилось преодолевать инертность и наблюдать, как гибнут памятники, включенные в список «особо ценных». Успенская церковь в Кондопоге стояла номером один и была сожжена вандалом в 2018 году. Как считают специалисты — утрачена безвозвратно.

Всего в России 8 889 официальных деревянных памятников. Много? При том, что общее число памятников превышает 140 тысяч, — не слишком. Но сложность этого наследия и его уникальность делают вопрос сохранности особенно важным.

Деревянная архитектура — это русская традиция. И не только русская, но и татарская, мордовская, башкирская. Весь наш традиционный жизненный уклад — это жизнь в деревянных домах, с деревянной же утварью. Каким бы пластиковым ни становился весь мир, значение дерева и леса для нашей ментальности никуда не исчезнет, быть может, станет менее явным.

Концептуальное решение

Принятая минкультом концепция призвана прежде всего спасти особо ценные ПДЗ — памятники деревянного зодчества. Их немного — всего 87, и каждый из них действительно шедевр мирового уровня. Это самые русские шедевры, их сохранение — национальная задача.

На эти памятники будут выделены средства из федерального бюджета. Сейчас речь идет об общей сумме до 15 млрд рублей. Но как быть в этой ситуации, например, Самаре?

У нас ведь нет таких безусловных шедевров, как в Кижах или Томске. Несколько десятков ОКН в городе — это деревянные или каменно-деревянные дома, но признаемся честно — великих шедевров среди них нет.

Это никак не умаляет ценности наших «деревяшек» для нашей памяти. Да и само представление о шедевре… «Красота, как известно, в глазах смотрящего». Поэтому одной из лучших книг и памятником является альбом «Деревянные украсы Самары», созданный в начале века Ваганом Каркарьяном.

Это наше, самарское! И очень печально, что многие из домов остались только на страницах альбома про «украсы». Можно уже печатать другой альбом — «Деревянные УТРАТЫ Самары». Поэтому сохранение деревянного наследия в городе не терпит отлагательств. Но что же делать, если нет денег у муниципалитета, да и в федеральные программы не попадешь?

Отвечает архитектор-реставратор I категории Николай Чернышов — один из авторов концепции.

— На первом этапе — практически полный отказ от проведения реставрационных работ в пользу графической фиксации, обеспечения физической безопасности, противоаварийных работ и консервации объектов культурного наследия. При этом все составляющие процесса сохранения должны быть обеспечены инновационными методиками и оборудованием. Конечно, некоторое количество реставрируемых объектов должно быть в работе, и их количество должно неуклонно наращиваться, при этом их выбор должен основываться на четких критериях приоритетности финансирования и обеспеченности финансированием вплоть до завершения работ или предусмотренного проектом этапа. Оперируя цифрой в 8,5 тысячи объектов, необходимо понимать, что это отнюдь не весь подлежащий сохранению тем или иным способом фонд деревянного зодчества. Такие здания есть и среди ценных градоформирующих объектов, расположенных в исторических поселениях и в зонах охраны объектов культурного наследия, и среди предназначенных к сносу деревянных строений, не подлежащих государственной охране. Конструктивные особенности отечественного деревянного зодчества позволяют осуществлять их перемещение, а это в случае с объектами, не являющимися памятниками, означает возможность их дальнейшего использования на новом месте или создания на их основе обменных коллекторов реставрационных материалов, конструкций и декоративных элементов, — говорит архитектор.

И снова ТСФ

В Самаре уже есть мощный и большой проект по сохранению деревянных домов и ценной городской среды. Это наш любимый «Том Сойер Фест», который недавно начался в пятый раз. Все, что делается в рамках этого проекта, полностью укладывается в концепцию, принятую министерством культуры.

Более того, наш фестиваль отчасти подвиг министерства и ведомства на изменения в законодательстве, для широкого привлечения волонтеров не только к «дай пятеру», но и к реальному восстановлению городского среды.

Об этом уже писалось неоднократно, но главная проблема ТСФ — это его масштаб. В Самаре всего несколько десятков деревянных памятников, несколько сотен домов средовой застройки, но фестивалю понадобится целый век, чтобы спасти весь город.

И сегодня, после принятия концепции, наступает момент, когда для сохранения деревянного наследия нужен качественный рывок. Просто, чтобы успеть сохранить хотя бы куски средовой самарской застройки XIX века — самое ценное, что у нас есть.

И для этого нужно не просто объединять усилия, но и учиться. Это, пожалуй, главное. Тем более что и учителя есть. Заинтересованные в успехе учеников. Например, можно было бы пригласить Никиту Кирсанова — председателя комитета по сохранению исторического наследия департамента архитектуры и градостроительства администрации города Томска. Он хорошо знает про то, как спасать деревянные дома и как сделать работающей схему «памятник за рубль».

Но только это должен быть не частный интерес самарских активистов и не участие в очередном урбанистическом форуме, а настоящий и качественный ликбез. Есть концепция, есть памятники, есть желание и опыт. Сможет ли Самара соединить все это вместе? Вопрос не праздный.

Ожидаемые результаты реализации «Концепции по сохранению памятников деревянного зодчества» до 2025 года

1. Будет обеспечена сохранность 87 особо ценных памятников деревянного зодчества (ПДЗ) и 813 ПДЗ из группы риска (то есть тех памятников, которые сейчас находятся в аварийном и неудовлетворительном состоянии). При том, что на учете стоят 8 889 ПДЗ.

2. Подготовлена единая номинация кластерного типа «Шедевры деревянного зодчества России» для включения в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, которая охватила бы не менее 25 ПДЗ из группы особо ценных.

3. Повышена пожарная безопасность 60% всех ПДЗ.

4. Более 90% ПДЗ включено в культурный оборот, и более 60% ПДЗ включено в хозяйственный оборот.

5. Реализована программа всесторонней презентации ПДЗ, подготовлен ряд востребованных туристских продуктов, в котором задействованы памятники деревянного зодчества.


Почему, уничтожив дома-памятники деревянного зодчества, самарцы потеряют свою уникальность


 

Метки

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение