Исторические версииИстория городаКультура

Как в Самаре оказался «Черный квадрат» Малевича. Часть 3

Часть первая
Часть вторая

В будущем году исполнится 140 лет со дня рождения художника и философа, основателя художественного течения «супрематизм» Казимира Малевича. Его «Черный квадрат» признан во всем мире иконой современного искусства. И для современных художников и поклонников искусства он — полубог.

Но в нашей стране до сих пор нет ни одного памятника великому сыну России, ни одного музея, ему посвященного. И если говорить о повышении статуса Самары как культурного и туристического центра, то было бы большим вкладом в это открытие памятника художнику в нашем городе. Почему? Здесь в эвакуации находились его жена и дочь, здесь жили родственники его родной сестры, здесь и поныне проживают потомки его супруги, Натальи Андреевны Манченко. Наконец, за последние пару десятилетий именно Самара явила искусствоведам несколько дотоле неизвестных его произведений. В том числе и предположительно самый первый, написанный в 1913 году вариант «Черного квадрата».

Появление нового, самарского «Черного квадрата» очень озадачило искусствоведов. Они засомневались в подлинности картин, лежавших в подвале «Инкомбанка». В середине 90-х годов были налажены прямые связи с музеями и частными коллекционерами, имеющими работы Казимира Малевича. Знатокам творчества отца супрематизма казалось, что все его наследие уже досконально описано и изучено.

Получилось так, что художник был назван гением во всем мире задолго до того, как его стали официально признавать на родине. Дело в том, что Малевич в конце 20-х годов, когда еще выезд из Страны Советов за границу был открыт, оставил подборку своих картин в Германии. В 1927 году в Варшаве в отеле Polonia польские авангардисты организовали его выставку «Ретроспектива от реализма до архитектонов». Ее ждал большой успех. Сразу после Польши Малевич отправился в Германию. Художник остановился в доме знакомого по Москве инженера Ханса фон Ризена. В Германии Казимир Северинович издает книгу «Супрематизм: Мир как беспредметность, или Вечный покой». Художник из России знакомится с местными архитекторами, профессором «Баухауза» Вальтером Гропиусом, который приглашает россиянина преподавать в этой знаменитой лаборатории современного западноевропейского искусства. Наконец ему организуют выставку. Сбылись мечты, Малевич счастлив.

Нет пророка в своем Отечестве

Но вдруг художник получает приказ немедленно выехать в Ленинград. Он не может дождаться окончания своей выставки. Его работы остались на попечении фон Ризена и немецкого художника Ханса Рихтера. Как оказалось, навсегда. Они попали в местные музеи и частные коллекции.

А самому Малевичу не только не разрешили вернуться за работами, но и арестовали как немецкого шпиона в 1930 году. К счастью, обвинения не подтвердились, и его вскоре выпустили. Тогда же состоялась и выставка работ художника в Киеве. Ни одного благожелательного отклика, насмешки и хула.

Тюрьма и травля значительно подорвали здоровье немолодого мэтра. После освобождения Малевич живет в Ленинграде — недалеко от Исаакиевского собора, на третьем этаже, в двухкомнатной квартире. Вместе с ним — его мать, Людвига Александровна, жена, Наталья Андреевна, дочь Уна. Единственным близким другом для него в это время становится гениальный поэт Даниил Хармс. Умер художник в 1935 году. Родственники передали все оставшиеся картины государству.

Следствие ведут искусствоведы

Как же получилось, что несколько работ выпало из поля зрения искусствоведов? Возможно ли, что прибывший из Самары «Квадрат» подлинный? Знатоки творчества Малевича начинают попутно с тщательной экспертизой картины собственное расследование.

Питерский искусствовед Елена Скворцова знала по переписке вдову художника. Она расспросила и эксперта Ирину Вакар, которая также участвовала в определении подлинности «Квадрата». Та подтвердила, что Наталья Манченко жила вместе с сестрой Анжеликой в СанктПетербурге. В тесной малогабаритной квартире. Преданная сестра пережила Наталью Андреевну всего на несколько месяцев. Ухаживали за больными и хоронили старушек родственники из Самары. Им, конечно, пришлось очень тяжело.

«Знаю я и наследницу, внучку Анжелики Андреевны, — пишет в своих воспоминаниях о расследовании Елена Скворцова. — Ведь у самой Натальи Андреевны не было детей. Это люди совершенно не авантюрного склада, исключительно порядочные».

Поговорив с наследницей, искусствовед выяснила, что «Черный квадрат» даже не был хорошенько спрятан. О нем, повидимому, просто забыли. Картина хранилась в чулане, на дне ящика с картошкой. Возможно, пожилые женщины не придавали ей значения и не считали какой-то ценностью.

Вероятно, это именно та картина, которая фигурирует на фото похорон мэтра, покоящегося в разноцветном супрематическом гробу, у которого плачут Наталья Андреевна и маленькая Уна. Таким образом происхождение полотна было подтверждено. И рентгеновские исследования указали на подлинность картины. Под слоем краски нашли подпись Малевича, да и манера письма была точно его. Остался вопрос о том, насколько правильна датировка произведения. Ведь художник был известным мистификатором. Так что вопрос, первый это вариант «Черного квадрата» или последний, остается все еще открытым. Окончание следует.

Из воспоминаний Евгении Рафалович-Полуэктовой, родственницы Малевича:

— Каким я помню Казимира Севериновича? Он был выше среднего роста, плотный, широкоплечий, полноватый. Лицо у него было круглое, с чуть обвисшими щеками, рябое (следы перенесенной оспы), губы тонкие, глаза серые, брови широкие, но редкие. Волосы темные, прямые, длинные, зачесанные назад. Малевич внешне подражал Льву Толстому: ходил в длинной, сурового полотна, блузе, подпоясывался шнуром, летом ходил босиком. Помню, рассказывал о своей дружбе с Сергеем Есениным. У нас дома был портрет поэта, который он написал.

Справка «СГ»:

У самарского холста на обороте написано: «Второй квадрат, 1913 год». Но это, возможно, легенда, которую создал сам Малевич. Он часто ставил не реальный год создания картины, а то время, когда у него возник ее замысел. Когда же именно художник написал этот «квадрат» и почему назвал «вторым»? Нет никаких данных. Он мог написать его в 1915 году и выставлять на выставке-манифесте, где было несколько «квадратов» Малевича — не все они вычислены, не все сохранились.

Метки
Показать ещё

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение