Маленькая улица -большое уважение

19.02.2010

1360

Автор:

Ново-Садовую не будут переименовывать в Славянскую
В последнее время на карте Самары стали появляться новые названия — и это вызывает бурю чувств у горожан, причем возмущенные голоса слышатся, как всегда, громче.
Мы побеседовали с Глебом Алексу­шиным — членом топонимической комиссии, чтобы узнать, какие еще изменения нас ждут и согласно каким принципам появляются но­вые названия.
— Глеб Владимирович, насколько не­обходимы нынешние переименования?
— Если честно, необходима хотя бы ра­бота по замене документов: огромное коли­чество старых названий незаконны. Возь­мем, к примеру, ту же улицу Куйбышевскую. Согласно первоначальным документам, это улица Куйбышева. Департамент строитель­ства и архитектуры, который должен за всем этим следить, сам находится на улице Галак­тионовской, которая на самом деле улица Га­лактионова. Так что потребность в переи­менованиях велика — и она даже больше не историческая, а юридическая. А то получает­ся, что мы живем на улицах, которых нет.
— Подобные «обновления» вряд ли спо­собны вызвать такой шум, как, напри­мер, переименование Поляны им. Фрун­зе в Барбошину поляну…
— Я стал членом топонимической комис­сии в 2007 году, поэтому отвечать за более ранние переименования, как за свою работу, я не могу: с чем-то я согласен, с чем-то не со­гласен. Я, например, голосовал против пере­именования Первомайской в улицу Дмитрия Козлова. В новом микрорайоне Заречье у нас 18 новых названий, некоторые меня не устра­ивают: например, мне не совсем понятно со­хранение названия улицы Светлой. Это же абсолютно пустое, бессмысленное название, я противник такой безынформативности. Я предлагал назвать эту улицу Соль-Илецкой, или Большечерниговской, или Большеглу­шицкой — это указывало бы на направление и поддерживало некую взаимосвязь внутри жителей самарского сообщества.
— Глеб Владимирович, а существует ли какая-то концепция, согласно которой появляются новые названия?
— Председатель комиссии Виктор Тархов обратился ко мне с предложением составить набор принципов, согласно которым долж­ны меняться названия самарских улиц. Я ему этот документ уже подготовил — так что ра­бота по созданию концепции ведется, но по­ка нельзя сказать, что она создана и тем бо­лее реализована.
Во-первых, названия должны быть стан­дартизированы: не должно быть так, что од­на улица названа в честь А.М. Аминева, вто­рая — в честь Губанова Г.П., третья — в честь Ивана Булкина, четвертая вообще Галактио­новская или Некрасовская. Они все вроде бы на одну тему, но все названы по-разному. Я считаю, что стандарт должен быть такой: имя и фамилия.
Еще один принцип — он вроде бы и рань­ше соблюдался, просто мы его проговорили и записали — живущим людям улицы не посвя­щать.
— Не получится ли так, что новых ге­роев позабудут так же быстро и надежно, как старых? Ведь о большинстве людей, в честь которых названы сейчас улицы го­рода, мы с ходу не можем вспомнить ни­чего.
— Чтобы люди знали, на первых домах улицы будут размещаться щиты с информа­цией о том, в честь кого и когда она названа. Поэтому я предлагал в управлении культу­ры: прежде чем заниматься переименовани­ями, нужно объяснять людям, например, кто такой Желябов… Нужно давать историю ули­цы: когда появилась, какие названия имела… Потом писать: «Желябов — убийца, терро­рист…» Не оценки ставить, а просто назы­вать вещи своими именами. Тогда люди будут задумываться: боже, а на какой улице-то мы живем! И переименования будут идти легче: у людей совесть будет просыпаться.
— Апочему вообще среди новых назва­ний очень много наименований в честь людей?
— Мы стараемся избегать тотального пере­веса таких названий. Ведь возможны и другие варианты: например, улица Космическая — тут есть указание на факты из истории горо­да. Мы оставили название Засамарской ули­це: само Заречье до революции и называлось Засамарской слободой.
Мы вообще стараемся, чтобы названия улиц соотносились с историей города. На­пример, почему я голосовал «за», когда ули­цу Желябова переименовывали в улицу Акса­кова? Предложение это было не мое, но мне оно понравилось по нескольким причинам: во-первых, Желябов был одним из убийц Александра Второго, а этому царю в Самаре поставили памятник — жители города отно­сились к нему с большим уважением и вряд ли бы согласились на то, чтобы в честь его убийцы была названа улица. Во-вторых, Же­лябов никогда не был в Самаре — и получает­ся, что улица ни географически, ни историче­ски никак не привязана к городу. А Григорий Аксаков — это самарский губернатор, родом из Самары, после того как он перестал быть губернатором, он стал губернским предводи­телем самарского дворянства и скончался на своем посту, отстаивая интересы самарцев. Именно его дочери отец Григория Аксако­ва, Сергей Тимофеевич, посвятил «Аленький цветочек» — это еще один тематический пласт, который в связи с новым названием может быть разработан. Если же человек никак не связан с Самарой — мы можем таким назва­нием пожертвовать. Например, я могу пообе­щать, что улицы Софьи Перовской у нас в Са­маре со временем не будет.
— Такая судьба ждет все «революцион­ные» улицы города — ведь их немало?
— Я с большим уважением отношусь к проблемам самарцев, которым приходит­ся менять паспорта, — поэтому лишнего де­лать не хочется. Но есть несколько названий, которые у меня в «черном списке». Желя­бов из него выбыл, на очереди Софья Пе­ровская — руководитель банды, которая уби­ла Александра Второго. Мы сейчас боремся с терроризмом — и при этом у нас есть улица, названная в честь террористов. Дальше, без­условно, очередь Венцека — эту сволочь рас­терзали самарцы сами, отбив его у белочехов, которые пытались его спасти от разъяренной толпы «благодарных» горожан. Его разорва­ли на части — в буквальном смысле слова, по­тому что он был председателем ревтрибунала и уничтожил огромное количество жителей Самары.
— Расположение некоторых переиме­нований, честно говоря, обескуражива­ет. Почему, например, Георгия Ратнера — удивительного человека и уникально­го хирурга – «задвинули» на 13-й проезд?
Мы стараемся выбрать, чтобы ули­ца была как можно меньше — мы не хотим досаждать гражданам, заставлять массу на­рода менять документы. Кстати, поэтому я предлагал переименовать в улицу Дми­трия Козлова не Первомайскую, а Искров­скую: махонькая улочка, два общежития, еще какая-то мелочь… Это не потревожило бы никого. И при этом улица находится как раз рядом с жилкомбинатом, который назы­вают «козловским домом». Во-вторых, Ис­кровская названа в честь газеты «Искра». Какое отношение она имеет к Самаре? Не было тут никакой «Искры» — мало ли куда ее возили… И не надо огорчаться, что ули­ца маленькая — уважение большое. А пере­именовывать серьезную улицу… У нас было предложение переименовать Ново-Садовую вместе с Демократической в Славянскую. Вы представляете себе последствия такого пере­именования? Вздрогнет весь город! Поэтому очередной принцип можно сформулировать так: для переименования нужно выбирать безобидное пространство — например, пло­щадь, на которой нет адресных единиц. Так, мы недавно Красноармейской площади вер­нули название Ильинской. Никто не постра­дал, а имя вернулось — достойное, яркое, красивое.

Читайте также:

Архив

Вам отвечает ГАИ

Задать свой вопрос сотрудникам Госавтоинспекции вы можете на нашем сайте www.old.sgrpess.ru либо позвонив в редакцию по телефону 979-75-84.

Архив

Дни рождения!

3 ИЮНЯ Усов Михаил Викторович, депутат Самарской губернской думы V созыва.

Архив

В Самаре пройдет фестиваль «Волжские театральные сезоны»

В Самаре с 24 по 30 апреля пройдет II Всероссийский фестиваль «Волжские театральные сезоны».