Исторические версии

130 лет институту Пастера. Как самарские доктора помогали бороться с бешенством. Часть 2

Знаменитый исследовательский Институт Пастера был открыт в столице Франции в 1888 году. Его основали на средства, собранные по международной подписке. Крупную сумму денег пожертвовали жители России, в том числе нашей губернии. Самарские врачи переняли у французов методику вакцинации и основали в городе третью в Российской Империи и четвертую в мире Пастеровскую станцию. История эта полна неожиданных поворотов. 

Начало в №92 (6030)
от 16 июня 2018 года.

Ставропольские больные

Через два месяца Диму Колябина привезли в Самару в полном здравии. А тем временем в клинику Пастера в сопровождении уже других врачей Самарской губернской земской больницы, Владимира Родзевига и Николая Шаровского, приехали пятеро крестьян. Они были из Ставропольского уезда. Случай еще более тяжелый — их искусал бешеный волк. К сожалению, одного из крестьян лечить было уже поздно: к моменту приезда у больного появились классические признаки бешенства, и вскоре он умер. Но остальные четверо, как оказалось, прибыли в Париж вовремя. Под руководством Пастера русские врачи сами начали борьбу за жизнь пациентов.

Постепенно в парижскую лабораторию потянулись зараженные бешенством со всех концов мира. Очень много было ходоков из России — с Тамбовщины, Смоленщины. Доктор Войнов прибыл с целой делегацией покусанных собаками русских, среди которых было немало детей.

Клевета и опровержения

Однако не все были рады успехам великого ученого. Во Франции развернулась настоящая кампания против него. Возмущались представители старейшей в мире Лионской ветеринарной школы, которые утверждали, что, будучи у них проездом, Луи Пасте подсмотрел приемы вакцинации у Пьера Виктора Галтье, который только начинал делать прививки животным. Другие обвиняли ученого в том, что он, не имея врачебного образования и не изучив как следует новое средство, стал применять свой метод на людях. Масла в огонь подлила и смерть одного из укушенных волком крестьян.

Луи Пастеру, 50-летнему больному человеку, подволакивающему ногу и плохо владевшему левой рукой в результате перенесенного инсульта, было тяжело слышать обвинения. Да, он опирался на поиски других докторов и ветеринаров, да, он не имел врачебного диплома, но у него были соратники — доктора Ру и Гранше, которые занимались адаптацией вакцины для человеческого организма и делали уколы. Да, он взял на себя ответственность, сделав попытку спасти ребенка до конца не изученным препаратом. Пастер просто не успел, как собирался, сделать пробную прививку самому себе, предварительно заразив себя бешенством. Но ведь благодаря его отчаянной смелости мальчик остался жив! Ученый представлял, что означал бы для него провал попытки спасти Йозефа Майстера. Но он рискнул всем, в память о трех своих детях, чьи жизни унесла эпидемия тифа.

Противники Пастеровского института

Особенно обострилась борьба сторонников и противников ученого летом 1886 года, когда в Муниципальном Совете Парижа решался вопрос об отведении земельного участка под создание Института Пастера. Врачи Гатьо и Наварр обвиняли создателя вакцины в том, что он просто промышленник, который выжимает прибыль из своих патентов. Они упрекали ученого и в том, что он хочет сохранить открытый им способ в тайне, поэтому люди вынуждены ехать к нему за лечением со всех концов света. Говорили также, что прежде чем испытывать вакцину на русских, Пастер должен был ее как следует проверить на животных, ведь некоторые из пациентов все же умерли. Но соратники ученого выступили с опровержением этих обвинений и напечатали свои доводы в газете «Матен». В результате мэрия Парижа со скрипом согласилась выделить под строительство института участок в 2500 квадратных метров, землю предоставили на 30 лет. От этого половинчатого и даже унизительного решения друзья Пастера пришли в полное возмущение.

Интересно, но полемика в «Матен» нашла отражение в «Самарской газете». Хотя журналисты и позволяли себе шутки по поводу «модной новинки — собачьего бешенства», они рьяно встали на защиту «благодетеля человечества». В самарском издании писали: «На днях в Париже, говорит «Новое время», состоялся именно «митинг негодования» против знаменитого ученого. Собрание имело «научно революционный» характер и состояло из каких-то заштатных ветеринаров, врачей без практики, членов муниципального совета из красных — Луизы Мишель и других подобных «ученых». Все речи сводились к тому, что у Пастера одна только цель в жизни — нажива и что алчность его к деньгам не знает пределов. Вообще, во всех речах «ораторов» так и звучала самая гнусная зависть. С высокой ораторской трибуны Пастера осыпали самою площадною бранью: и круглый он невежда, и дурной человек, и шарлатан, и карьерист, и душегуб. Своею известностью и богатством он обязан-де духовенству и императрице Евгении, страсти которой он разжигал, а также оппортунистам. Особенно досталось Пастеру от какого-то ветеринара, который отозвался с крайним презрением обо всех открытиях ученого, а также от некоего Менорваля, торгующего супом в квартале Марэ».

Не менее стойко защищали журналисты «Самарской газеты» честь и достоинство наших врачей Родзевига и Шаровского, которых некий господин Тюллье публично обвинил в оставлении без помощи и внимания ставропольских крестьян и в растрате выданных им денег на пьянство и посещение борделей. Но об этом — в следующем номере «СГ».

Продолжение следует

Хронология создания Пастеровской станции в Самаре

26 октября 1885 года
Сообщение Луи Пастера Французской академии наук о возможности предупреж- дения бешенства (водобояз- ни) после укуса бешеными животными и подробности применения способа.

6 февраля 1886 года
Министр народного просвещения Александр Головнин по соглашению с министром внутренних дел Дмитрием Толстым обратился к Луи Па- стеру с письмом, в котором просил разрешить русским врачам изучать его метод под его непосредственным руководством. Ученый в своем ответе сообщил о готовности принять наших специалистов и просил обсудить целесообразность денежного пособия создаваемого в Париже прививочного учреждения.

1 марта 1886 года
Новый доклад Пастера во Французской академии наук, в котором он изложил результаты своих исследований по профилактике бешенства, предложил создать в Париже Институт для лечения этой болезни прививками.

15 марта 1886 года
Собрание общества самарских врачей, на котором было рассмотрено предложение докторов Паршенского и Хардина об устройстве в Самаре лечебницы для лечения водобоязни по способу Пастера. Избрана комиссия для реализации этого проекта.

Метки
Показать ещё

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение