Общество

Как благотворители меняют Самару

В пятницу, 13 апреля, в России отмечался День мецената и благотворителя. Наше издание в этот день собрало экспертов, чтобы они рассказали, как на рубеже прошлых веков купцы, а в 21-м столетии бизнесмены помогали в благоустройстве города.

Фасады и ландшафт
Ремонтировать исторические здания, благоустраивать скверы и бульвары, устанавливать скульптуры и памятники — вот лишь небольшой перечень того, как современные благотворители помогают в преображении городского пространства. За последние годы только в Самарском и Ленинском районах за счет частных средств был покрашен 81 фасад. В 2016 году меценаты также выделяли средства на обновление зданий на въездах в город: была отремонтирована целая серия домов на улице Авроры.

Особое место занимают объекты культурного наследия. Ремонт таких зданий не только финансово более затратен, но и требует максимально ответственного подхода. По словам главного городского архитектора Алексея Самарцева, с 2015 по 2017 год за счет частных средств было отремонтировано 16 таких объектов. Расположены они в основном в исторической части Самары. Обновили фасады зданий по улицам Куйбышева, Алексея Толстого и другим.

— Мы рассмотрели возможность создания упрощенной схемы ремонта на объектах культурного наследия. В работы входило не только обновление фасада, но и ремонт кровли. Управление главного архитектора выполняло подготовку необходимого пакета документов, включая колерные карты. Еженедельно мы выезжали и контролировали ход работ, а также участвовали в приемке объектов, — рассказал Самарцев.

Облик города создает не только архитектурная застройка, но и общественные пространства. В устройстве парков и скверов, установке ландшафтных композиций и скульптур также принимают участие благотворители.

— В 2016 году за счет средств инвесторов мы провели четыре открытых архитектурных конкурса. Это конкурс на лучший проект комплексного благоустройства Комсомольской площади с установкой памятного знака около здания управления железной дороги. Второй конкурс — по восстановлению деревянной башни на пересечении улиц Водников и Кутякова. Кроме того, частные лица профинансировали конкурсы на лучший проект благоустройства пешеходного бульвара по проспекту Металлургов от улицы Елизарова до заводоуправления, а также конкурс на создание и установку памятника Петру Алабину на Красноармейском спуске, — рассказал главный архитектор.

Поддержан частными средствами был в 2017 году и конкурс на лучшее архитектурно-скульптурное решение памятника создателям ракетно-космической отрасли, который планируется установить на площадке у музея «Самара Космическая».

Часть этих проектов уже воплощена в жизнь. За счет средств муниципалитета была построена деревянная крепость на улице Кутякова.

Ремонт Ильинской площади тоже проводился за счет частных средств. Помогали благотворители и в благоустройстве бульвара на улице Стара-Загора.

— На реконструкцию бульвара выделяли средства 10 организаций и пять физических лиц. Эти деньги направлялись, к примеру, на приобретение тротуарной плитки, бордюрного камня. Мы предлагали участникам установить памятный элемент, где будут перечислены фамилии горожан и названия организаций, которые вложили средства, — рассказал главный архитектор.

В роли благотворителей проявили себя «ПСК Волга», «НПФ «XXI век», «Стройсервис», «Лапп Руссия», «Владимир», «Дом- 75», «Вертикаль», «Трансгруз», «Шард» и другие. Однако роль меценатов от благоустройства при- меряют на себя и общественники. Волонтеры «Том Сойер Фест» покрасили фасады 11 домов в старом центре Самары.

Добрые традиции
Как рассказал краевед, лектор музея «Детская картинная галерея» Александр Житков, благотворительность в Российской империи начала развиваться со времен Екатерины II.

По словам специалиста, в царской России были распространены эндаумент-фонды (целевые). Самара рубежа XIX-XX веков не была исключением.

— Купец жаловал деньги в фонд. Сами пожертвования из фонда не расходовались, а на благие цели направлялись проценты от такого вклада. К банку, который управлял фондом, купцы, как правило, относились очень трепетно: была негласная установка не использовать этот банк в рискованных операциях. Добавить можно, взять деньги из фонда было нельзя. И добавляли постоянно. Спустя годы фонды разрастались, и выплаты процентов были значительными, — рассказал Житков.

За счет средств подобного фонда была построена, например, Константиновская богадельня. Сейчас в этом здании на улице Спортивной, 11 расположен один из корпусов Самарского государственного колледжа. Основную часть средств в фонд вложил купец Иван Константинов, велики были пожертвования на это заведение и Антона Шихобалова.

Много для Самары в плане благотворительности сделал и Альфред фон Вакано.

— Часто вспоминают его полукоммерческие проекты, как бы сейчас сказали, благотворительные инвестиции. Но у него были траты, которые ему ничего, кроме славы, не принесли. На Рождество он обязательно устраивал елку с богатыми подарками для работников. Благоустройство Театральной площади и театрального холма, Пушкинского сквера, устройство спуска к Волге — тоже заслуга фон Вакано. Купцы Соколовы в 1904 году на открытие и содержание богадельни направили огромные по тем временам деньги — 500 тысяч рублей. Шихобалов за жизнь потратил на благие дела около полутора миллионов рублей, — рассказал краевед. —

Собственно меценатом в строгом смысле слова — покровителем людей искусства и культуры — в Самаре фактически был единственный человек, Петр Субботин. Он содержал Ивана Липаева, давал ему денег на учебу в Московской консерватории. Узнал о нем Субботин, потому что содержал хор в одном из соборов. Липатов впоследствии стал музыкантом, дирижером, заслуженным артистом РСФСР, — рассказал Александр Житков.

Благотворителями в царской Самаре были не только купцы.

— В этом участвовали широкие слои населения. Купцы просто были более заметны. Но этим занимались немного в другой форме и дворяне, и чиновники, например губернатор и его жена. Купцы чаще всего благотворителями выступали при постройке церквей, любили участвовать в оснащении и отстройке сиротских домов, богаделен, всего, что связано с призрением и приютом. Дворяне больше попечительствовали о своих же дворянах, участвовали в сборах денег на околовоенные дела, поддерживали стипендиями учащихся военных учебных заведений, — рассказал эксперт.

Благотворительность, как отмечает Житков, была, как правило, личная. Фирмы не вкладывали деньги, жертвовали люди. Поэтому мы знаем, как правило, благотворителей по именам, но не знаем их фирм. 

Показать ещё

По теме

Добавить комментарий

Комментарий появится после модерации.

Газета

Приложение