ГлавнаяКультураЛюди

Самарский художник 1ok о хейтерах, уличном искусстве и блатной романтике

Псевдоним 1ok правильно читать как «одинок», но близкие друзья зовут его Разок. Работы под именем этого уличного художника можно найти на стенах и заброшенных бетонных конструкциях в районе Студеного оврага. Именно здесь он оставляет свои концептуальные послания, которые потом фотографирует и отправляет в тематические паблики.

— Расскажи, как ты начал заниматься стрит-артом?

— Моей сестре как-то подарили журнал с фотографиями граффити, меня это заинтересовало. В то время я был еще школьником, даже баллонов с краской никогда не видел. Когда появилась возможность рисовать ими, я написал на стене слово из трех букв. Чертил его строго по кирпичным швам.

Я тогда уже понимал, что это рисунки на стенах не особо одобряет общество. Из-за этого выбирал места, где не бывает людей. Чтобы получать удовольствие от рисования, нужно максимально абстрагироваться от людей.

— В каком районе города ты начинал рисовать?

— В «закристалье», то есть за магазином «Кристалл». Это на улице XXII Партсъезда. Это мой родной район. Здесь есть такая территория, которую местные называют «черный садик» — детский сад с забором черного цвета. Рядом были постройки, на которых все время кто-то что-то рисовал. Ну и я решил попробовать.

Помню, например, раньше в метро продавали сборники с хип-хоп музыкой. На них были обложки в стиле граффити. Я попытался  пару раз перерисовать, но понял, что у меня не получается.

— Что тебя подтолкнуло к тому, чтобы начать рисовать? Жизнь в твоем районе?

— Можно сказать, что не только в районе, а вообще в городе. Окружение вызывало внутри меня протест. Так, среди моих друзей и знакомых не было людей, которые занимаются творчеством. Они были поклонниками блатной романтики, которая мне не интересна.

С другой стороны, каждый раз, идя к улице Победы, я замечал, что там все стены были «забомблены». Авторы этих надписей научили меня обращать внимание на детали. Открытием для меня стали дома на Победе, где граффити-художник Гвоздь написал на всех дымоходах по отдельной букве из своего имени.

А однажды я увидел объявление, что самарский художник Арт Абстрактов организует первую в истории города галерею уличного искусства «Бэкграунд» на улице Ленинградской. Я захотел принять в ней участие и написал ему. Он ответил, что мои работы ему нравятся. Тогда я понял, что то, что я делаю, реально кому-то интересно.

— Почему среди всех направлений ты выбрал трафареты?

— У меня нет навыков для того, чтобы создавать высокохудожественные рисунки. Текст дает возможность подточить его как нужно, выровнять, создать по определенному шаблону. У меня есть желание высказаться, но нет другой возможности сделать это, кроме слов.

— Есть мнение, что современному художнику не обязательно уметь рисовать. Ты согласен?

— Это верно. Но к строчкам на стенах я начал добавлять какие-то небрежные, неподготовленные элементы и персонажи. Получается, что сама фраза находится в строгих гранях, а все, что за ней – это экспрессивный фон.

— Как ты готовишь трафареты?

— Практически всегда придумываю новый шрифт, то есть подстраиваю под простоту черчения. Я получаю удовольствие от создания работы с начала и до конца. Делаю все вручную. У меня есть много готовых трафаретов. Их, конечно, можно заказать в типографии, но такой путь не для меня.

— Сколько времени уходит на создание работы?

— Недавно договорился порисовать с другом из Новокуйбышевска – художником Ваней БВ. Для этого я создал трафареты около полуметра высотой — по 11 букв в каждом слове. На все это ушло часа два. Вырезка почти не занимает времени, просто веди ножом. Главное не забыть подложить фанеру.

Заметил еще такую вещь, что нужно стирать лишние линии, которые наносишь при разметке. Сначала тебе кажется, что ты помнишь, где нужно вырезать, а на третьей букве просто удаляешь лишний кусок, который выпадает.

— Как вообще все то, что ты наносишь на стены, появляется в твоей голове?

— Я очень давно пишу стихи. Меня даже публиковали в московском сборнике поэтов. Чтобы начать работу, мне нужно найти что-то проблемное, наболевшее. Потом под эти эмоции я подбираю слова. Мне кажется, что поднимать социальные темы и говорить про любовь это круто. Чем больше слов, тем масштабнее работа.

— Как ты попал в сборник стихов, да к тому же московский?

— Мне написала руководитель одного издательского дома. Она предложила занять несколько страниц в их сборнике. Я специально не готовился, просто скинул старые тексты. Редакторы не поменяли ни слова. Это обычный рекламный ход: тебе предложили отметиться, но за деньги. При этом ты должен купить несколько копий книги. Часть экземпляров сборника находится в московской библиотеке.

— В своих работах ты используешь фразы, сказанные кем-то в повседневной жизни?

— Можно просто записать одно слово, чтобы оно дало импульс для развития. Например, на работе поругаешься с кем-то и сразу накинешь эмоциональный текст. Не знаю людей, которым нравится их работа. Она всегда приедается и надоедает. Сейчас я уволился, а раньше работал кладовщиком.

— Твои работы можно встретить в различных пабликах и группах в социальных сетях. Ты сам их продвигаешь?

— Я просто загружаю фото и отправляю.  Не все работы публикуют, не везде люди оставляют хорошие комментарии. Я просто стараюсь делать то, что трогает за душу.

— Есть ли у тебя хейтеры?

— Я с ними лично не сталкивался и не общался. Как можно отвечать тем, кто просто пишет негативные отзывы в интернете? У всех свой вкус. Один раз я опубликовал работу под названием «Мы квиты», которая символизировала отношения между мужчиной и женщиной. Так один человек перефразировал надпись в какую-то пошлость. Думаю, он просто ничего не понимает в отношениях.

— Как ты смотришь на то, чтобы создавать работы в историческом центре?

— Там невозможно спокойно заниматься рисованием, потому что большую роль играет скорость создания стрит-арта. Чтобы художник раскрыл свою душу, нужно время, а люди не дают этого сделать. Просто встань на обочине и потряси баллоном в руке, к тебе обязательно подойдет кто-нибудь и скажет: «Ты что собрался делать?».

— У тебя есть планы по созданию новых объектов? Например, инсталляций?

— Раньше я работал на складах. Там было много картонных коробок. Часто смотрел на них с мыслью, что когда-нибудь я с ними что-то сделаю. Сейчас я уволился, но идея осталась.

Первый раз я работал с коробками во время фестиваля на «Амбаре», тогда я понял, что никакой клей так не взаимодействовал с картоном, как монтажная пена. Это опыт.

Жаль, что важные вещи мне приходилось узнавать самому. У меня не было друзей художников, с которыми можно было бы поработать. Если бы я предложил любому своему знакомому «с района» мне помочь, он бы просто ответил: «Ты что, больной что ли? Пойдем, я лучше кого-нибудь ограблю».(смеется)

Метки
Показать ещё

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение