Исторические версии

130 лет институту Пастера. Как самарские доктора помогали бороться с бешенством. Часть 3

Знаменитый исследовательский Институт Пастера был открыт в столице Франции в 1888 году. Его основали на средства, собранные по международной подписке. Крупную сумму денег пожертвовали жители России, в том числе нашей губернии. Самарские врачи переняли у французов методику вакцинации и основали в городе третью в Российской Империи и четвертую в мире Пастеровскую станцию. История эта полна неожиданных поворотов.

Кляуза из Парижа
В губернии пристально следили за ходом лечения своих земляков — укушенных волком крестьян в столице Франции. В «Самарской газете» сообщалось, что даже руководство российских железных дорог отдало приказ пропускать состав, в котором везут потерпевших, в первую очередь. Общеизвестно, что жизнь несчастных напрямую зависит от скорости их прибытия в Париж. Наконец все вздыхают с облегчением: земляки у Пастера, долгое и трудное лечение началось.

И вдруг «СГ» бьет тревогу. В номере 131 публикуется «Письмо к редактору», подписанное врачами Шаровским и Родзевичем, в котором они упрекают другое издание, «Самарский справочный листок», за то, что оно опубликовало порочащую их информацию. Под заголовком «Самарцы отличились» на его страницах вышла кляуза парижского недоброжелателя докторов, некоего господина Тюллье. Шаровский и Родзевич просят «СГ» как почтенное издание во всем разобраться, прилагая к обращению подробный отчет о своем путешествии.

Вот выдержки из письма Тюллье: «Как объяснить и назвать поведение врачей, прибывших из Самары с укушенными волком больными? Для них эти несчастные, им порученные, не более, не менее, чем чемоданы, перетаскиваемые ежедневно в лабораторию г-на Пастера. Ни забот, ни врачебной помощи, ни дружеского слова, ласки или совета — ничего, кроме пренебрежения одного и равнодушия другого. В течение девяти дней эти несчастные были заброшены в своих помещениях и не смели из страха потеряться выходить на улицу, пока господа доктора гуляли по Парижу и веселились».

Поддержка от Луи Пастера
В ответ «СГ» публикует финансовый отчет оклеветанных докторов, подписанный 17 июня 1886 года членом Губернской Земской управы князем Хованским. Из документа следует, что самарские врачи не только не растратили выданных им денег, но даже сэкономили их. Помимо урезания собственных расходов в столице Франции Шаровский и Родзевич экономили и на билетах: они ехали вместе с больными в вагоне 3-го класса, а не 2-го, как было предусмотрено сметой. Кроме того, медики поясняют, что вынуждены были оставлять крестьян одних, сопроводив их в гостиницу после прививки, чтобы вернуться в лабораторию для овладения методом Луи Пастера.

В «СГ» приводятся также письма, написанные самим Пастером и его сотрудником доктором Гранше в защиту самарцев. Отвечая на запрос доктора Паршенского о поведении его коллег, врач парижской лаборатории отмечает: «Я имею честь удостоверить, что гг. Шаровский и Родзевич выполнили свои обязанности к полному удовольствию г. Пастера и моему. Особа, которая является в лабораторию под именем D-r. Thullier, мне неизвестна, и ее мнение для меня не имеет ни малейшего значения».

Гордость Франции
Журналисты «СГ» подозревают, что кампания клеветы против самарских врачей была развязана для того, чтобы навредить авторитету Пастера. Издание постоянно публикует новости об ученом, приветствуя все то, что поддерживает его на научном пути. «СГ» перепечатывает из столичных «Биржевых новостей» информацию о перечислениях в фонд создания Института Пастера в Париже. Журналисты отмечают, что самый большой взнос за первую половину 1886 года внес турецкий султан — 50 тысяч франков. А 8 июня 1886-го «СГ» публикует перевод отрывка из благодарственного письма доктора Войнова Луи Пастеру, размещенного на страницах парижской газеты «Матен». В нем говорится о сцене, свидетелем которой россиянин стал на торжественном собрании «спасательного общества», поднесшего изобретателю вакцины почетный диплом. Когда Войнов вошел в Сорбонну, русские дети, которых он сопровождал, захотели выразить свою благодарность ученому, и «публика, поняв чувства, волновавшие детей, подняла их на руки и поднесла к Пастеру, которого они целовали». Неожиданность этого порыва детской признательности, волнение растроганного знаменитого ученого и восторженные аплодисменты собравшихся, по мнению автора, «служили живым выражением того сочувствия и восхищения, которые и французы, и иностранцы питают к человеку, составляющему гордость Франции».

Окончание следует.

Хронология создания Пастеровской станции в Самаре

21 апреля 1886 года
Мальчик Дима Колябин по окончании курса лечения от водобоязни возвратился из Парижа в Самару.

21 и 22 апреля 1886 года
В Ставропольском уезде губернии бешеным волком искусаны пять крестьян. По распоряжению земства пострадавшие вызываются в Самару для отправки на излечение в Париж к доктору Пастеру.

29 апреля 1886 года

Самарская губернская земская управа утвердила в качестве сопровождающих для крестьян врачей Шаровского и Родзевича.

11 мая 1886 года
Пастер разрешил доктору Владимиру Паршенскому открыть самарскую Пастеровскую станцию. Для овладения методом врач побывал в Париже, командированный земством, которое и решило устроить в городе прививочную станцию.

29 июня 1886 года
В Самару поступило уведомление медицинского департамента Министерства внутренних дел об отсутствии препятствий к применению в губернской больнице лечения от водобоязни по способу Пастера.

Удостоверение профессора Луи Пастера:
Париж, 23 (11) июня 1886 года

"Имею честь удостоверить, что врач Шаровский, который приводил в мою лабораторию для предохранительного лечения от бешенства четверых русских из Самары, укушенных бешеным волком, относился к больным со всем вниманием, какого требует возложенное на него поручение. Ни разу мне не пришлось сделать ни малейшего замечания за какую-либо небрежность с его стороны. Напротив, я сказал господину, который присвоил себе право делать ложные доносы на врача Шаровского и многих других русских врачей, чтобы он не посещал более мою лабораторию, где он держал себя крайне беззастенчиво".

Справка
В связи с тем, что в разных источниках написание имен и фамилий врачей, фигурирующих в нашей статье, различается, историк самарской медицины Николай Ретин, изучив местные адрес-календари, вносит поправки: имя первого директора Пастеровской станции в Самаре Паршенского Владимир, а не Виктор. Фамилии врачей, сопровождавших ставропольских крестьян в их путешествии к Пастеру, — Шаровский и Родзевич.

Метки
Показать ещё

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение